ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Пандарены, — повторил Малфурион.

Капитан понуро кивнул.

— Что? Я не понимаю, — подала голос Алекстраза.

— В Грим-Батоле никто не мог знать о пандаренах, — объяснил Малфурион.

— Да, — понуро ответил капитан, — леди Джайна собиралась узнать, откуда ему известно про пандаренов, ну и развязать заодно.

— А вы? Что делали вы?

— Мы ждали. Неподалеку. Пока он пел во всю глотку… «Я верный слуга! Смертокрыл спасет меня!»

Это имя повисло в воздухе, как густой полуденный зной. От имени веяло обреченностью и разрушениями.

Аспект Магии с опаской оглянулся на Нелтариона. Это и было его именем, понял Нелтарион, тем, которое не могла произнести теперь Алекстраза. Имя, которое он выбрал после Войны Древних под воздействием Зова.

— А потом? — хрипло спросил Малфрурион. — Что произошло, когда она развязала его?

— А потом появилась хроматическая гвардия Аспекта Земли. Мы… испугались. Решили, они действительно пришли за ним. И мы…

— И вы задействовали камни, — закончил за него Малфурион. — Там же? Вы не добрались до вершины?

— Нет.

Малфурион вдохнул, выдохнул и тут же одним резким движением смел со стола карты, свитки и донесения.

— Возможно… — нарушила молчание Алекстраза.

— Нет, — отрезал Малфурион, глядя в пространство. — Тварь не могла не почувствовать телепортацию этих идиотов. Свободны.

Солдаты покинули шатер.

— Пора, — сказал консорт Королевы. — Не хотелось, конечно, ввязываться в бой с хроматическими драконами…

— Я остановлю их.

Алекстраза вздрогнула. Малфурион переменился в лице. С восторгом учителя, чей ученик преодолел невозможное, Хейдив глядел, как тяжело ему даются первые слова.

Нелтарион поднялся на ноги. Удалось даже не поморщиться.

— Ты ранен, — тихо сказала Алекстраза.

— Рана не смертельна, — отозвался Малфурион. — Хейдив-Ли сотворил чудо.

Лучше бы пандарен этого не делал, читалось в его взгляде.

— Думаю, нужно предупредить красных драконов, — консорт Королевы поклонился супруге. — Не задерживайся, Нелтарион, — с этими словами Кориалстраз вышел.

— Настоящим чудом будет ваш полет, Аспект Земли, — прошептал Хейдив. — Вашим ранам нужен покой.

Но он не переубеждал его, как лекарь, он всего лишь сокрушался его сумасбродству, только и всего. Как и все они, пандарен понимал, что никто другой не остановит хроматических драконов.

И, может быть, найдет ее.

Он не мог запомнить имени, им будто владела своя, неподвластная ему магия. Стоило кому-нибудь произнести ее имя, его накрывала безотчетная тревога. Пока звучало это имя, хотелось нестись на передовую, так же, как поступил совсем недавно Малфурион. Но стоило последним звукам имени затихнуть, он тут же забывал его. Нелтарион повторял его про себя, стоило кому-то произнести их, но, когда голоса стихали, слова костью застревали в горле. Имя Смертокрыла такой магией не обладало. Оно было бесполезно в борьбе с памятью.

Имя казалось ключом. Ко всему, что случилось после злополучной Войны Древних.

***

Веревку, которой капитан привязал культиста к дереву, Джайне пришлось резать небольшим складным ножом. Веревка плохо поддавалась, а еще культист вопил, что она захотела расправиться с ним, потому что он один знает правду, а ей она не нравится. Когда он затих на миг, переводя дыхание, Джайна спросила:

— Как вы узнали про пандаренов?

В ответ культист расхохотался.

— Грим-Батолу все-все известно! — провозгласил он. — От ока Древнего Бога никто и ничто не скроется.

Что если он действительно сумасшедший, мелькнуло у Джайны, пока тупое лезвие с трудом справлялось с волокнами нити. Что если это все зря и нужно было оставить его здесь и вообще не пора ли ей подумать о себе, а не только о других? Помнится, даже королева Азшара обвиняла ее в излишнем внимании к нуждам окружающих.

Тяжело дыша, Джайна опустила нож.

— Что еще вам известно?

Культист разочаровано глянул на веревку.

— Да, вы все еще связаны, — отозвалась Джайна. — И я собираюсь оставить вас здесь, если не узнаю правды.

