ЛитМир - Электронная Библиотека

Было уже почти десять часов, когда зазвонил телефон и клерк предупредил, что к ним пришел посетитель. Она предложила ему подняться в номер и вышла на балкон, чтобы сказать о посетителе мистеру Уитни. Когда она вернулась в комнату, навстречу ей шел Клайв Диксон.

— Дженис! Просто не могу поверить! Я не имел представления, что ты приехала в Лиссабон!

— Клайв! — воскликнула Дженис.

Он схватил ее за руки и наклонился, чтобы поцеловать в щеку, но она тут же вырвалась, уверенная в том, что мистер Уитни стоит у нее за спиной.

— Наконец-то вы приехали, Диксон. Вижу, что нет необходимости представлять вас моей секретарше. Очевидно, вы достаточно хорошо знакомы. — Голос его был холоден.

— Это просто замечательно, что вы взяли с собой Дженис… я хотел сказать, мисс Боуэн, — проговорил Клайв, потирая руки.

— Замечательно для кого? Для мисс Боуэн? Присядьте. Что-нибудь выпьете?

— Бренди, пожалуйста, — ответил Клайв.

Дженис, которую тут же охватил ужас оттого, что мистер Уитни был свидетелем восторженных приветствий Клайва, была рада исчезнуть и отправилась готовить напитки. Уитни предложил ей налить и себе бакарди. Она наполнила маленький стаканчик белым прозрачным ромом и стала пить маленькими глотками, пока оба мужчины погрузились в беседу, состоящую из вопросов чисто технического порядка.

— Мисс Боуэн, принесите мне папку с документами по реконструкции отеля в Лиссабоне.

Когда Дженис отдавала ее Уитни, они с Клайвом успели обменяться улыбками, и она тут же отвернулась, чтобы шеф ничего не заметил.

— Ну а теперь слушайте меня внимательно, Диксон, — сказал Уитни. — У меня нет никаких сомнений, что вы работаете спустя рукава. Нет никакой координации в работе. Строительные материалы привозятся и сваливаются где попало, и когда в них возникает необходимость, их трудно найти, и тонны груза приходиться перевозить с места на место.

— Но, мистер Уитни, вы даже не представляете себе, как трудно в этой стране обеспечить доставку материалов к назначенному сроку. Иногда нам приходится ванны и трубы доставлять задолго до того, как помещения для них построены.

— В этом и состоит ваша работа. Именно для этого вас сюда прислали. По крайней мере, мне так казалось, — сухо добавил он. — Почему вас не было на месте в полдень, когда я вам звонил?

— Я должен был встретиться с несколькими поставщиками. Если бы я знал, что вы в Лиссабоне, то, конечно, остался бы на месте.

— Уверен, что вы именно так бы и поступили, вместо того чтобы загорать на пляже в Эсториле.

— Я не был на пляже, — покачал головой Клайв.

— Не имеет значения, где вы были на самом деле. Ваши сотрудники мне сказали, что на работе вы обычно бываете только по утрам и отсутствуете после полудня.

— Это они говорят просто из зависти, — взмахнул рукой с уже пустым стаканом Клайв. — Вы понимаете, что я должен встречаться с огромным количеством людей. И часто мне приходится выполнять дела компании по вечерам и даже ночью.

— Главным образом в кафе.

Дженис было крайне неприятно выслушивать этот выговор босса Диксону, но именно в тот момент, когда она решила тихонько выйти на балкон, Уитни обратился к ней:

— Мисс Боуэн, напечатайте это.

Когда она закончила и протянула бумаги Уитни и копию Клайву, Уитни произнес:

— Диксон, я жду вас завтра утром здесь, в отеле, не позже девяти. Принесите мне отчет по поводу каждого вида доставленного на стройплощадку материала. Спокойной ночи.

Когда Клайв ушел, начальник повернулся к Дженис:

— Мисс Боуэн, вы должны быть честны со мной, и вам следовало бы сказать мне, что вы близко знакомы с Клайвом Диксоном.

— Но я едва знакома с ним. Когда он работал в лондонском офисе…

— Вы говорите, что не знаете его близко, а между тем сегодня это выглядело как встреча очень близких друзей.

Она поняла, что у него вертелось на языке слово «любовников».

