ЛитМир - Электронная Библиотека

– И последнее, товарищи. – Вскинув голову, произнёс он и умолк. Министры, ожидая чего-то очередного неприятного, опустили глаза. – Даже не знаю, как это и назвать… – Переводя взгляд с одного на другого, задумчиво продолжил премьер. – В общем, мне накануне передали один документ, присутствующий здесь министр культуры в курсе. – Все с интересом повернули головы в сторону министра культуры.

Министр согласно кивнул головой премьеру, да-да, мол, в курсе. – Из его ведомства бумага… мне пришла… нам… Ну, если коротко. Какой-то австралийский бизнесмен, по-видимому, олигарх, судя по сумме, так сказать инвестиций… Цифра на ваших мониторах, коллеги, можете оценить. Она в австралийских долларах, не пугайтесь, тем не менее… – Министры, а также и аккредитованные спецкоры со своими объективами, дёрнулись объективами и глазами на экраны ближайших министерских мониторов. Там проявилась цифра с восемью нолями. По рядам волной прошелестел возглас удивления, ого! ух, ты! Кто-то из министров осторожно озвучил: «А за что это… нам?» Премьер коротко хмыкнул, поменял позу в кресле, ответил:

– В том-то и вопрос, товарищи, что не нам, хотя и нам тоже, а музыкантам.

– Оркестру Гергиева, опять что ли или Башмету… – Догадываясь, уточнил министр транспорта.

– Нет. Если бы Гергиеву или оркестру Башмета!! Нет. – Сохранял интригу премьер-министр.

– Тогда кому, Дмитрий Анатольевич, кому? – нетерпеливо поинтересовалась министр здравоохранения РФ.

– Это получается… пятьдесят пять миллионов, триста девяносто две тысячи двести пятьдесят четыре доллара, тридцать австралийских центов, господа. – Глядя в свой планшет, озвучил сумму министр финансов Силуанов. – По сегодняшнему курсу. А в рублях это будет…

– Спасибо, Антон Германович, не нужно нас впечатлять, мы и так впечатлены…

– Дмитрий Анатольевич, кому, кому, а? – нетерпеливо повторила вопрос министр здравоохранения РФ.

– А вот пусть нам, присутствующий здесь министр культуры и ответит. Пожалуйста, Владимир Ростиславович.

Министр культуры поднялся. Прямой, стройный, молодой, интеллигентный, в очках. Премьер-министр – больше для прессы – махнул рукой.

– Мы демократично, можно с места. Мы вас слушаем.

Взоры всех присутствующих, и объективы вопросительно остановились на министре Мединском. Лицо, причёска, костюм с галстуком, очки в модной оправе, всё продуманно, по-деловому, вместе с тем – не лишено лоска и изящества.

«Классная картинка, отметили телевизионщики, держим кадр, записываем. Если будет «прокол», потом вырежем».

– В общем, докладываю, Дмитрий Анатольевич, мы ещё толком не разобрались. – Бодро начал Владимир Ростиславович. – Такое у нас впервые. Прецедентов не было. Я поручил этот документ Маниловой Анне Юрьевне…

Премьер удивлённо вскинул брови.

– Так она же у вас, если мне память не изменяет, координирует… – На премьерском мониторе мгновенно возникла подсказка. Премьер её озвучил. – Эээ… работу Федерального агентства по туризму.

– Да, – подхватил министр культуры, – и международные связи. Но в основном этим будет заниматься мой заместитель, Иван Иванович Давыдов.

– Ага! – Удовлетворённо кивнул головой премьер-министр. – Понятно. Хороший выбор.

– Так в чём всё-таки дело, скажите нам, пожалуйста, Дмитрий Анатольевич, не томите, мы не понимаем! – Не выдержал министр экономразвития. Тоже молодой, аккуратно подстриженный, но уже седой.

– Хорошо, я скажу, Андрей Рэмович. – Вздохнув, кивнул головой председатель кабмина и перевёл взгляд на министра культуры. – Спасибо, Владимир Ростиславович. – Поблагодарил Мединского. – Держите меня в курсе. Кстати, кто такой этот австралиец, и откуда у него такие деньги, я уже поручил нашим компетентным органам выяснить, они уже занимаются. Установим. – Оглядел присутствующих, продолжил: – Так вот, товарищи, один какой-то бизнесмен, очень, видимо, богатый бизнесмен, австралиец, прислал… не знаю как это и назвать… В общем объявил конкурс джазовых оркестров России от своего имени. – У присутствующих лица мгновенно изменились от безмерно уставших, в сторону высокого удивления и восторга. – Да-да, товарищи, естественно, с премией организаторам, но, не более – не более, подчёркиваю! – десяти процентов подтверждённых соответствующими документами правительства России.

