ЛитМир - Электронная Библиотека

Дженис была рада поближе познакомиться с сеньорой, матерью Леоны и Сельмы. Полноватая блондинка с тонкими чертами лица, она выглядела настоящей англичанкой, и, если бы не ее беглый португальский язык, ее национальность не вызвала бы никаких сомнений ни в одном городе Англии от Бата до Хэррогейта. Когда подали кофе и ликеры на широкой террасе, она подошла к Дженис и стала расспрашивать ее о ее жизни в Англии.

— Конечно, у вас есть своя маленькая квартирка, — рассуждала она. — Это мечта каждой современной девушки, каким бы большим и удобным ни был дом ее родителей. Независимость хороша в молодости. Вам надо будет поддерживать контакт с Леоной в Англии, когда она вернется обратно в школу в Сассекс.

Дженис улыбнулась, понимая, что, если совершится чудо и Леону смогут заставить вернуться обратно в школу, она не будет искать компании Дженис.

Кто-то из гостей предложил поехать поиграть в казино. Дженис ждала знака от Эверарда, но, похоже, он считал само собой разумеющимся, что она едет вместе со всеми. К большому недовольству Сельмы, он даже посадил их в одну машину. Для Мануэла места в этой машине уже не хватило.

Они добрались до казино без всяких приключений. Весь этот вечер был для Дженис как прекрасный сон. Конечно, было большим удовольствием посидеть за игорным столом и потерять несколько эскудо, потом посмотреть шоу. А когда ее пригласил на танец Эверард, она почувствовала себя просто на седьмом небе, не воспринимая ничего вокруг себя, кроме обнимающих ее крепких рук и склонившегося к ней лица. Мануэл тоже приглашал ее, но как она могла объяснить ему, что каким бы приятным партнером он ни был, она предпочитала быть с Эверардом.

— Вам здесь нравится? — спросил ее Эверард, когда, закончив танец, они направились к своему столу.

Чувствуя на себе враждебный взгляд Сельмы, она посмотрела ему прямо в лицо и широко улыбнулась.

— Очень! — весело ответила она. — Будет что вспомнить!

На долю секунды его глаза засияли, согревая ее, и при других обстоятельствах это придало бы ей смелости и дальше кокетничать с ним. Но кругом было слишком много народу, и за ними пристально наблюдала Сельма, так что Дженис скромно потупила взгляд, прежде чем Эверард мог бы заметить в нем ответный огонь. Нельзя, чтобы он допустил мысль, что она пытается с ним флиртовать на глазах у всех в этот прекрасный выходной день.

Мануэл горько жаловался, что ему дали отставку и она все время танцует с Эверардом.

— Эверард видится с вами в гостинице каждый день, — ворчал он. — Так почему же я не могу хоть сегодня потанцевать с вами? Я приглашаю вас, Дженис, доставьте мне удовольствие.

Она подчинилась, удивляясь в душе его старомодной учтивости, но ведь он был истинным португальцем. Эверард в типично английской манере спокойно заявил, что он позволяет ей один танец с Мануэлом.

— Вам надо чаще к нам приезжать. Эверард должен показать вам наши плантации. У нас несколько загородных поместий.

Она хотела сказать ему, что Эверард давно обещал ей это сделать, но тут же решила, что лучше ей вообще не отвечать.

На следующий день Мануэл не отходил от нее ни на минуту — на пляже, на вилле, когда она сидела в тенистом внутреннем дворике. Это не могло пройти мимо внимания Эверарда, и после обеда он обратился к ней:

— Дженис, похоже вы произвели неизгладимое впечатление на Мануэла.

— Ну, полагаю, он, как хозяин, просто должен уделять мне внимание. Ведь я его гостья, — зардевшись, улыбнулась она.

— Не уверен, — ответил Эверард, при этом губы его искривились, и она никак не могла определить, что это — его обычная ироничная улыбка или просто кривляние. — Я думаю, Мануэл ведет хитрую игру. Он хочет показать Леоне, что будет вполне счастлив и не женившись на ней, хотя вся семья хочет именно этого. Она же слишком прямолинейна и придерживается только своей точки зрения.

