ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Рагнарос, — повторила Аггра. Ее голос дрожал. — А другой отговорки, чтобы не жениться на мне, не нашлось?

Тралл обнял ее и рассмеялся. Слова дались на удивление легко.

— Я люблю тебя. И никакая стихия не помешает мне называть тебя своей женой. Пора разбудить Мулна. Пойдем.

***

… «Сражайся! Сражайся, будь ты проклят!»

Аль-Акир не ожидал нападения. Теразан тоже. Никто из них. Следующим был Нептулон. Возможно, Рагнарос только испробует его прочность. Она знала, что именно она станет следующей после Аль-Акира. Она никогда не преувеличивала собственных способностей.

К тому же они изменились. Она утратила значительную их часть, когда разделила их с черным драконом. Тогда ей не казалось, что она совершает ошибку. Тогда это было избавлением от боли, разделение страданий. Сейчас это стало совсем иным. Сейчас, когда единственным, кто не разделил власть над стихиями с черным драконом, оказался Лейтенант Огня. Единственный, кто сохранил верность Древним Богам. Теразан не знала причин, по которым Аль-Акир или Нептулон перестали служить своим создателям. Между Лейтенантами не было никаких отношений. Только злоба и соперничество. Только ненависть.

Сегодня один из них перестал существовать.

Аль-Акир был слабейшим, его злило это. Все об этом знали, но никогда нападки Рагнароса не были столь жестокими, не были направлены на уничтожение.

Они существовали вечность. Лейтенанты знали мир до прихода Титанов и до падения Древних Богов. Чего она хотела, думала Теразан, если даже Древние Боги могут пасть, как могут выжить они, воплощение стихий Азерота?

Теразан ощутила освобождение Н-Зота. Ощутила падение Оков, но не испытала радости, только страх и осторожность. Древний не призвал ее, хотя она боялась услышать его приказа. Она перестала служить ему, но не перестала быть частью его самого.

… «Рагнарос!» — пришел молчаливый крик Аль-Акира. Его слышала она, его слышал Нептулон. Трусливый лорд ветров всегда избегал прямого имени лорда огня. Случилось что-то непоправимое, если он решился произнести его. Рагнарос настиг его в убежище, прозванном Троном Четырех Ветров. Для этого Рагнарос покинул свои Огненные Просторы.

Теразан не понимала, зачем в вековом противостоянии лорду огня потребовалось именно сегодня поставить точку.

Аль-Акир был уничтожен. Стихия ветров потеряла Лейтенанта.

Только черный дракон оставался ее повелителем, наделенный частью силы Аль-Акиром. Но где он теперь? Теразан обращалась к нему, звала его, не опасаясь уже гнева Смертокрыла, пока шла к Храму Земли. Но черный дракон не отзывался. Отнявший ее дар. Она не знала, могла ли раньше одержать верх над Рагнаросом. Она знала, что теперь — точно нет.

Глава 13. Берите принца гоблинов, другого в Оргриммаре нет.

На душе у верховного магистра Луносвета было так же мрачно, как и Подгород, из которого магия только что перенесла его в Гранатовый Редут. Сильвана Ветрокрылая не оказала ему радушного приема. Роммату пришлось смириться с этим. Сильвана оставалась загадкой. И к тому же опасной.

Стоило Роммату появиться в шатре лорда-правителя Терона, к нему кинулись другие эльфы Луносвета. Вождь Орды ждет его, передали они. Прежде такое приглашение вызвало бы у Роммата шок, не прочти он сожженное Сильваной донесение в Подгороде. Роммат не забывал, что Сильвана не сочла нужным рассказать ему о Гарроше. Возможно, она решила, что Роммату это и без нее известно, ведь он и сам прибыл из Редута. Но если так, Сильвана могла бы поинтересовалась, почему Вождь покинул столицу во время осады. Любой на ее месте задался бы этим вопросом. Но королеву Подгорода занимали другие мысли. Роммат так и не узнал какие.

Он намерен стать законопослушным членом Орды, твердо решил Роммат после провала в Подгороде. Ему не удалось найти Лор'Темара Терона, правителя Луносвета, а потому пришлось довольствоваться сплетнями тех эльфов крови, которые и передали ему просьбу Гарроша.

Роммат был ошеломлен, когда узнал, кто был пленником Вождя.

