ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Парук покосился во тьму. Гигантский паук лениво топтался на месте, словно ожидая, пока кандидаты на ужин, наконец, перебьют друг друга.

— Они опасны?

— Что ты! Настоящие душки, пока сыты. Но этот голоден. Ружье далеко?

Парук покачал головой.

— Стрелять умеешь? — продолжал отдавать приказы человек, будто и не сидел на его спине орк. — В паука попадешь? Нет? Тогда давай я. Ты прыгай в противоположную от меня сторону, а я за ружьем.

Парук медлил.

— Ну что еще? — спросил человек. — Я не убиваю орков. Последние пару лет точно, — добавил он с холодной усмешкой. — Я охотился на пауков. Ночью самое то. Эти твари оккупировали леса вокруг Дольного Очага. Шагу ступить не дают.

— А Дольный Очаг далеко?

— Давай отложим географию. Готов?

Вместо ответа Парук покатился в другую от паука сторону, человек вскочил на ноги, быстро схватил ружье, перезарядил его и выстрелил. Раненный паук замельтешил восьмью лапами, за секунду оказался перед человеком. И тогда он выстрелил второй раз, а подлетевший паук рухнул на спину, вскинув лапы кверху.

Человек закинул ружье за спину и опасливо приблизился к жертве. Огляделся.

— Где-то у этих тварей гнездо, — пробормотал он. — И пока мы его не отыщем, не видать нам чистого леса, как своих ушей.

Парук, наконец, хорошенько разглядел охотника на пауков. Это был высокий и крепкий мужчина с коротко стриженной седой бородой. Удивительно, как Паруку вообще удалось сбить его с ног. Значит, он действительно охотился не на орка. Будь он готов к нападению, сейчас бы ослабевший голодный Парук лежал со скрученными руками.

Человек зашагал прочь от паука и остановился напротив орка. Совершенно бесстрашно.

— Ладно, с пауком покончено, теперь разберемся с тобой, — сказал он.

— Я не дам себя застрелить, — ответил Парук.

— Это я уже понял, — кивнул он. — Ты идешь в Дольный Очаг? И давно идешь, судя по всему? Вид у тебя довольно потрепанный.

— Давно. И чем быстрее я попаду к лорду Фордрингу, тем лучше.

— Вот как. Ты хорошо говоришь на всеобщем. Где учил?

— Это долгая история. Спасибо тебе, человек, но я должен спешить. Я потерял много времени, пока добирался до Чумных Земель. Теперь нужно дойти наконец до Дольного Очага и встретиться с лордом Тирионом.

Охотник задумчиво кивнул в ответ.

— Не хотелось бы тебя расстраивать, но тебе некуда спешить, — сказал он. — Я знаю, что лорда сейчас нет в Дольном Очаге.

Парук сглотнул. Земля едва не ушла из-под ног. Он ухватился за древесный ствол. Он не думал, не предполагал такой вариант событий. Ведь если лорда Фордринга не будет, то к кому ему обратиться? Кому по силам написать ночным эльфам и Верховной жрице Тиранде о помощи Гилнеасу? Кто способен отдать приказ и отправить собственный флот, если он имеется у Серебряного Рассвета, чтобы помочь людям и оборотням против чумы?

— А где он? Где он сейчас? — пробормотал Парук. — Я должен его найти. Я пойду куда угодно, где бы он ни находился.

— Нет нужды далеко идти! — воскликнул человек. — Потому что, по-моему, дорога и так отняла все твои силы. Лорд Фордринг отправился на ночную охоту на пауков. С ружьем и в одиночестве.

Парук непонимающе уставился на человека.

— Вы?… Лорд Фордринг?

Лорд Серебряного Рассвета улыбнулся.

— Он самый. Твой путь окончен, орк. Добро пожаловать в Серебряный Рассвет.

Глава 2. Тьма сгущается.

Собака бежала — Уизли казалось, в никуда. Рвалась сквозь сплетенные ветви подлеска. Перепрыгивала через поваленные деревья и небольшие овраги. Тряска выбила воспоминания, жар затопил сознание. Уизли часто проваливался в раскаленную тьму, где его также трясло, подкидывало, подбрасывало.

Совсем скоро Уизли перестал понимать, как оказался на собачьей спине. Когда он приходил в себя, то дергал сплетенные лианы, тянул, даже грыз те, до которых мог дотянуться. Пытался пошевелить руками или освободить ноги. Но узлы не сдавались.

