ЛитМир - Электронная Библиотека

Наслаждаясь холодным фруктовым напитком, она наблюдала необычную картину, как несколько рабочих опускали высокую пальму в глубокую яму.

— Разве можно пересаживать такое большое дерево? Оно ведь для этого слишком старое и сразу погибнет после пересадки?

— Такое делается уже во многих странах. Это, конечно, особое искусство, но мы не можем позволить себе сажать небольшие кусты и ждать по пятьдесят лет, пока они вырастут.

Она видела, как кран очень осторожно опустил в яму дерево, корни которого были аккуратно обернуты материалом, предохранявшим их от повреждений. Это было начало парка, который предполагалось разбить перед входом в гостиницу. Рабочие продолжали посадку кустов, олеандров, магнолий, а двое из них налаживали небольшой фонтан, включая и выключая воду и, к их взаимному удовольствию, обливая себя водой с ног до головы. Несколько рабочих красили обращенный к морю фасад гостиницы в нежно-розовый цвет. Этот цвет был намного приятнее для глаза, чем чисто-белый.

Когда Дженис похвалила выбранный им цвет, мистер Уитни заметил, что он тоже считает розовый цвет намного удачнее, чем белый. Да и поддерживать стены белоснежными стоило бы намного дороже. Наконец они покончили со своими напитками, и он с удвоенной энергией воскликнул:

— Ну а теперь отправимся на ленч!

Уитни повел ее в небольшой ресторанчик, где они устроились на прохладной тенистой террасе, выходящей прямо на парк. Прекрасное вино и еда быстро восстановили ее силы, и после окончания трапезы Дженис неожиданно сказала, что готова принять его предложение и купить себе широкополую шляпу.

Она никак не могла и предположить, что мистер Уитни захочет сопровождать ее по магазинам, но тут же сообразила, что он знает местные лавочки, чего она не могла сказать о себе, да и говорит свободно по-португальски, хотя многие продавцы говорили по-английски и по-французски.

В первом же магазинчике она примерила несколько шляп, но каждый раз он отрицательно качал головой.

— Нет, нам нужна шляпа с волнистой линией, — произнес Уитни, движением руки показав, что он имел в виду.

«Вероятно, и шляпы он рассматривает как строго архитектурные элементы», — подумала Дженис.

Однако его совет оказался весьма полезным. Дженис тут же принесли целую коллекцию соломенных шляп с широкими волнистыми полями, настолько красивых, что их можно было бы надеть для королевского приема, а в случае нужды использовать от солнца на пляже. Дженис стала примерять их одну за другой, бессознательно ожидая одобрения Уитни. Наконец она остановила свой выбор на одной из них, очень удобной. По краю полей шла окантовка цвета фуксии, а широкую длинную ленту того же цвета можно было завязывать под подбородком или сзади под ее темными волосами.

— Вот эта действительно очень вам к лицу, — согласился Уитни, ожидая пока она оплатит покупку.

Дженис была рада, что широкие поля шляпы закрывали ее лицо, так как она быстро краснела даже по пустякам, а уж сейчас особенно, когда продавщица с улыбкой посмотрела на Уитни, а потом на Дженис, явно принимая их за любовников.

Прекрасное настроение Уитни сохранилось и после ленча, и Дженис была приятно удивлена его раскрепощенной манерой обращения с ней, когда они устроились на небольшом тихом пляже, недалеко от рыбацкой деревни.

— Будьте осторожны с солнцем, не старайтесь слишком быстро загореть, — предупредил ее Уитни.

Дженис кивнула и стала втирать в кожу масло для загара. Она легла на полотенце, надев новую шляпу, которая почти полностью прикрывала ее лицо и давала ей возможность тайком рассматривать этого необыкновенного человека, настроение которого так быстро менялось, превращая его то в жесткого бизнесмена, то в спокойно отдыхающего на пляже приятеля. Только теперь она начала осознавать, что Эверард Уитни делал все только так, как считал нужным. Он работал всегда крайне напряженно, с огромной затратой собственных сил, но, когда у него находилось время для отдыха, он расслаблялся так же легко, как котенок.

