ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как? — только и удалось ей выдавить из себя.

— Как мои дела? — уточнила невозмутимая Эгвин. — Прекрасно, как видишь. И уж точно лучше, чем твои.

Эгвин не была той блеклой старушкой, в которую она превратилась тогда, в беднейшей таверне Штормграда, разделив с Джайной свои жизненные силы. Благодаря несказанно щедрому дару Эгвин, в купе с уникальными способностями пандаренов, как считала Джайна, она и выжила в Пандарии, вопреки предсказаниям бронзового дракона.

Но ведь эта женщина остановила второе пришествие демона Саргераса и даже тогда выжила, с чего бы ей было погибать в Штормграде?

— Кто вы на самом деле, магна Эгвин? — сражено прошептала Джайна. — И каковы ваши истинные способности?

— Ой, брось, — отмахнулась бессмертная волшебница. — Здесь твой сын, а ты все обо мне и обо мне. Кстати, Тарион, я все вижу. Ты перестал есть.

С наигранно тяжелым вздохом Тарион взялся за вилку и в два счета разделался с порцией омлета, из дюжины яиц не меньше, горкой бекона и запил стаканом сока. Эгвин торжествующе улыбалась, держа в руках крохотную чашечку из белого фарфора.

Джайна решила, что сходит с ума.

— У мальчика завидный аппетит, — изрекла Эгвин, — и это точно не в мать. Джайна, ты голодна?

— Не утруждайте себя…

Эгвин закатила глаза.

— Неужели ты думаешь, что мне нужно стоять у плиты? Только скажи, и магия сделает все за меня.

— Я не съем ни кусочка, пока не узнаю, что это за место? Почему здесь Тарион? И вы? И я?

— Начну с конца. Тебе идет новая прическа.

— Э-э-э… Спасибо, но хотелось бы ближе к делу.

— Конечно. Что это за место, я и сама до конца не разобралась, а в двух словах этого не объяснишь. Здесь неплохо кормят, это уж точно.

— Мне не до шуток, магна Эгвин.

— Вижу. Джайна, ты оказалась на грани жизни и смерти. Когда я дарила тебе силу, то очень надеялась, что до этого не дойдет. При рождении Тариона — мой дар помог, и ты выкарабкалась. А вот с тварями Н-Зота тебе повезло меньше.

— Одна из них укусила меня.

— Я знаю, — кивнула Эгвин. — Тарион рассказал мне. Но ты не умерла, а оказалась здесь. Другие, чей магический дар оказался слабее, погибли сразу же.

— И за это я тоже должна благодарить вас и ваш дар?

— Скорей всего, да. Хочешь кофе?

— Нет, спасибо. Теперь разберемся с тобой, Тарион, — Джайна обернулась к сыну.

— Джайна, ради Титанов, — проворчала Эгвин, — это не экзамен в Даларане. Тем более, мальчику пора идти.

— Прости, мама, но магна Эгвин права, — пробормотал Тарион, поднимаясь.

Джайна вскочила следом.

— Что? Куда идти? Тарион…

Тарион взял ее за руки и улыбнулся своей искренней, озорной улыбкой.

— Отец нашел противоядие, мама. Он сейчас там, рядом с тобой. И он…

Тарион на миг отвел от нее взгляд в сторону, словно подбирая слова… Но он не вспоминал нужные слова, поняла Джайна, вовсе нет. Стоя рядом с ней, в этот же миг он оказался там, рядом с отцом, и когда рассказывал, что происходит в мире живых, он доподлинно знал. Потому что видел собственными глазами.

Тарион вновь поглядел на Джайну, и его глаза обрели кристальную прозрачность, хотя за миг до этого потемнели словно небо перед грозой.

— Да, он разобрался с противоядием, — добавил он смущенно.

Должно быть, было что-то еще, о чем Тарион попросту не решился рассказать ей. Нелтарион сейчас там, рядом с ней. А значит, может быть…

— Он вспомнил нас, мама, ты права, — тут же произнес Тарион. — Ой, прости, я не должен был читать твои мысли.

Джайна сглотнула. Покосилась на Эгвин, которая развела руками, мол, что с него возьмешь, и снова поглядела на сына.

— Но что будет с тобой, Тарион?

— Со мной? — удивился он. — А что со мной может случиться?

Эгвин тоже хмыкнула, словно Джайна произнесла какую-то понятную им двоим с Тарионом шутку, потому что Джайне, в отличие от них, совсем не хотелось смеяться.