— Но это просто его обычная манера встречать знакомых, — пробормотала она тихо.

— Безусловно, я не привез бы вас сюда, если бы имел хоть малейшее подозрение, что вы с ним в столь близких дружеских отношениях. Я бы взял с собой другого секретаря, удостоверившись, что никаких отношений у этой девушки с Диксоном не было.

Он направился к двери, но вдруг снова повернулся к ней:

— Если вы хотите со мной работать, то должны быть полностью мне преданны.

— Но я вам преданна.

— Может быть, в данный момент. А если возникнут другие обстоятельства, чью вы займете сторону?

— Конечно вашу, — без колебаний ответила Дженис.

— Хорошо. Надеюсь, я всегда смогу на вас положиться.

Наступила тишина. Дженис хотелось возразить ему, что она совсем не просила его об этой поездке. Он сам приказал ей ехать, не спрашивая о ее желаниях. И не ее вина, если он забыл спросить, знакома ли она с Диксоном. Но сейчас все-таки было лучше промолчать, воздух и так как бы вибрировал от напряжения. Наконец она решилась открыть рот:

— Я вам еще нужна сегодня?

— Нет, спасибо. Уже слишком поздно, и у нас обоих был длинный, трудный день. Идите лучше спать. Спокойной ночи.

Прежде чем лечь в постель, она вышла на балкон, чтобы подышать изумительным ночным воздухом. Внизу проходила широкая авеню, за ней темнел огромный парк, а дальше была видна часть города, залитого огнями. Дженис подумала, что за целый день в Лиссабоне она ни разу не вышла на улицу. Она надеялась, что Уитни не намерен занимать все ее время, так что ей представится возможность увидеть этот красивый город. Она же имела право на свободное время, на отдых. И мысль о том, что Клайв может приглашать ее время от времени провести вместе вечер, привела ее в трепет. По крайней мере, он очень тепло ее встретил. Несколько небольших оазисов в пустыне требований, исходящих от мистера Уитни, были бы чем-то, к чему она могла стремиться. Может быть, они потанцуют где-нибудь с Клайвом или вместе поедут на пляж позагорать.

Уитни предупредил ее, что он предпочитает завтракать один в своей комнате. Дженис это устраивало, так как давало ей возможность завтракать на балконе, начиная день хрустящими булочками и тостом, свежими фруктами и «лучшим кофе в Европе», как ей говорили.

Когда она следующим утром зашла в гостиную, Уитни был уже там, просматривая документы.

— Доброе утро, мисс Боуэн, — приветствовал ее он. — Уже позавтракали?

— Да, спасибо.

Он кивнул и, похоже, стал рассматривать ее наряд, красивое платье цвета морской волны, но было очевидно, что думает он о чем-то другом.

— Я загружал вас работой последние дни. Думаю, вам бы хотелось походить по городу пару часов, пройтись по магазинам. Вы же не могли привезти много нарядов, так что вам будет приятно добавить кое-что к вашему гардеробу. Вот вам португальские эскудо, это задаток, часть от вашей зарплаты. — Он достал из кармана несколько сотен эскудо.

Его предупредительность и вежливость, с которой все это было сказано, настолько удивили Дженис, что она с трудом могла произнести слова благодарности.

— Во сколько я должна вернуться обратно?

— Было бы хорошо к часу дня. Меня, возможно, здесь не будет, но я оставлю вам свои записи. Попросите внизу у портье диктофон, нам он понадобится для работы.

— Непременно сделаю.

Дженис поспешила уйти из отеля, прежде чем он успеет внезапно передумать и задержит ее для неожиданно возникшего поручения.

Солнце так ярко светило, что она решила немедленно купить соломенную шляпу с широкими полями. Мистер Уитни не догадался сказать ей, где находится ближайший торговый центр, и ей пришлось пройти авеню Свободы, широкую улицу, по которой машины шли тремя потоками, а по обеим сторонам на тротуарах располагались кафе и небольшие тенистые садики. Наконец она вышла к более узким улицам со множеством небольших магазинов. Она стала рассматривать витрины магазинов, потом выпила кофе в ближайшем кафе, и вдруг ее осенило, что можно позвонить Клайву без всякого опасения. В этом не было ничего, что нанесло бы вред ее хозяину.

3
{"b":"543672","o":1}