Или если он безумец, и она вместе с ним. Она видела, капитан и трое солдат еще ждали ее на пригорке, напряженно вглядываясь в расщелину, из которой валил дым. Небеса уже скрылись из виду. Они отступали слишком медленно, как считала Джайна, а ситуация ухудшалась на глазах. Она решила, что телепортируется последней, но теперь именно она задерживает отряд из-за этого культиста.

— Вас пригласили на свадьбу? — вдруг спросил маг.

— Какую свадьбу?

— Ваш друг, орк Тралл. Он ведь женится. Разве он не сказал вам?

Ему удалось сбить ее с толку. Удалось задеть, пожалуй, даже сильнее, чем разговорами о пандаренах. Джайна сохранила безразличное выражение лица, даже если культист прав, даже если ее не пригласили, да и как туда, где предположительно находился Тралл, должны были приглашать, подумала Джайна. Когда Тралла так и не нашли в Редуте после долгой ночи, она бросилась к Малфуриону. Ну, а кому еще ей было идти. Хотя друид и держался обособленно, он все же ответил, что скорей всего Тралл нашел способ вернуться в Подземье. Большего от Малфуриона добиться не удалось. А Джайна тогда решила, что Тралл остался верен долгу шамана перед стихией земли. Как бы не так!

Тем не менее, неизвестно говорит ли культист правду или нет. Демонстративно спрятав нож в карман, Джайна покачала головой.

— Хорошая попытка, но недостаточная.

— Но это правда! — возмутился он.

Джайна пожала плечами.

— Даже если и так, я вам не верю, — она развернулась, чтобы уйти.

— Подождите! Вас ведь интересовали пандарены?

Во имя Даларана, какой ерундой она занимается. Что ее тут держит? Какое, проклятье, чутье не дает бежать прочь?

Культист что-то говорил, но Джайна не слышала. Хотела бы, но не получалось. В ушах шумело, сердце забилось быстрее обычного. Тревожное предчувствие, волнительное, долгожданное. Она оглянулась в сторону Грим-Батола, но крепости, наконец-то, не было видно. Горизонт затянуло черным дымом. Исходит ли это предчувствие из крепости? Ей казалось, что да.

Каким-то непостижимым образом, она чувствовала присутствие кого-то еще рядом с собой, кого-то знакомого, кто умолял ее не бежать сломя голову, но оставаться как можно дольше на одном месте. Джайна пыталась объяснить самой себе и этому предчувствию, что находится на одном месте такому магу, как она, сейчас категорически нельзя. Это опасно. Изголодавшаяся по магии тварь только и ждет, когда она рискнет и начнет плести заклинания. Значит, не твори магию, объяснял ей шепот ветра, что сложного-то?

— Вы мне верите? Верите?! — оглушил ее криком культист. — Смертокрыл спасет меня! Останьтесь со мной, сами увидите!

Ну да, любимая песенка, знакомый мотив.

— Ты видел Смертокрыла? — сдалась Джайна.

— Конечно! В Грим-Батоле и не раз! Смертокрыл спасет нас. Он пройдется огнем по Гранатовому Редуту…

Солдаты отряда закричали первыми.

— Драконы! Хроматическая гвардия!!

— Смертокрыл спасе-е-е-ет меня-я-я-я-я! — взвилась песня.

— Нет! — только и успела крикнуть Джайна.

Но кто удержит перепуганных людей? С них было достаточно. Обваливающаяся под ногами земля, пьющие кровь черные змеи, громогласное рычание под их ногами, словно ходишь не по земле, а по чьей-то спине, кто норовит вот-вот подняться во весь рост.

Земля треснула, расходясь надвое. Хроматическая гвардия не атаковала с небес, как ей полагалось.Драконы вырывались из-под земли, расшвыривая камни, остатки корней. Один за другим. Некоторых, обвитых черными полосами, затягивало обратно, словно в трясину. Они не нападали на людей, какое им было дело до них. Они сами пытались выжить.

— Развяжите!!! — вопил культист.

Джайна услышала тихий хлопок, словно в ладоши, затем еще один. Сколько времени она потратила на объяснения, что телепротироваться нужно по очереди и уж точно не сбившись в кучу, на одном клочке земли? Первый успел, за ним второй. Но третий и четвертый солдат так и рухнули под землю, сжимая в руках зачарованные камешки. Змеям не нужно было объяснять дважды.

43
{"b":"543670","o":1}