— Я должен идти, — повторил Тарион. — Хорошо, что ты здесь, но я надеюсь, что ты скоро вернешься в мир живых. Пока, мама.

— Тарион! — крикнула Джайна.

Но он исчез. Еще секунду назад она держала его за руку, а теперь его нет. Только плясали в луче света потревоженные пылинки.

Звякнула фарфоровая чашечка, соприкоснувшись с такой же маленькой, ей под стать, тарелочкой.

— Присядь, Джайна, — сказала Эгвин. — Теперь мы можем поговорить серьезно.

— Хвала Титанам, — выдохнула Джайна, рухнув на стул Тариона. — Хватит говорить загадками, прошу вас. Объясните еще раз, что это за место и как мне отсюда выбраться?

— Я прозвала его полумиром. Как я тебе уже говорила, это тонкая грань между жизнью и смертью. Те, кто обладают сильным даром, способны задержаться здесь прежде, чем они сгинут в Круговерти Пустоты. Твое тело осталось в настоящем мире, в Гранатовом Редуте, как мне сказал Тарион. И если он был прав, и Нелтарион действительно нашел противоядие, то твоя душа и тело снова воссоединяться. Если же нет… Какое-то время ты продержишься здесь, но сколько — знаешь только ты сама. Зависит только от твоих магических способностей. Как я уже говорила, чудо, что ты вообще попала сюда, а не умерла сразу.Я почти уверена, что в этом тебе помог мой дар. Скажи, ты не замечала после, что степень доступной тебе магии возросла?

Джайна вспомнила о культисте, огненном шаре и его страхе, что она пыталась убить его. Потом о том, как она уничтожала мирмидонов в Пандарии, когда вместо одной ледяной стрелы в цель летело за раз по нескольку.

— Похоже, что так, — кивнула Джайна.

— Ты действительно стала сильнее, — серьезно ответила Эгвин, — ведь я разделила с тобой почти все свои способности.

— Почему вы решились спасти меня? В чем ваша польза?

— Ну, во-первых, я вообще не была уверена, что смогу тебе помочь. Во-вторых, было жаль смотреть на Тариона, когда он появился в Тераморе, ведь он винил себя в твоей гибели. И я решила рискнуть. А еще, уже тогда в Тераморе, меня стало терзать кое-какое предчувствие… Но я ведь дала Даларану слово, что отошла от всяких дел, связанных с Хранителем Тирисфаля и борьбой с демонами, и что буду доживать свой век тихо-мирно в Тераморе, наставляя тебя на путь истинный.

— Хотите сказать, что Азерот может ожидать пришествие демонов? Нам не хватало только этого.

Эгвин хмыкнула.

— Это лишь неясные предчувствия, — сказала она. — Возможно, пройдет не одно столетие прежде, чем Пылающий Легион заявит о себе.

— Вы инсценировали свою гибель и все это только ради того, чтобы не нарушать обещания?

— Так ведь это гораздо проще, чем объяснить дотошному даларанскому Совету Шести, почему я вдруг решила пойти на попятную, — улыбнулась Эгвин. — Большую часть своих сил я отдала тебе, о чем не жалею, и так попала в этот полумир, где ничто не мешает мне ощущать малейшие колебания магии Азерота. Ты ведь помнишь, что для призыва демонов требуется много, очень много магии.

— Странно, что именно сейчас и пробудила эта тварь из Грим-Батола… Зот-Оммог, как сказал Тарион. Ему ведь тоже нужна магия.

— Возможно, в этом и нет ничего странного, Джайна, — заметила Эгвин. — Чутье меня еще никогда не подводило.

— Но как же вы собираетесь выбираться отсюда, если очутились здесь добровольно?

— Отмечу не без лишней скромности, что я сильный маг, Джайна, и если два года назад я отдала тебе большую часть своих сил, то это не значит, что к этому дню они все еще не вернулись ко мне.

— А я могла бы… покинуть этот полумир сама? Только с помощью магии и не рассчитывая на помощь извне?

— Вряд ли. Ты не ушла добровольно в магию, как я. Для начала нужно, чтобы твоя кровь очистилась от яда.

— Ладно, — протянула Джайна, — а как здесь очутился Тарион?

Эгвин снисходительно покачала головой.

— Джайна, Тарион стал значимой частью этого мира. Ему многое доступно и он может быть где угодно, но он еще только этому учится. Как, например, не читать без спросу чужие мысли. С этим у него пока плохо, как ты заметила. Джайна, позволь спросить, если ты вернешься в мир живых, что ты намерена делать дальше?

59
{"b":"543670","o":1}