ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Убийство в переулке Альфонса Фосса
Смотрящая со стороны
Эффект Марко
Дмитрий Донской. Империя Русь
Детский мир
Мата Хари. Раздеться, чтобы выжить
Создавая инновации. Креативные методы от Netflix, Amazon и Google
Суперпотребители. Кто это и почему они так важны для вашего бизнеса
Майя

– Вы поступили очень коварно, договорившись о том, чтобы я пошла завтра за покупками, когда вы поедете за мистером Портерхаусом, – начала Джозефина. Герцог видел, что она стоит посреди комнаты, возле кровати. – Вы же знаете, как я хочу отправиться с вами.

– А вы знаете, как я не хочу этого.

– Но вы ведь мне не отец и не брат.

– Нет, но я стал вашим мужем на несколько дней, не так ли?

– Как глупо! И на какие деньги я буду делать покупки? У меня в кошельке нет ни одного пенса.

– Я выпишу вам чек.

– Но мне не нужны новые платья. – Джозефина приподняла подол сорочки и сделала шаг к кровати. – И папа уже дал мне деньги на булавки вперед на следующий месяц. И Сьюзи отдала мне свои, сказав, что они ей не нужны. Но я, конечно же, верну ей их. Мне понадобится год или даже больше, чтобы расплатиться с вами, сэр.

– Если вы собираетесь и дальше притворяться моей женой, вам придется притворяться во всем. Я оплачу ваши счета. Будет очень странным, если я не сделаю этого.

– Легко говорить о притворстве, но деньги вполне реальная вещь. Может, у вас их не так уж много. И к тому времени, когда мы найдем мои драгоценности и вы доставите меня домой, ваш карман совсем опустеет. – Джозефина села на край кровати с несчастным выражением лица.

– Мой карман не опустеет, – заверил девушку герцог, поворачиваясь к ней. – И вам необходимы новые платья. Не хочу, чтобы люди говорили, что я не одеваю свою жену.

– О Господи, как же вы добры! Но оставим эти несчастные покупки. Мне, право, очень не хочется, чтобы вы встретились с мистером Портерхаусом наедине. А вдруг вы пострадаете? Я никогда не прощу себе этого. А если он убьет вас?

Улыбнувшись, герцог Митфорд приблизился к Джозефине.

– Тогда я умру за правое дело, и вы будете скорбеть по мне и рассказывать детям о храбром джентльмене, который отдал свою жизнь, спасая ваши драгоценности.

– О! – Вскочив, Джозефина наступила на подол сорочки и упала в объятия герцога. – Я не хочу, чтобы вы умирали. И прошу у вас прощения.

– Не хотите? И просите прощения? – Ночная сорочка надежно скрывала прелести Джозефины, но только от глаз. Однако герцог, всем телом ощущая их прикосновение, едва сдерживал желание.

Он глупо улыбался, не зная, что сделать и что сказать. Может, попросить Джозефину отойти или самому отстранить ее? Но и то и другое казалось грубым.

– Я не хочу, чтобы вы пострадали. – Джозефина невольно обняла его за плечи. – Во всяком случае, из-за меня. И тем более из-за моих драгоценностей. В конце концов, это просто старые камешки. Забудем о них. Научимся жить без них. Только берегите себя.

– Постараюсь. – Руки герцога Митфорда лежали на талии Джозефины, чуть касаясь груди. Его бросило в жар и охватило непреодолимое желание наклонить голову и поцеловать ее в шею.

– Я способен постоять за себя, мадемуазель, уверяю вас.

Митфорд провел по ее спине, затем ниже, прижимая к себе все сильнее.

– Обещаете? – Пальчики Джозефины приятно теребили ему волосы. Она обхватила его голову и посмотрела прямо в глаза. В ее огромных глазах Митфорд увидел тоску и тревогу.

– Обещайте, что будете беречь себя. Обещайте забыть о моих драгоценностях и о мистере Портерхаусе,

Пол забыл, что он герцог Митфорд. Забыл о своем образцовом воспитании, о годах учения и дисциплины, благодаря которым твердо усвоил правила приличия и обрел чувство ответственности. Пол забыл, что его опыт общения с женщинами сводился всего к одному роману, да и то с вдовой. Что уж там говорить о незамужних барышнях!

Митфорд забыл, что еще неделю назад сама мысль о том, что он окажется в спальне наедине с такой молодой барышней, повергла бы его в состояние шока. Пол и представить себе тогда не мог, что будет вот так стоять, прижимая к себе нежное, теплое женское тело, а его и Джозефину будут разделять лишь тонкая ткань ночной сорочки да его халат.

