ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Каменная подстилка (сборник)
Сестры из Версаля. Любовницы короля
Люди в белых хламидах
Группа крови
Неделя на Манхэттене
Опальный адмирал
Апельсинки. Честная история одного взросления
Смотрящая со стороны
Радость малого. Как избавиться от хлама, привести себя в порядок и начать жить

– Но, Джо, – возмутилась Сьюзен, – почему ты так говоришь о нем? Ведь ты совсем не знаешь его. А вдруг окажется, что он именно тот, о ком ты мечтаешь? Не разумнее ли посмотреть на него, а потом уже высказывать свое мнение? Августа оживилась:

– Если ты так не хочешь выходить за него замуж, Джо, я готова выручить тебя и выйти за него сама, разумеется, если он подождет два года. Бартоломью расхохотался.

– Ах, извините, ваша светлость, – сказал он, подражая светской манере отца, – но Джозефина не выйдет за вас замуж потому, что вы напыщенный и лицемерный ханжа. Вы не возражаете, если вместо нее мы предложим вам Августу? Ей четырнадцать, но если вы подождете два года, мы с радостью отдадим ее вам в жены.

Пенелопа бросила недовольный взгляд на Августу. – Должна сказать, Барт, что очень жестоко с твоей стороны так шутить надо мной, – сказала глубоко оскорбленная Джозефина, – и очень глупо с твоей стороны, Гасси, нести подобный вздор, когда я в беде. И тебе, Пенни, незачем смотреть на меня с таким неодобрением.

– Джо, прежде всего, – нравоучительно начала Пенелопа, – ты должна немедленно признаться папе, что не хочешь выходить за этого герцога. Возможно, он еще успеет предупредить герцога, чтобы тот не покидал свое поместье. Тогда обида не будет нанесена. Уверена, папа снисходительно отнесется к тому, что ты решила остаться старой девой.

– Я не желаю быть старой девой, – рассердилась Джозефина, – но не хочу быть и герцогиней. Но как я скажу об этом папе и дедушке? Они оба так рады за меня. Я не могу разочаровать их.

– У тебя есть очень простой выбор, Джо. – Бартоломью потянулся. – Либо ты разочаруешь папу и дедушку, либо станешь герцогиней Митленд.

– Митфорд, – поправила его Джозефина. – Герцогиня Митфорд. О Господи, прости меня! Я не могу этого сделать. Я скорее умру.

Еще большее волнение охватило Джозефину, когда она поговорила с мистером Портерхаусом в доме Уинтропов. Сей джентльмен, дальний родственник Уинтропов, в основном жил в столице и был настоящий лондонский денди. Сестрам он казался человеком из другого мира. К тому же он был самым красивым джентльменом, когда-либо ступавшим на землю этого графства. Высокий, темноволосый, остроумный – словом, превосходный идеал сильной половины человечества.

С первого же дня своего приезда мистер Портерхаус стал оказывать Джозефине всевозможные знаки внимания – садился рядом с ней, когда все собирались в гостиной, переворачивал нотные страницы, когда она играла на спинете, брал ее под руку во время прогулок. Сьюзен относилась к этому весьма неодобрительно.

– Он мне не нравится, Джо, – говорила она сестре. – Я не доверяю джентльмену, который так часто улыбается. Будь осторожна.

Но Джозефина только смеялась.

– А мне он нравится, – возражала она. – Но не опасайся того, что он станет твоим зятем, Сьюзи. Он не привлекает меня. Рядом с ним я чувствую себя настоящим ребенком. Я ведь ему даже до плеча не достаю. – Ну он же не может изменить свой рост. –А я-свой. И он и я такие, какие есть. И я не чувствую к нему никакой симпатии.

– Рада, что это так, – вздыхала с облегчением Сьюзен. – Ты очень часто поступаешь необдуманно, и боюсь, как бы ты не стала жертвой его чар. Ведь он явно ухаживает за тобой.

– Ему скорее нужно приданое Джо, – утверждал Барт, – это ясно как Божий день. Зачем Портерхаусу торчать в провинции, если не для того, чтобы найти невинную богатую невесту.

Кипя от возмущения, Джозефина с достоинством отвечала:

– Возможно, он приезжает навестить своих кузенов. Мистер Портерхаус нравился Джозефине, но не был предметом ее грез. Он очень часто улыбался, был добр и внимателен и к тому же знал герцога Митфорда.

* * *

Пенелопа упомянула имя герцога в начале вечера. – Так, значит, вы выходите замуж за Митфорда, – сказал мистер Портерхаус, когда позже они беседовали наедине. – Мадемуазель, я ранен в самое сердце.