– А налоги? – Министр экономики заинтересованно склонил голову. – Их же нужно сминусовать, и прочие накладные. – Встретив укоризненный взгляд премьера, поспешил извиниться. – Извините, Дмитрий Анатольевич, перебил.

Премьер-министр на извинение кивнул головой, видимо принял, но с саркастической полуулыбкой ответил.

– Спасибо за вопрос, Андрей Рэмович, австралийцем и это предусмотрено. Представляете? У него, как я понимаю, хорошие консультанты. Информирую. Всех информирую! – ДАМ внимательно оглядел присутствующих, сообщил. – Налог уже инициатором оплачен. Уже! Я проверял. Сразу и в полном объёме. Вот документ подтверждающий поступление. – Премьер-министр продемонстрировал листок официального документа. Министры продолжали удивлённо смотреть… – И с последующим, – премьер-министр, выдержав театральную паузу, продолжил, – двухгодичным турне первых двух победителей по Австралии, Европе, Америке, и остальным странам. Общую сумму финансирования вы видели. В неё всё туда входит. Сумма впечатляет, да? Впечатляет.

– У меня возражение. – Подняв руку, решительно замечает министр экономразвития Белоусов Андрей Рэмович, – Давыдов не справится.

– Почему? – живо интересуется премьер-министр.

– Сумма большая. – Отвечает министр. – Опыта не хватит.

– Хватит, хватит. – Перехватывает ответ министр Мединский. – Специалистов в нашем министерстве достаточно. Поможем. Не сомневайтесь, Дмитрий Анатольевич.

3

Раньше, давно-давно, в Древней Руси, – историки помнят, – все новости только сорока на хвосте разносила или почтовики на сменных лошадях. В снежную пургу ли, жару ли, дождь или холод – без разницы. Доставляли. Сейчас другой век, другие скорости, не считая разных «Мегафонов», «Билайнов» и прочих мобильных провайдеров. И «Твиттеры» тебе, пожалуйста, не выходя из дома, и «ВКонтакте», и «Фэйсбук», теленовости на канале «Россия24», и просто «Yandex» или, например, тот же «Mail.ru» – всё быстро и мгновенно… При условии, что новостями интересуешься. При условии! А вот музыканты коллектива «Вдохновение» новостями не интересовались. Ни вообще, ни в частности. Не по профилю потому что. Зато из планшетников и айпадов не вылезали некоторые фанатки любимого коллектива. Они и принесли новость.

– Ура, ура, ура!! – врываясь в комнату, прерывая тем самым запрет на посторонние звуки на репетиции, вскричали сразу три фанатки. Музыканты только-только приступили к отработке вступления «She's Funny That Way» из репертуара Френка Синатра, в переложении ТТ. Для сыгранности. Сейчас, на взгляд руководителя оркестра, это место «не идёт». Вернее, идёт, но не так, как должно бы. Как раз там, где на общем гармоничном мажорном мягком фоне оркестра, перед первой цифрой, волной, четыре такта, чётко солирует труба Стаса. Энергично, порой тридцатьвторыми, порой восьмыми нотками, без сурдины. Легко, чисто. Как некая приливная волна чувств… Дальше, из-за такта, по партитуре, должен вступать Валька Козлов. Правильнее Вилли. Он петь должен, и на бас-гитаре, естественно. Потому что английский язык знает, и голос у него подходит. Правда не такой чистый как у Фрэнка, чуть с хрипотцой. Но Вилли подстроил голос под баритон… звучит почти, и похож. А если закрыть глаза, и слушать исполнение, – вообще порой не отличить. Даже мурашки… Вилли и списал текст с

I'm not much to look at, I'm nothing to see
I'm just glad I'm living, lucky to be
I've got a woman who's crazy 'bout me
She's funny that way
I can't save a dollar, I ain't worth a cent
She doesn't holler, she'd live in a tent
I've got a woman, crazy 'bout me
She's funny that way
3
{"b":"543665","o":1}