Дженис опешила. Было похоже, что Эверард готов на все, чтобы испортить ей настроение и лишить возможности получить хоть малейшее удовольствие от общения с этим прекрасно воспитанным привлекательным молодым человеком. И действительно, он тут же стал ей объяснять, что она не должна принимать за чистую монету все, что нашептывает этот симпатичный юноша.

Дженис рассмеялась прямо ему в лицо, но тут же взяла себя в руки.

— Я совсем не так уж восприимчива, как вам кажется, — холодно ответила она, совершенно не думая, понравится это Эверарду или нет.

Когда она взглянула на него, то увидела нахмуренное лицо, а в глазах холодную враждебность.

Тут она заметила, что к ним направляется Сельма, а за ней идет Леона. Вдруг Леона бросилась в объятия Эверарда со словами:

— Мне пришла в голову блестящая идея. — Она сделала шаг назад, но продолжала держать его за запястья. — Завтра я повезу Дженис осматривать достопримечательности Лиссабона. Я уверена, что вы не дали ей ни одной свободной минуты, чтобы насладиться нашим красивым городом. Для вас существует только бизнес, бизнес и еще раз бизнес, деньги и заключение сделок по телефону.

Эверард снисходительно рассмеялся:

— Кто-то же и из вашей семьи занимается бизнесом и большими сделками, чтобы вам было на что одеваться и вести веселую жизнь.

— Естественно. Но вы вполне можете обойтись один день без Дженис.

Он повернулся и, слегка приподняв брови, посмотрел на Дженис, стоявшую в нескольких метрах от них и молча наблюдавшую за разговором.

— Я не уверен, что смогу завтра обойтись без нее. У нас уже запланировано несколько встреч именно на завтра, и я не могу их отложить.

— Ну тогда встречайтесь без нее, — ответила Леона, красивым жестом отбрасывая длинные темные волосы за спину. — Я и не собиралась брать вас в нашу компанию. Вы достаточно часто бываете в Португалии, и это ваше упущение, что вы здесь многого не видели, — добавила Леона, пожимая изящными плечиками.

— О, не надоедай Эверарду, — беспардонно вмешалась Сельма. — Я не думаю, что мисс Боуэн захочет тратить свое свободное время на музеи.

— А кто сказал, что мы пойдем по музеям? Хотя это неплохая мысль. Есть оригинальный Музей карет. Вы там были, Дженис?

— Пока еще нет, но собиралась туда пойти. — Дженис пыталась догадаться, почему внезапно Леона стала так дружески к ней настроена.

— Послушай, Леона, — снова заговорил Эверард, — мы очень заняты завтра с Дженис, но — да подожди же, не перебивай меня! — послезавтра, во вторник, я отпущу Дженис на целый день. В любом случае тебе бы следовало знать, что в понедельник большинство музеев обычно закрыты.

Леона больше не стала с ним спорить. Когда Дженис и Эверард вернулись в гостиницу, он объяснил ей, что завтра им предстоит поездка в Арабиду, во время которой они должны подобрать подходящие места для стройки новых гостиниц, и он никак не обойдется без ее помощи. Еще он сказал, что не собирается препятствовать в осмотре достопримечательностей с Леоной. Дженис была готова забыть все случаи, когда он намеренно мешал ей встретится с Клайвом. Сейчас она была просто счастлива сопровождать Эверарда в этой интересной поездке. Он предупредил ее, что поездка может быть утомительной и, хотя они поедут, конечно, на машине, там придется много ходить пешком.

На следующий день Дженис надела удобные туфли, темно-синие брюки и лимонного цвета блузку. Она решила, что в этой одежде ей будет гораздо удобнее, чем в платье.

Они переехали через полуостров, потом Эверард вместе с представителем лиссабонского филиала стали измерять местность, сверяясь с планами и документами. Это было то самое место, куда неделю назад привозил ее Мануэл, и она сразу представила себе новые громады домов и орды туристов, которые нарушат тишину и покой в этих изумительных местах. И шелковая поверхность моря уже не будет такой спокойной.

Дженис записывала все цифры и данные, которые ей диктовал Эверард. Она высказала свои мысли Эверарду:

— Когда все гостиницы будут построены, сюда приедет совершенно другая публика. Те, кто любит природу и тишину, переберутся в другие места.

19
{"b":"543672","o":1}