Невольная улыбка тронула ее губы: сравнить мистера Уитни с игривым котенком — это уж слишком. Солнечные лучи запутались в его каштановых волосах, придавая им рыжеватый оттенок, и серые глаза, казалось, потеплели в жарком португальском климате. Его тяжелый холодный взгляд и бескомпромиссная линия губ уже не действовали на нее парализующе. Теперь она видела лишь твердый, чувственный рот, губы которого могли сложиться в беспощадную линию или приятную улыбку, когда уголки рта слегка приподнимались кверху. Тело его уже приобрело золотистый загар, и ей оставалось лишь догадываться, как он сумел этого добиться во время короткого английского лета. Наверное, он проводил все короткие отпуска в местах, где много солнца.

— Скажите, какова цель вашей жизни? — неожиданно спросил он.

Его вопрос ее поразил, она быстро села и внимательно на него посмотрела. Он повернулся к ней, локоть одной руки утонул в песке, подбородок покоился на ладони. Что-то в его взгляде ее смутило.

— Какова цель? — переспросила она, стараясь выиграть время.

— Да. Что вы собираетесь делать? Есть ли у вас какие-то планы на будущее? — К нему снова вернулся его обычный надменный тон, глаза смотрели на нее холодно и насмешливо.

«Зачем ему знать о моих планах? И вообще, какое ему до меня дело?» — промелькнуло у нее в голове. Но его интерес ей был приятен.

— Мне бы хотелось стать секретарем высшего класса, — проговорила она.

— Как трамплин в будущее? А что потом?

— Если вы опытный секретарь, то перед вами открываются большие возможности.

— Совершенно верно, — улыбнулся он. — Иногда даже появляется шанс работать за границей.

— Да, — улыбнулась она в ответ. — Я очень обрадовалась возможности поехать сюда с вами. В будущем я бы подала документы на получение работы в одной из международных организаций в Женеве или Брюсселе. Я могла бы совершенствовать свой французский.

— Не более того? А замужество не входит в ваши планы? Ведь вам уже двадцать один год.

— Каждая девушка думает об этом, — медленно произнесла она.

— Ну а Диксон? Он входит в ваши планы на будущее?

— О, я об этом не думала. — И она так резко тряхнула волосами, что они рассыпались у нее по плечам и упали на лицо. — Мы с Клайвом просто хорошие друзья, и он единственный англичанин, которого я знаю в Лиссабоне. Это совершенно нормально, что мы иногда встречаемся, но он прекрасно знает, что я не собираюсь заманивать его в ловушку.

«Интересно, — подумала она, — понравилось бы мистеру Уитни, если бы я стала расспрашивать его о планах на будущее? Например, собирается ли он жениться на Сельме Карвалью? Уверена, что он бы сразу замкнулся».

Она быстро надела шляпу, чтобы скрыться от его проницательного взгляда. Некоторое время она смотрела на море, голубая вода которого была того же цвета, что и ее купальник. Потом она решила пойти под навес, чтобы одеться.

Когда она вернулась, Уитни на месте не было, и, повернувшись к морю, она увидела, что он плывет далеко за буйками. Вскоре он вернулся и тоже быстро оделся под навесом.

— Не хотите ли выпить чаю? — спросил Уитни.

— Я предпочла бы чашку португальского кофе.

— Еще один шаг к тому, чтобы считаться настоящей европейской леди, — одобрительно кивнул Уитни.

Она не знала, как отнестись к этой небольшой колкости, но потом решила промолчать. Надо было воспользоваться хорошим настроением босса. Они зашли в расположенную на самом берегу гостиницу и уселись на большой террасе, выходящей к морю. Дженис не отказала себе в удовольствии попробовать пирожные и насладиться кофе. Яхты самых ярких цветов с красиво выгнутыми парусами легко скользили по поверхности залитой солнцем воды.

Смуглые рыбаки чинили свои сети, не обращая никакого внимания на толпы отдыхающих. Дженис на мгновение поверила, что и она отдыхает в этом идиллическом месте, а вовсе не находится здесь по роду своей службы с энергичным своевольным боссом.

Эта иллюзия быстро улетучилась, как только они направились в Лиссабон.

9
{"b":"543672","o":1}