ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И вдруг впервые страшное подозрение шевельнулось в голове, и она вцепилась в Арутюна мертвой хваткой, так торговка держит вора, слямзившего всю дневную выручку.

— Мир-Джавад? — хрипло прошептала она, пристально глядя Арутюну в глаза.

У агента так неожиданно и внезапно пересохло в глотке, что он не сумел ничего ответить, даже короткого «да» был не в силах вымолвить, и только кивнул утверждающе головой.

Лейла побледнела так, что исчезло всякое упоминание о ее несколько смуглой коже. Такой удачи она и не предвидела. Наконец-то ей представился случай расправиться с ненавистным официальным мужем. Лейла решилась сразу ехать к отцу. Мысль позвонить ему она почему-то отбросила: телефон мог прослушиваться.

— Поедешь со мной, в моей машине! — коротко приказала она и двинулась к выходу.

Арутюн преградил ей дорогу.

— В вашей охране есть человек Мир-Джавада! Я до утра не доживу…

Лейла задумалась.

— Ты знаешь кто?

— Это знают только двое: Мир-Джавад и агент.

Лейла решилась избавиться от охраны. Сев в машину, она приказала всем отправиться домой, и шоферу в том числе, она сама, мол, поведет машину.

— У нас приказ: не оставлять вас ни на одну минуту без прикрытия, — осмелился сопротивляться агент Мир-Джавада.

— Плевать мне на ваш приказ, я делаю то, что хочу, а хочу я сейчас, чтобы вы убирались домой, или к чертовой матери, если дома у вас нет.

Охрана вынуждена была подчиниться. Уходя, они все время оглядывались и замечали, что и Лейла пристально следит за ними. И как только охранники отошли на порядочное расстояние, такое, что разглядеть ничего уже было нельзя, в машину к Лейле юркнул какой-то мужчина, тщательно закутывая лицо, так что разглядеть его было невозможно. Машина сразу же рванулась с места и исчезла…

Агент Мир-Джавада, расставшись с коллегами, позвонил сразу же Мир-Джаваду и доложил о случившемся. К его удивлению, Мир-Джавад совершенно равнодушно отнесся к сообщению агента. И спокойствие его не было деланным.

«На….. ему на жену!» — понимающе подумал агент и отправился в притон, где до утра резался в буру.

А Мир-Джавад обрадовался, услышав, что его жена спуталась с кем-то и встречается с мужчиной на квартире своей подруги.

«Скоро же она забыла своего красавца, первого мужа, жгучую любовь. Все они такие!» — злорадствовал он.

Лейла со свидетелем опоздали к Атабеку всего на несколько минут: его срочно вызвал Гаджу-сан, и он, не заезжая даже домой, отправился на аэродром, где всегда ждал самолет, готовый улететь либо в столицу, во дворец эмира, либо бежать в любую нейтральную страну, где на секретных счетах верные люди держали для Атабека миллионы.

Лейла, узнав, что отец вернется только через неделю, испугалась и решила спрятать агента в таком месте, где Мир-Джаваду в голову не взбредет искать его: в своей спальне.

Мир-Джавад не придал значения донесению своего агента из охраны Лейлы, любовные шашни его официальной жены почему-то не интересовали. Он уже проклинал себя, что поддался минутному настроению и нанес преждевременный удар по Атабеку, убрав действительного мужа его дочери и тем самым подставив себя под удар. А что он незамедлительно последует, как только найдется единственный свидетель, он это ясно понимал.

И уже звонок его агента из охраны Атабека привел в ужас: Лейла с каким-то мужчиной, по описанию похожим на того, кто уехал с ней из квартиры подруги; и так же тщательно закрывавшим лицо, приходила к отцу, и то, что они разминулись всего на несколько минут, было чудом. Жизнь Мир-Джавада повисла на волоске: догадайся позвонить Лейла в аэропорт и… конец. Если Атабек и не прервет свой полет в столицу, то даст команду, и до захода солнца Мир-Джавад не доживет.

Кто был этот мужчина, Мир-Джавад понял сразу после второго звонка: это мог быть только разыскиваемый им и Атабеком агент Арутюн.

