ЛитМир - Электронная Библиотека

Дженис не могла не согласиться с ним, глядя на теснящиеся внизу крыши домов, широко разлившуюся Тежу и небольшие селения, раскинувшиеся на ее противоположном берегу. Они прошли через засаженный цветами парк, в котором разгуливали павлины, не перестававшие кричать голосами старых ссорящихся женщин. Мануэл рассказывал ей занимательные истории из прошлого старой крепости, ее осадах и сражениях вокруг нее. Ведь тот, у кого в руках была крепость, получал возможность управлять в Лиссабоне.

Сейчас здесь ничто не напоминало о прошедших сражениях, бледно-желтые камни спали спокойно под лучами палящего солнца. Мануэл предложил ей отдохнуть полчаса под тенью огромного каштана, а затем спуститься вниз и посетить самое интересное место в Лиссабоне — старый мавританский квартал Алфаму. Когда они покидали территорию замка, Дженис увидела маленькую деревенскую площадь, расположенную у подножия холма.

— Кажется, что мы так далеко от города, — сказала Дженис, — где-то уже в его окрестностях.

Когда они спустились, в одном из уголков площади она увидела продавца мороженого, окруженного детьми, старавшимися изо всех сил убедить его продать им мороженое за полцены. Даже ее ничтожные познания в португальском позволили ей это легко понять, и, прежде чем Мануэл успел предупредить ее о последствиях, она шагнула в их сторону и предложила продавцу заплатить за мороженое для всех детей, кто хотел купить. Тот недоуменно пожал плечами, подумав, что это просто одна из обычных ненормальных туристок, и начал раздавать мороженое в вафельных рожках всем босоногим ребятишкам, которые уже бежали на площадь со всех прилегающих к ней улиц.

— Господи, что же теперь будет! — воскликнул Мануэл, ужаснувшись этим проявлением ее щедрости. — Теперь они будут подходить по два и даже три раза, а потом тут же сообщат всем своим друзьям в Бенфике.

Он сначала поговорил с детьми, потом передал несколько банкнотов продавцу, схватил Дженис за руку и быстро увлек ее по направлению к одной из прилегавших к площади улиц.

— Простите меня, Мануэл, я просто хотела доставить детям небольшое удовольствие. Они выглядят такими бедными. — Ей стало очень неловко оттого, что в результате платить пришлось ему.

— Они совсем не такие уж бедные, как вам кажется, — ответил он с небольшим раздражением в голосе. — Они бегают босиком, потому что в этом климате обувь нужна только зимой, а одежда их грязна, потому что они лазают по склонам холма и дерутся друг с другом.

Дженис поняла, что невольно обидела его своим предположением об их бедности, будто бы город наполнен беспризорными детьми.

— Да, теперь я понимаю, что они вполне довольны жизнью и совсем не голодны, — произнесла она тихо, стараясь оправдаться.

Они стали спускаться вниз по очень крутой и очень узкой улице, подобных она раньше никогда не видела. Вверх и вниз убегали лестницы, сквозь арки были видны выложенные камнями внутренние дворики. Вокруг на красивых и элегантно изогнутых кронштейнах висели светильники, тут же были протянуты веревки с сохнувшим бельем, на подоконниках стояли ящики с цветами и даже стены домов были покрыты вьющимися цветущими растениями. Дженис ощутила, что находится не в цивилизованной столице, а в ее предместье, среди экзотических бывших особняков и маленьких таверн, рыночков и висящих балконов.

Мануэл вел ее по переплетающимся улочкам, которые представляли собой кошмар для городских планировщиков, пока они наконец не вышли к широкой террасе Санта-Лючии, покрытой красивой глазурованной плиткой. Мраморные колонны поддерживали цветные решетки, увитые цветущей бугенвилией и другими вьющимися растениями. Дженис была рада возможности наконец сесть и отдохнуть в тени на одной из мраморных скамеек, глядя вниз, на красно-белое море домов Алфамы и извивающуюся голубовато-зеленую Тежу.

— Если смотреть отсюда сверху, то не получаешь представления о расположении улиц там, внизу, — сказала Дженис. — Конечно, одна бы я сразу заблудилась.

— Совсем нет. Все, что надо сделать, — это подниматься вверх в любом направлении, пока не увидишь реку, — засмеялся Мануэл.

