ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Радужные драконы били крыльями. Сначала драконий огонь взвился до небес, но затем рухнул в пропасть, змеи корчились и визжали. Огонь на миг исчез под землей, из трещин повалил едкий дым. Культист, кажется, грыз веревку зубами.

Все ее существо вопило об опасности, о бегстве во спасение. Через миг она может воспользоваться камнем, твари не успеют. Она одна, а руки мага все еще связаны заклинанием, он не помешает. Он сможет вырваться и побежать, но куда бежать? Нужно оставаться здесь, нет, нужно бежать, что это за склонность к самоубийству? Она с самого начала должна была отказать Роммату, она не должна была быть здесь. Малфуриону не все равно, он может сторониться ее, но он защищал ее, оберегал, как мог. Может быть, он даже простил ее, узнает ли она? Вернется ли еще в Редут? Увидит ли этого упрямого, высокомерного друида? А Тралла? И его жену, если это правда? Это правда, шептала земля, культист, конечно, не в своем уме, но чей шепот затмил его разум?

«Мама…» — различила Джайна и, кажется, согнулась пополам от боли внутри себя. Ветер, проклятый ветер, под крыльями драконов стал настоящим ураганом, он мчался безудержным потоком, он ударил старый дуб, запутавшись в кроне. Дерево скрипело и стонало позади нее. Ветер обогнул Джайну, он скользнул по плечам и лицу нежно, словно перышком, бегло провел по ее волосам, словно рукой.

Драконы проигрывали. Они применяли магию. Земля вспыхивала искрами, словно разбуженный вулкан, дышала ядовитыми парами из недр. А Джайна не могла сдвинуться с места, она давилась слезами и дымом.

Дуб рухнул наземь, только чудом не задев культиста. Веревки наконец разорвались, он выпутался в последний момент, увернувшись от падающего ствола. Он опустился на колени рядом с Джайной и прохрипел чужим голосом:

— Древний Бог велик… Зот-Аммог самое страшное порождение Н-Зота. Он всегда будет опасен. Я не могу остановить его. Азаро-Та не знает Добра или Зла, она часть наших душ. Она Жизнь, и все мы ее дети… Даже Зот-Аммог. Даже Н-Зот.

— Что нам делать? — прошептала Джайна, не в силах поднять глаза. Не в силах взглянуть на сумасшедшего мага рядом с собой.

— Стихии ответят. Скоро.

Маг повалился вперед, лицом в землю. Джайна ощутила, как связывающие ее пути, ослабевают. Она получила ответ. Она оставалась здесь ради него. Должно быть.

Она опустила руку в карман, но не нашла ни единого зачарованного камня. Как и ножа. Она не помнила, успела ли его спрятать. Пальцы нащупали только дыру. Она может зачаровать любой камешек вновь, надеясь, что не привлечет внимание Зот-Аммога. Подумать только, у них у всех есть имена… Кто дал им их?

Культист лежал без движения. Должна ли она спасти его сейчас? Когда знала, ради чего судьба сталкивала его с ним? С другой стороны, чего ради она столько промучилась с ним, если оставит его здесь умирать без сознания? Она вцепилась в его сумеречный плащ. Земля дрожала. Камешки подпрыгивали, словно лягушки. Джайна поймала один в воздухе, зажав в кулаке.

Небеса озарили оранжевые разводы. Драконы. Редут отправил драконов. Нужно торопиться, иначе она сгорит здесь вместе со змеями Зот-Аммога. Драконы попросту не увидят ее.

— Смертокры-ы-ы-ыл!!!! — вдруг завопил культист, указывая рукой в небо.

— Ага, — проворчала Джайна. — Держитесь за меня. Мы перенесемся в Редут.

— Смертокры-ы-ы-ыл, мать вашу-у-у!

Культист вырвался, извернулся, пополз прочь на пузе, барахтаясь в земле, словно в воде. Он то и дело вскидывал голову, орал пуще прежнего и бежал. Бежать не получалось. Земля стала мягкой, как грязь, он проваливался в нее по колено при каждом шаге.

Джайна различила удары драконьих крыльев. Всполохи пламени разорвали тьму, сжали ее в кольцо. Драконы Редута приближались и сейчас самое время покинуть передовую.

Выжившие хроматические драконы взмыли в воздух, оглашая окрестности гортанными криками. Словно приветствуя кого-то. Джайна сжала камень в ладони и поглядела в небо.