— Действительно, агент суперкласса, — лихорадочно соображал Мир-Джавад, — пойти на такой риск: сунуться в логово тигра, рискнуть головой… Слушай, а может, ты зря паникуешь? Может, Лейла хочет устроить своего очередного кота на тепленькое местечко?.. Чушь говоришь. Достаточно ей позвонить секретарю отца, все равно Атабек поручил бы ему. Нет, это — Арутюн, больше некому. Все ей рассказал, и Лейла потеряла голову от жажды мести, а ведь достаточно ей было позвонить отцу, и она застала бы его в кабинете, и через час я был бы трупом. Хорошо, что в ярости люди теряют голову. Удивляюсь, как это ей не подсказал этот хитрый Арутюн? Значит, и он боится, и на один верный ход у него приходится один неверный. Запомним!.. Да, но как же они могли встретиться у подруги? Придется с этой лахудрой по-своему поговорить… И Мир-Джавад стал действовать: первым делом, по его команде отключили все телефоны аэропорта, «по техническим причинам», оставив только правительственную связь и с инквизицией. Самых опытных сотрудников Мир-Джавад было направил следить за Лейлой, но, подумав, отменил свое распоряжение: Лейла до возвращения отца так спрячет агента Арутюна, что следить бесполезно, не отыщешь…

Мир-Джавад выбрал другой путь: его люди незаметно похитили, заманив в ловушку, подругу Лейлы и спрятали ее в загородной резиденции инквизиции. Для начала Мир-Джавад и его люди изнасиловали подругу, так опрометчиво согласившуюся из-за корысти помочь Арутюну, а затем Мир-Джавад показал ей набор инструментов для пыток, а в маленькой печке-калильне уже багрово отсвечивали раскаленные иглы и щипцы. Подруга Лейлы сломалась сразу, уже после насилия. Она была готова вспомнить любую мелочь и отвечала очень подробно на любой вопрос. Так Мир-Джавад узнал, что у Арутюна на руках богатая добыча из разграбленного ювелирного магазина на миллионы фунтов. Это его обнадежило…

Утопив подругу Лейлы в море, сымитировав несчастный случай, Мир-Джавад отправился в город. И по дороге его вдруг осенило: он вспомнил, что вчера у Бабур-Гани он встретил одну из своих воспитанниц с новой бриллиантовой брошью на груди. На его вопрос: «где достала»? — девочка доверчиво ответила: «мадам продает»! Мир-Джавад подумал вчера, что это обычное дело: женщины часто распродают либо надоевшие украшения, либо напоминающие им о тех, кто дарил их. Но сегодня все ему виделось уже в другом свете, и Мир-Джавад поехал сразу к Бабур-Гани, не заезжая в инквизицию.

Бабур-Гани ходила несколько ошалевшая и пьяная от счастья. Первый раз в жизни она полюбила не за деньги, не ради выгоды.

— Чем так озабочен, сокол мой ясный? — радостно встретила она Мир-Джавада. — Опять женушка любимая комарихой зудит? Все мы, бабы, такие: любим, так готовы распластаться половиком, хоть ноги вытирай, а не любим — всю кровь высосем. Дай жене полную свободу и не заглядывай к ней в спальню, может, помилует…

— Я к тебе не исповедоваться приехал! — прервал ее Мир-Джавад и усмехнулся. — У меня другая проблема.

— Так у меня для тебя целенькая козочка припасена, газель большеглазая.

— Я сам сейчас на мушке… Одна ошибка, и все пойдет прахом, шлепнут. А твоя жизнь связана с моей, не так ли, ханум? — Мир-Джавад, не мигая, смотрел на Бабур-Гани, словно пытаясь увидеть ее насквозь.

Та, наконец, почувствовала опасность.

— Говори! Все, что в моих силах, сделаю, узнаю. Деньги нужны?

— Ащи! Мне свои девать некуда… Вот если только бриллианты скупать, а?

Бабур-Гани заволновалась: неужели пронюхал о ее махинациях с крадеными драгоценностями. Мир-Джавад заметил ее волнение и без лишних слов схватил ее за горло железной хваткой, да так, что у нее глаза на лоб полезли.

— Говори, лярва, правду! Моей шкурой решила откупиться? Так знай: я и умирая тебя с собой прихвачу. Нельзя же, чтобы твое пророчество не сбылось…

И швырнул ее, как мешок, в кресло… Бабур-Гани, с трудом отдышавшись, пролепетала:

— Не губи!.. Все скажу… Жадность, будь она проклята, заманила. Отдам, отдам твою половину от сделки и впредь зарекусь тебя обманывать…

Мир-Джавад все сразу понял и без лишних слов показал Бабур-Гани фотографию агента. Та его сразу узнала:

48
{"b":"543678","o":1}