ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет, – вздохнул герцог, – ты всегда плохо разгадывал шарады, Том. Прошу тебя, забудь, что видел меня. Вернувшись в Лондон, я обязательно навещу тебя. И ты расскажешь мне все о Шотландии.

– А ты мне о той ее части, которую я пропустил. – Сэр Томас поднял бокал и снова подмигнул другу. – Гретна-Грин. Позволь сказать тебе, Мит-Вильерс, что теперь никто никогда не назовет тебя занудой. Год или два ты будешь у всех на устах. Иди же и наслаждайся своей маленькой леди. Кстати, я восхищен твоим выбором. Она очень изящна и мила. Герцог поднялся.

– Спокойной ночи, Том. Я хотел бы, чтобы моя… гм, я бы хотел, чтобы мисс… чтобы она не знала, что здесь есть кто-то из моих знакомых. Ее это очень расстроит. Его друг снова подмигнул.

– Если мы встретимся за завтраком, я сделаю вид, будто вижу тебя впервые, Пол. Полагаю, вы зарегистрировались здесь как мистер и миссис Вильерс?

– Да. – Митфорд смутился.

– Пол, – торжественно начал сэр Томас, поднося бокал к губам. – Добро пожаловать в настоящий мир. Иди же! Не стесняйся оставить меня и позволить мне наслаждаться ужином в одиночестве. Не беспокойся и о том, что у моего экипажа сегодня сломалась ось и мне придется провести в этой забытой Богом гостинице еще две недели. Ступай. Миссис Вильерс ждет тебя.

Герцог Митфорд ушел.

Однако когда он проходил через бар, его окликнул хозяин гостиницы и спросил, интересовался ли он сине-желтым экипажем.

– Да, – ответил герцог, подходя к стойке. – Тот господин, – хозяин гостиницы кивнул в сторону дородного фермера, опустошавшего большую кружку эля, – говорит, что темноволосый джентльмен потерял сегодня утром колесо, когда столкнулся со стадом коров, переходящим дорогу.

– А куда он направился?

Хозяин указал на восток.

– Вероятно, к барону, – предположил он. – Там собираются сегодня все скряги. О, простите меня, сэр. – К барону? – Герцог вопросительно поднял брови. – Лорд Парли, сэр. Его имение Дирвью-Парк в семи

Милях отсюда. Там всегда полно гостей, сэр.

– Спасибо. – Герцог вложил в руку хозяина гостиницы монету.

Джозефина аккуратно повесила позаимствованное платье на спинку стула. Оно сойдет еще и на завтра. Джозефина умылась и расчесала волосы. Торопиться ей незачем, потому что мистер Вильерс вряд ли скоро вернется.

Нужно быстро и хорошо все обдумать. Завтра мистер Вильерс собирается отвезти ее домой. Днем Джозефина убедилась, заметив решительное выражение его лица, что он непременно так и поступит.

Мужчины! Все они одинаковы. Непреклонны и консервативны, когда речь идет о том, что они считают необходимым для благополучия женщины. Никогда не думают, что следует посоветоваться с ней и узнать ее желания. О нет, они просто пришли к определенному выводу, и все тут. Словно женщины все равно что дети или умалишенные.

Мистер Вильерс такой же, как все. Хотя он и не пугает женщин исполинским ростом и неуклюжестью, а напротив, очень мил, у него приятные манеры, красивый рот, мягкие непослушные кудри, тем не менее, мистер Вильерс все-таки джентльмен до мозга костей. А значит, угнетатель женщин.

Он убежден, будто знает, что хорошо для женщины, и навязывает ей свою волю.

Джозефина швырнула расческу в сумку, проведя ею по волосам лишь двадцать раз. Бетти всегда говорила, что это нужно делать минимум пятьдесят, но кому охота расчесывать волосы полночи? Джозефина чувствовала себя ужасно оскорбленной.

И немного виноватой. Все же мистер Вильерс потратил два дня, чтобы удовлетворить ее желания, и собирается потратить еще два, намереваясь доставить ее домой, где его, без сомнения, убьет папа и отчитает дедушка,

Джозефина зевнула. Если они поедут домой, она никогда не увидит снова свои драгоценности, а этот подлец останется безнаказанным. Ну уж нет, так дело не пойдет.

Джозефина снова сладко зевнула. Пора ложиться спать. Выбора у нее нет. Она подумает обо всем завтра утром. Ее дух еще не сломлен, несмотря на все сегодняшние огорчения.