***

Нелтарион летел сквозь тьму. Скрытый дымом мир то появлялся, то исчезал под его крыльями. Он напоминал ему собственную память, незримую для него самого, но существующую для таких, как друид или Алекстраза. Или красных драконов, что летели по правое крыло Кориалстраза, держась как можно дальше от того, кто когда-то назвался Смертокрылом. Драконы летели достаточно низко, таким был последний приказ Алекстразы.

— Попробуйте найти ее. Если еще не поздно.

Друид не проронил ни слова. Хейдив был рядом с ним, спешно снимал повязки, которые могли помешать ему при смене облика. За спиной он чувствовал стражу, должно быть, Алекстраза отдала приказ. Стража еще очень долго будет сопровождать его, где бы он ни находился. Нелтарион был уверен в этом.

Он наклонился к пандарену и тихо сказал:

— Этот друид… Хейдив, кто он ей?

Имя волшебницы вновь ускользнуло от него. В самый последний момент. Пандарен мог не понять, но он понял.

— Друг, — сдержанно ответил Хейдив, не поднимая глаз. — По крайней мере, был им.

— Только друг?

Пандарен молчал.

— Он зол на меня. Иначе, чем остальные. Почему, Хейдив?

— Не знаю, — сдавленно повторил пандарен.

— Ты знаешь, — он чувствовал это.

Пандарен кивнул едва заметно.

— Вы должны вспомнить, Аспект Земли. Только вы. Я не вправе… рассказывать это. Друид был ей другом, — повторил пандарен и отошел в сторону. Тьма скрыла выражение его глаз.

Нелтарион видел только бледные застывшие лица зрителей за кольцом факелов. Они напряженно ждали. Кориалстраз подал знак. Нелтарион пропустил вперед высших эльфов, которые поднялись в небо в облике красных драконов.

Затем перекинулся сам. Ветер донес восторженно-испуганные крики. Рана на груди горела огнем. Кориалстраз ждал его в небе, и он поравнялся с ним. Красные драконы сбились немного правее. Так они спустились в долину.

Они устремились к самой дальней точке передовой. Там не могло быть той женщины волшебницы. Нелтарион вглядывался вниз, но Малфурион точно описал всю невозможность выжить, оказавшись на пути тварей. Горели катапульты и деревья, горела сама земля, извергая искры.

Драконы летели дальше. Нелтарион не выдыхал пламени, его послали не за этим. Хроматическую гвардию заметили дальше, ему еще предстояло показать себя. Кориалстраз следил за ним, он чувствовал его взгляд. Если Нелтарион встретит собственную гвардию, он обретет силу и станет еще опаснее. Драконы могли ожидать от него что угодно, вплоть до нападения и повторения Войны Древних. Он не скоро обретет их доверие.

Орел вылетел прямо на него из черного, как ночь, смога. Ударился о крыло. Нелтарион никак не мог заметить его раньше, чтобы избежать столкновения. Орел безвольной тушкой сорвался вниз. Нелтарион остановился, будто перед невидимой преградой. Драконы летели дальше, только Кориалстраз оглянулся.

Нелтарион застыл, все еще глядя вниз, в дым, в котором исчезла мертвая птица. Что-то держало его здесь. Кориалстраз развернулся, часть драконов полетела вперед, три других — вместе с консортом Королевы устремились к Аспекту Земли.

Клубы дыма двигались, но не рассеивались. Словно темное, душное море, под его крыльями. Он ждал. И был вознагражден.

Он искал хроматических драконов в небе. Ведь не подозревал, что может найти их внизу, на земле. Кориалстраз тоже заметил радужный блеск и устремился следом. Красные драконы видели друг друга, Нелтариону же казалось, что он слился с тьмой, он не видел собственных крыльев. Земля тоже оказалась ближе, чем им казалось. А с ней и хроматические драконы.

Они тут же заметили его. Их было немного. Драконы затрубили о его приближении, его появление прибавило им сил. Кажется, они проигрывали подземным тварям. Нелтарион зарычал. Боль отошла на задний план, он умел забывать о боли. Не впервой терпеть раны. Он выдохнул пламя на клубок змей, опутавших крыло хроматического гвардейца. Он разорвал их лапой, все еще оставаясь в воздухе, потому что ступать по этой земле казалось сущим самоубийством. Земли не было. Земля уже разошлась в разные стороны, вызволяя что-то огромное, о чем говорил Калесгос. Как он мог видеть это в Грим-Батоле? Каковы же его истинные размеры?

44
{"b":"543670","o":1}