Вечером на пароме они переплыли к Касилхасу, маленькому городку на другом берегу Тежу.

— Отсюда открывается прекрасная панорама вечернего Лиссабона. Город переливается огнями, будто над ним летает миллион святлячков, — заметил Мануэл.

— Сегодня я увидела больше, чем за все время пребывания в Лиссабоне, — с благодарностью ответила Дженис.

— Значит я не такой уж плохой гид?

— Просто замечательный.

И только во время обеда в ресторане «Флореста» она вспомнила о безжалостном отчете и о том, что Клайву грозят большие неприятности.

— Что вы делаете завтра? — поинтересовался Мануэл, когда они закончили обед. — Ваш босс, к счастью, не стоит у нас на пути.

Дженис совсем не хотелось показаться кокетливой, да у нее и не было настроения провести весь следующий день с Мануэлом. Но, видимо, у нее не было и ни малейшего шанса встретиться с Клайвом.

— Я еще как-то не думала о своих планах, — сказала она, — но мне не хочется, чтобы вы тратили на меня ваше свободное время. Могу посмотреть достопримечательности города, у меня есть карта и путеводитель.

— Путеводители и карты не могут вам заменить коренного жителя Лиссабона, который только и желает, чтобы вы заняли его свободное время, — улыбаясь, сказал Мануэл.

— Я думала, вы захотите провести завтрашний день с вашей семьей.

— О нет. В нашем городском доме делать нечего, а вот на вилле Гуинчо я как раз буду не к месту. Сельма уж придумает, как удержать Эверарда около себя все время, а Леона будет разрываться между вашим английским другом Клайвом и другими молодыми людьми, которых она, вероятно, тоже пригласила.

— Разве Клайв у вас на вилле? — глухо спросила Дженис.

— Да. Леона находит его очень симпатичным, хотя неизвестно, как долго продлится ее увлечение. Она совершенно непредсказуема. В данное время она хочет доказать своим родителям и моим, что она никогда не выйдет за меня замуж.

Несколько минут Дженис молчала. Так вот куда уехал Клайв на выходные. Хотя в начале недели он обещал провести один выходной с ней, если она будет свободна. Может быть, он получил приглашение от Леоны неожиданно?

Тут ей пришло в голову, что на вилле Карвалью мистер Уитни встретится лицом к лицу с человеком, на которого он написал столь гневный отчет. Конечно, у мистера Уитни достаточно такта, чтобы не сказать Клайву о том, что должно с ним произойти в ближайшем будущем.

— Когда Клайв познакомился с вашей кузиной? — спросила она Мануэла.

— Всего пару месяцев назад, когда она вернулась из Англии. Школа ей там очень не понравилась, и она дралась, как молодая амазонка, чтобы противостоять своему отцу, желавшему отправить ее обратно. Она заявила, что ненавидит эту школу. Мне же она сказала, что предпочтет лучше выйти за меня замуж, так что ей, видимо, там приходится несладко.

Интересно, подумала Дженис, что произойдет, если Клайва отзовут в Лондон. Тут Леона может внезапно согласиться вернуться в школу.

Дженис с благодарностью приняла предложение Мануэла поехать завтра в горы Арабида, расположенные к югу от Тежу.

Не было никакого смысла сидеть в одиночестве в гостинице. Не раз говорила она себе, что не может быть единственной, за кем ухаживает Клайв. И в то же время ее обидело то, что он не удосужился дать ей знать о приглашении.

Дженис сделала над собой усилие и решила насладиться поездкой с Мануэлом. Она была приятно поражена, осознав, что об Уитни вспомнила, только когда они с Мануэлом сидели на пляже, где море напоминало гладкую голубую туго натянутую ткань, а мысли о Клайве пришли лишь в конце дня, когда они уже ели восхитительное блюдо из морепродуктов, с которым ее впервые познакомил Клайв. Несмотря на все волнения, ее позабавило, что она вспомнила о нем только в связи с едой.

На следующее утро все встало на свои места. Уитни вернулся с виллы в одиннадцать и немедленно приступил к работе. Дженис казалось, что она с трудом может находиться с ним в одной комнате, но он попросил ее помочь проверить документацию по поступающим на стройку материалам, и выбора у нее не было.

11
{"b":"543672","o":1}