Впрочем, он быстро взял себя в руки. Осведомленность принца не представляла для него опасности. Это не Роммат превратился на глазах у принца в двухметровое чешуйчатое чудовище, верно? Ему хотелось верить, что ему самому начнет везти так же по-крупному, как и этому светловолосому мальчику, который ускользнул из лап Безликого.

Кое в чем Роммату уже повезло. Когда он вышел из отведенного эльфам Луносвета шатра, ему хватило одного взгляда, чтобы понять — даже неудачный визит в Подгород принес свою пользу. Роммат подумал о Джайне Праудмур, занявшей его место на передовой. Волшебнице из Терамора давно пора показать все, на что она способна, думал Роммат, пересекая долины Редута.

Орки у шатра Вождя сразу пропустили его.

— Приветствую, Роммат. Как дела в Подгороде? — буднично осведомился Гаррош.

Разумеется, он знал. Должно быть, он сразу обратился к Терону, как только появился в Редуте.

Роммат без утайки рассказал Гаррошу о планах Сильваны. Он законопослушный подданный, в конце-то концов.

Гаррош слушал молча. Если он и злился из-за нарушения запрета на использование чумы, то не показывал виду. Роммат ожидал, что Гаррош в ту же минуту отправит взвод орков в Подгород, чтобы призвать нарушительницу к порядку, но этого не произошло. Кажется, Вождь изменился. Впрочем, хорошо, что только сейчас, иначе Культу Сумеречного Молота не удалось втянуть Орду в войну с Альянсом так же просто, как два года назад.

Выслушав Роммата, Гаррош поблагодарил его. Взял со стола кинжал невероятной работы в грубых, неподходящих для него ножнах и передал Роммату. Затем протянул свиток и велел прочесть его.

Роммат прочитал и выдавил из себя:

— Это честь для меня.

Он так не думал, по правде говоря. В первую секунду содержимое свитка испугало его, как и любого другого, окажись он на его месте. Роммат даже заподозрил, не является ли это все подстроенным ради его разоблачения. Но в этот миг из-за ширмы в глубине шатра появился сам принц Андуин. Он действительно был здесь, в шатре Вождя Орды, а на другом конце Азерота его отец сражался ради его свободы.

Стоило Роммату увидеть принца, от сердца отлегло. Конечно, это задание никак не связано с его разоблачением. Он маг и к тому же единственный в Редуте такого ранга, к которому мог обратиться Вождь Орды. И он никогда не давал повода усомниться в своей верности, не так ли?

Гаррош сказал:

— Принц хотел бы, чтобы на твоем месте была Джайна Праудмур, но я настоял, чтобы это был кто-то из Орды. Ты ведь понимаешь, Роммат, почему это так важно?

Роммат понимал. Он прикрепил ножны к собственному поясу, чтобы освободить руки. Андуин тем временем собственноручно скрепил свиток восковой печатью и передал его Роммату. Роммат увидел шрамы на правой ладони. Следы того самого огня. Принц никогда не забудет дня преображения Бенедикта.

Роммат принял свиток из рук наследника Штормграда.

— Отправляйся, Роммат. Дело не терпит отлагательств, — на прощание сказал Гаррош.

Роммат по правде не спешил осуществлять то, что было написано в свитке, адресованном королю Штормграда, но и деваться ему теперь было некуда. Роммат откланялся, как можно учтивей. При этом пришлось придержать рукой уродливые ножны, скроенные из грубой кожи. Он успел заметить тоску, с какой принц Андуин, будто прощаясь, взглянул на кинжал.

Роммат прочел заклинание. Гаррош и стоящий рядом с ним принц переглянулись. Поведение этих обоих не похоже на отношения заложника и надзирателя, промелькнуло у Роммата.

Но глаза уже слепила раскаленная дуротарская пустыня. Резкий горячий ветер обдал зноем, запутавшись в полах алого плаща.

Вдали в дрожащем воздухе виднелись неподвижные стяги Штормграда, выгоревшие на солнце за время осады. Множество палаток и шатров в окружении осадных орудий.

Прищурившись, Роммат поглядел вверх, на крепостные стены Оргриммара. Даже с этой высоты ему показалось, что он увидел несколько высунувшихся голов. Орки, несомненно, различили герб Луносвета на его плаще, иначе в его сторону полетели бы стрелы.

48
{"b":"543670","o":1}