Но, устроившись на кровати и уставившись в потолок, Джозефина так и не заснула. Где же мистер Вильерс намерен спать? Вероятно, снова на полу, если не помнит, как удачно закончился их эксперимент прошлой ночью.

«Он не должен спать на полу, – подумала Джозефина, искренне раскаиваясь во всех дурных мыслях, которые посетили ее за последние полчаса. – Это мне следует терпеть неудобства, а не ему. И если уж я все равно проведу бессонную ночь, тогда уж лучше сама лягу на пол, а мистер Вильерс насладится сном на мягкой кровати».

Пять минут спустя Джозефина уже лежала возле кровати, постелив на пол пальто, положив под голову подушку и накрывшись одеялом. Ее ложе никто не назвал бы удобным. Но она не выскажет ни одной жалобы, а когда вернется мистер Вильерс, притворится спящей и будет тихо лежать всю ночь.

Через несколько минут импровизированная постель уже не казалась такой неудобной. Утомленная Джозефина повернулась на бок и свернулась калачиком под одеялом.

И вот она снова маленькая непослушная девчонка, которая спряталась в длинном шкафу в классной комнате. А папа нашел ее, но не отругал, а лишь с облегчением вздохнул, увидев ее целую и невредимую. Джозефина рассказала ему, что разбила бесценную вазу в гостиной, но папа не бранит, не шлепает ее, а подкидывает на руках вверх, называет коротышкой и говорит, что она для него дороже любой вазы.

Джозефине захотелось плакать, потому что папа всегда так любил ее, хотя она часто поступала бездумно и не отличалась послушанием. Джозефина проснулась в надежных руках Пола и обняла его за шею, когда он опустил ее на кровать.

– Пол, – пробормотала она. – Мне там было вполне удобно. Я не хочу, чтобы ты спал там. Ложись на кровать.

Лицо Пола было совсем близко, и он все еще не выпускал ее из рук.

– Ш-ш, – прошептал он мягко. – Засыпайте. – Не спите на полу. Я чувствую себя виноватой. Спите на кровати, Пол. Здесь много места. Серые глаза Митфорда улыбались.

– Засыпайте и не беспокойтесь обо мне. – Он наклонился и поцеловал Джозефину в лоб.

Выпустив его из объятий, она смежила веки, свернулась калачиком на своей стороне кровати, а Пол накрыл ее одеялом. Это был мистер Вильерс, а не папа. А она назвала его Пол. О Боже! Он отнес ее на кровать, укутал одеялом и поцеловал в лоб.

Джозефина осознавала грань между сном и реальностью, однако решила не позволить реальности возобладать над грезами. Ровно дыша, она прислушивалась к тому, как мистер Вильерс ходит тихо по комнате, готовясь ко сну.

Нет, нельзя просыпаться! Если спишь, можно спокойно наслаждаться тем, что ты с ним, а не с Хеннесси.

Глава 8

Герцог Митфорд проснулся. Всю ночь во сне он мучительно раздумывал, как поступить. Но, проснувшись, не вспомнил ни одного варианта. Ужасно болела голова.

Джозефина Мидлтон сидела возле него на коленях. Великолепные волосы обрамляли ее лицо, ниспадали на плечи и грудь. Вся сияя, она что-то говорила.

– …глупыш. На кровати хватило бы места нам обоим.

– Спасибо, мадемуазель, но мне было вполне удобно и здесь. «Ну, почему, – спросил себя герцог, – когда после бессонной ночи тебе хочется подольше понежиться в постели, обязательно кто-нибудь разбудит тебя?»

– У меня появилась замечательная идея, – начала Джозефина. – Не понимаю, почему никому из нас она не пришла в голову вчера.

Митфорд закрыл глаза, сделав вид, что спит. – Мистер Портерхаус затерялся где-то между этой и следующей гостиницами. Не так ли?

– Верно, – пробормотал Митфорд.

– Он же не мог испариться?

– Да. – Герцог не желал стряхивать с себя сон.

– Известно, что мистер Портерхаус не повернул обратно, иначе мы встретили бы его. Верно?

– Конечно.

– Значит, он повернул на другую дорогу, – заключила Джозефина. – Вполне возможно.

– Тогда все просто. Нам нужно только осмотреть все ответвления дорог между гостиницами. Мы будем поворачивать во всех направлениях, пока не встретим того, кто сможет ответить на наши вопросы. Да и самим нам придется смотреть в оба.

18
{"b":"5436","o":1}