– Не говорите глупостей! – бросила Джозефина. – Да, вероятно, я выйду за него замуж. Но Пенни не следовало сообщать об этом, поскольку он еще не сделал мне предложение.

– Кажется, вы недовольны, мадемуазель! Вы знаете его?

– Нет, не знаю, как, впрочем, и мой дедушка, и мой отец, да и вообще никто из нас. Но он, должно быть, очень завидная партия, ведь Митфорд – герцог, и к тому же наши дедушки знают друг друга почти всю жизнь. Мистер Портерхаус вздохнул.

– Вы знакомы с ним? – как бы невзначай поинтересовалась Джозефина.

– Да.

Сказать больше он не пожелал, но Джозефина, общаясь со своим братом, научилась лестью выманивать нужные ей сведения.

– Он чрезвычайно красив, – наконец-то сдался мистер Портерхаус. – Светлые волосы, голубые глаза. Настоящий греческий бог.

Джозефина жадно ловила каждое слово. – А он высокий?

Мистер Портерхаус смерил взглядом миниатюрную Джозефину.

– Приблизительно моего роста, или даже повыше. Думаю, Митфорд осознает, как он красив. Этот человек пользуется большой благосклонностью у женщин.

– Конечно, ведь Митфорд весьма богат, не так ли?

– Да, и безрассудно транжирит деньги. – Немного поколебавшись, мистер Портерхаус добавил:

– В основном на женщин. – И вдруг он взял Джозефину за руку. – Мне так жаль вас. Вам придется всю жизнь нести тяжкий крест. Но что я такое говорю?! – Портерхаус нежно посмотрел в

Ее огромные глаза и улыбнулся. – Митфорд, конечно же, еще не был женат. Женившись на вас, он, разумеется, изменится. – Подбадривающе пожав Джозефине руку, Портерхаус отпустил ее.

В это мгновение Джозефину позвали играть с Августой и Генриеттой Уинтроп.

Через несколько дней Джозефина не без помощи доброго и сострадательно мистера Портерхауса пришла к выводу, что есть только один способ решить ее проблему. Сказать отцу и деду о своем нежелании выйти замуж за ужасного герцога Митфорда она, естественно, не могла; Барт, как старший брат, совершенно не подходил для этой цели, а сестры были еще слишком молоды. Только один человек способен помочь ей.

Тетушка Уинифред жила в двадцати пяти милях от них и точно знала, как лучше отказать герцогу. Она ведь когда-то отказала дедушке и сама выбрала себе мужа. Медлить было нельзя. Герцог Митфорд мог приехать в любой день, и тогда Джозефина уже никогда не сможет сбежать.

Мистер Портерхаус, проявив любезность, предложил проводить ее до дома тетушки. Принять его предложение было не совсем прилично, хотя путешествие в его экипаже заняло бы всего один день. С другой стороны, слишком малодушно убежать из дома, где ее окружало всеобщее обожание. Поразмыслив, она поблагодарила мистера Портерхауса, но отмахнулась от его предложения, сославшись на то, что не хочет причинять ему неудобства. Охваченная полным смятением, Джозефина решилась на побег в тот день, когда прибыл слуга герцога и целая гора его саквояжей.

Роскошно одетый слуга имел такой важный вид, что все приняли его за герцога, и началась ужасная паника. Но вскоре выяснилось, что это ошибка, а сам герцог прибудет лишь через два дня. Все вздохнули с облегчением.

Все, кроме Джозефины. Боже милостивый, если так выглядит и так держится слуга герцога и все эти саквояжи постоянно сопровождают в путешествиях его хозяина, чего же ожидать от самого Митфорда?

Нервы Джоефины окончательно сдали за день до приезда герцога, после визита молодых Уинтропов, когда она всего десять минут провела наедине с мистером Портерхаусом. После ленча, когда все занялись своими делами, Джозефина незаметно выскользнула из дома, заранее договорившись с мистером Портерхаусом о встрече. Она оставила две записки. В первой сообщала родителям, что отправилась завтракать к Уинтропам. А вторую, где написала, что уехала к тетушке Уинифред, наказала передать через день.

К несчастью, экипаж мистера Портерхауса сломался в десяти милях от тетушкиного дома. Мистер Портерхаус весьма пространно объяснил – что-то случилось с осью, и принес тысячу извинений, устроив Джозефину в гостинице «Якорь и корона» на Большой северной дороге.

3
{"b":"5436","o":1}