Герцог Митфорд забыл обо всем, кроме доселе спавшего желания обладать податливым, благоуханным женским телом. Он наклонил голову и поцеловал Джозефину.

Герцогу понравился вкус ее губ. Слегка коснувшись их, он испытал неодолимую потребность близости и осторожно раздвинул ей губы языком.

Язык Джозефины напомнил герцогу вкус сладкого вина, выпитого им за ужином. Держа в руках это хрупкое создание, Митфорд ощутил себя огромным, сильным мужчиной, способным защитить такого маленького эльфа.

Митфорд все чаще мысленно обращался к широкой мягкой кровати, стоявшей за спиной Джозефины.

Жар ее тела, то, как она прильнула к нему и ответила на его поцелуй, убеждали герцога, что и девушка думает о том же. Доступная. Желанная. Его невеста. Его невеста? Боже правый!

И вдруг герцог Митфорд осознал, что сердце не единственный жизненно важный орган. Есть еще и голова. Где-то в потаенных закоулках его мозга сохранились крупицы здравого смысла и остатки чувства реальности.

Господи, что с ним случилось? Неужели он, скучный и правильный, находится сейчас в спальне, наедине с незамужней барышней, которая, прижавшись к нему всем телом, ворошит его волосы и страстно отвечает на поцелуй? Да возможно ли это? Возможно,

Что же он скажет Джозефине, когда между ними снова образуется должное расстояние? Не зная, как ответить на собственный вопрос, Митфорд не разжимал объятий.

– Знаете, нам, пожалуй, не стоит этого делать, – наконец произнес герцог Митфорд, – поскольку в комнате нет Хеннесси и незачем никого убеждать в нашей неземной любви. Боюсь, наша ложь потихоньку входит в привычку.

– Вы правы, – согласилась удивленная Джозефина. – Прошу прощения, сэр. Мне стало не по себе при мысли, что вы можете пострадать по моей вине. Если бы я была не столь наивна и не поверила в доброту мистера Портерхауса только потому, что он говорил нежные слова и бросал на меня серьезные искренние взгляды, я не уехала бы с ним, и с драгоценностями ничего не случилось бы. Но с другой стороны, если бы я осталась, мне пришлось бы выслушать и, конечно, принять предложение герцога Митфорда. Ведь у меня нет особой причины для отказа, и я не посмела бы огорчить папу и дедушку. Хотя, полагаю, я огорчила их куда больше тем, что исчезла в неизвестном направлении, написав, что отправляюсь к тетушке Уинифред. Щёки Джозефины пылали, дыхание было прерывистым,

Герцог Митфорд сложил руки за спиной.

– Уже поздно. Время спать. – Горько пожалев о сказанном, Митфорд продолжил:

– Я лягу на полу.

– Но зачем вам это делать? Право, не стоит. Кровать очень широкая. А если кто-то и должен спать на полу, так это я. Это самое малое, что я могу для вас сделать, дабы воздать вам за вашу доброту.

Этой ночью пол оказался гораздо удобнее, чем в две предыдущие. Отчасти потому, что был покрыт ковром, отчасти же потому, что герцог начал привыкать к подобным неудобствам.

Кроме того, Митфорд предпочел бы сейчас кровать из гвоздей той, на которой спала маленькая барышня, ибо ее близость будила в нем волнующие, доселе неведомые чувства.

Глава 10

У местной портнихи Джозефину не ждали длинные ряды вешалок с красивыми модными платьями. Точнее, там вообще не было дорогой, сшитой по последней моде одежды. Джозефина купила себе два платья: одно шерстяное, на каждый день, другое, шелковое, на вечер. Но оба нужно было укоротить.

Однако простота туалетов, за которые без конца извинялась миссис Хеннесси, во многом успокоила Джозефину. Она чувствовала бы себя ужасно виноватой, отсылая счета за красивые наряды мистеру Вильерсу.

Но растраты на этом, конечно же, не закончились. Миссис Хеннесси с жадным интересом рассматривала нижнее белье и ночные сорочки, а Каролина вертела в руках ленточки, кружева и веера. Джозефина между тем печально смотрела в окно на улицу.

Он, наверное, уже у лорда Парли. Должно быть, уже встретился с мистером Портерхаусом и, взяв его за воротник пальто, требует ее драгоценности.

И возможно, в этот самый момент бьет мистера Портерхауса своими мощными кулаками.

23
{"b":"5436","o":1}