Позже жар сменился холодом. Таким, что зуб на зуб не попадал. Но когда ему удавалось разлепить глаза и оглядеться, он замечал, что лес не утопал в снегу, а вокруг не бушевали метели. И хотя зима не наступала, мороз не отступал. Холод пробирал его до костей, дрожь не прекращалась. Ему и раньше не удавалось освободиться, но теперь — и подавно. Пальцы не слушались, и вместо узлов хватали собачью шерсть.

Собака бежала, несмотря на все его попытки освободиться. Бежала вперед, а может, и назад. Для него — бежала в никуда. А он необъяснимым образом оказался на ее спине. И леденящая тьма была рядом, ждала его.

В этот раз ощущение тепла вернуло ему сознание. Тепло растекалось по правой руке, хотя остальное тело превратилось в лед. Горячие капли расплывались по бедру. Одна. Еще одна. Еще. Тепло дарило умиротворение. Отступала дрожь. Собака стала ступать аккуратней, теперь ее бег убаюкивал. Веки наливались тяжестью.

Уизли поднял голову и, прежде чем закрыть глаза, уловил редеющую стену деревьев. Лес остался позади. Огибая пологие холмы, собака бежала прямо к крепостным стенам. Кое-где зияли дыры, вдоль стен тянулся ряд катапульт. Здесь шли сражения, подумал Уизли. Хорошо, что сейчас они кончились. Шум разбудил бы его. А так он хоть выспится.

Сон, что поглотил его, был иным и странным. В этом сне Уизли был не одинок: он остро чувствовал чье-то присутствие. Он с шел по лесу с какой-то девой, а собаки бежали впереди них. Тогда их еще было две, вдруг вспомнил Уизли — сейчас только одна собака осталась в живых. Но кто шел впереди него? О ком еще он забыл?

Боль не сковывала движений — Уизли бойко бежал на шум. Лесная подстилка хрустела под ногами девушки; тихо лаяли собаки, бегущие по обе стороны от нее.

Девушка обернулась через плечо.

— Ты здесь вообще? — недовольно спросила она Уизли.

— Да, — пробормотал он. — А что?

— Так ты расскажешь мне о Сильване Ветрокрылой? Как она стала королевой нежити? Я ведь ничего не знаю о войне Лордаерона с Плетью. Ну, кроме того, что Лордаерон ее проиграл, — хмыкнула она.

— Зачем тебе это знать?

— Надо ведь о чем-то говорить, почему бы не об этом. Расскажешь?

— Расскажу. В Азероте каждому известна судьба Сильваны. Когда Лордаерон пал, Плеть двинулась на королевство эльфов Кель-Талас. Сильвана была одной из лучших следопытов Луносвета. После долгой осады город пал под натиском нежити. Сильвана попала в плен к Королю Мертвых.

— Это Король Мертвых убил ее?

— Нет, он так и не убил ее. Долгое время она оставалась его пленницей. Терпела его пытки. А однажды он оставил возле себя лишь ее душу. Лишил тела.

— У Сильваны есть душа? Неожиданно.

— Сильвана долго ждала подходящего шанса. Как только власть Короля Мертвых ослабла, она вырвалась из-под гнета и первым делом вернула свое тело. Затем сплотила вокруг себя нежить и повела ее в земли Лордаерона, опустошенные Плетью.

— Так или иначе, заняла его трон, да?

— Что?

— Ну, Артас был наследником Лордаерона — эти земли принадлежали ему по праву. Сильвана стала править ими, заняв его трон. Пока только трон Лордаерона, — пробормотала она.

— А какой еще трон она может занять? Лорна? ЛОРНА!

Уизли понял, что кричит ее имя во тьму. Понял, что проснулся, а сон рассеялся. Это было воспоминание — они говорили о Сильване, пока шли от берега реки к кладбищу. Его ответы вполне устроили Лорну, больше она не расспрашивала его о Сильване.

Собака бежала. Но это не было бегством в никуда. Уизли, наконец, вспомнил, как очутился на ее спине.

Стены Гилнеаса росли, подпирали свинцовые небеса. Стремительно вечерело, и резкий ветер пронизывал Уизли насквозь. Он не мог отвезти взгляда от стен Столицы. Он не мог поверить, что собака все же привезла его сюда, что вскоре он найдет Кроули, а дорога будет окончена. Уизли силился придумать, как у него оказалась собака Лорны, и не мог. Каждый прыжок собаки отдавался в голове. К тому же он постоянно мерз. Холод невероятно изматывал, забирая те остатки разума и сил, за которые Уизли отчаянно цеплялся.

5
{"b":"543670","o":1}