ЛитМир - Электронная Библиотека

Вот как они это делают! Внимательно запомнив способ добычи кокосового молока, Кристи подвела итог своей офисной работы. Тени стали длиннее, когда она наконец решила сделать перерыв и посмотреть, вернулись ли мальчики. К ее удивлению, их и след простыл. Плот тоже исчез.

Девушка нахмурилась и подошла к навесу. Все было так, как она оставила. Кристи двинулась вдоль берега. Если что-нибудь из инвентаря пропало, значит, это у них. Возможно, дети сделали все, что посчитали нужным сегодня, или, может быть, плывут где-то с другой стороны острова.

Кристи задумчиво взяла корзины с дневным уловом и отнесла их в тенистое место, укрыв от солнца и волн. Ей почему-то не хотелось сразу доставать обитателей раковин. А утром, если они высохнут, она полагала, что не захочет и на милю к ним подойти. Нужно сказать мальчишкам, что ей нужны только пустые раковины. В любом случае они, наверное, вернутся утром…

Но они не вернулись.

Наступил еще один удивительный день. Ветер гнал по небу все время меняющие форму ватные облака, солнце сияло незабываемо приятно. Уверенная в том, что скоро опять начнет волноваться, Кристи достала старый бинокль, который она нашла среди других вещей ее дяди, и начала всматриваться в водную гладь, пытаясь разглядеть хотя бы признак плота.

Бинокль позволил в мельчайших деталях рассмотреть пики гор и вообще весь ландшафт Таматоа, но ее не это интересовало. Почему мальчики не вернулись? Если даже они передумали или нашли более достойный заработок, почему не пришли за деньгами? Она отвернулась и увидела, что к ней медленно идет Мэтт Дэнэм. Не улыбаясь, Кристи подождала, пока он остановится.

Без всякого вступления он сообщил:

— Если ты ждешь тех двух мальчишек, тебе не повезло. Они не вернутся.

— Что? Что ты имеешь в виду? Почему не вернутся?

— Я как раз шел, чтобы сказать тебе.

Его худое лицо посветлело, он словно извинялся, но Кристи посчитала это знаком безразличия.

— Я взял на себя ответственность и отпустил их вчера. Я также заплатил им. Так что не иди у них на поводу, если они захотят от тебя еще денег.

— Ты… ты их рассчитал! — Кристи чуть не заикалась от злости. Она не верила собственным ушам. — Ты взял на себя ответственность! И… Да какое ты имел право? Как ты посмел? И все…

— Да, я ожидал, что ты рассердишься. Я бы и сам рассердился.

— Правда? — Она сжала кулаки. — Что еще ты от меня ожидал? Думаю, тебя не удивит, если я потребую объяснений?

— Я знаю. Это займет примерно полчаса. Если у тебя сегодня не будет приступа ярости, я постараюсь подробнее объяснить, почему я препятствовал твоему проживанию здесь.

— У тебя было полно времени сделать это или, лучше, принести извинения, — взорвалась Кристи. — Почему бы тебе не быть честным и не признать, что я тебе не понравилась и что ты не хочешь видеть на острове никого другого. Ты хочешь, чтобы Калинда была только твоя, поэтому…

— Неправда. Я не говорил, что ты мне не нравишься или что я хочу присвоить себе остров.

— Тогда почему ты не оставишь меня в покое? Эта часть острова моя. Она принадлежала моему дяде, и он оставил ее мне. Я могу делать то, что мне нравится, и никто не может меня остановить.

Мэтт Дэнэм молча выслушал и холодно произнес:

— Боюсь, это ты ошибаешься. Твой дядя когда-нибудь рассказывал, как он приобрел эту пару акров на Калинде?

— Он выкупил ее у австралийца. У меня есть бумаги, доказательства…

— Он выкупил их у человека, которого знал час-другой, потому что они вместе пили в баре в Сиднее. И он купил их всего за несколько монет, поскольку его закадычный собутыльник в то время был совсем без денег, а в кармане твоего дяди завалялось несколько фунтов.

— Ну и что? — упрямо произнесла она. — Ну и что? Сделка остается законной.

— Я бы не утверждал столь категорично, — тем же холодным тоном возразил Мэтт. — Так называемая сделка состоялась очень давно. В те дни авантюрист мог приобрести немного свободной земли или выгнать с участка местных жителей. В большинстве случаев ни о каких законных сделках и речи не было, все решала сила. Но сегодня все немного иначе. Калинда вместе с Таматоа и остальными островами архипелага перешла под протекцию Австралии. Пока большинство вопросов решаются через администрацию. И вполне возможно, что во время ревизии, которую проводят власти, выяснится, что у тебя не больше законных оснований на владение Калиндой, чем у меня.

Кристи начал бить озноб. Она не могла спрятаться от освежающего бриза, озорно путающего ее волосы. Девушка убрала со лба непослушную прядь и снова уставилась на Мэтта, стараясь не показать обеспокоенности.

— И почему ты мне все это говоришь? Кто-то уже проводит ревизию? Может быть, ты?

— Нет. — Он покачал головой. — Никто не проводит пока никакой ревизии, и, разумеется, я тем более, да и вряд ли кто-то всерьез решится выселить тебя или меня из Калинды.

— Тогда почему?

Он посмотрел на нее сверху вниз, заглянул в глаза, где ярость постепенно исчезла, уступив место удивлению и страху. Он взял Кристи за руку:

— Иди надень свои самые крепкие туфли, те, на толстой подошве. Потом мы пойдем на риф, и я тебе не только объясню, но и покажу причины моих поступков.

Она еще была расстроена и обижена, но все же сделала так, как он сказал, и несколько минут спустя, переодевшись в рубашку, джинсы и пару крепких, грубого плетения сандалий, присоединилась к нему.

Мэтт взял ее за руку, когда они подошли к началу рифа, аккуратно помогая девушке, чтобы она не упала. Пока они прокладывали дорогу, Кристи заметила острый, как лезвие бритвы, край, и поняла, насколько важно носить крепкую обувь.

— Без ноги не останешься, — произнес Мэтт обыденным тоном, — но кораллы могут нанести очень болезненные раны.

— Да, Лонни говорил мне, — ответила Кристи таким же будничным тоном. — Он также предупредил о ядовитых медузах и других животных.

— А еще он договорился с теми двумя мальчишками, не так ли?

— Ну, ты был единственным, кто рассказал мне, что дядя нанимает ныряльщиков из местных, — сказала она, защищаясь.

— Знаю. Но до вчерашнего дня, пока я их не увидел, я до конца не осознавал, насколько ты серьезно относишься к бизнесу. Я думал… Впрочем, не важно. Запоминай дорогу. Нам еще назад возвращаться.

Ее губы были плотно сжаты, все внимание сосредоточено на каменистой дороге. Хотя отлив приближался к самой низкой своей отметке, большая часть рифа все еще была скрыта несколькими футами воды. Там были ямы и щели, некоторые довольно глубокие, и пригорки, покрытые водорослями и слизью. Несмотря на то что риф, окольцовывающий остров, находился примерно в миле от берега, он охранял лагуну и разбивал сильные, гигантские волны так эффективно, как не смог бы ни один искусственный барьер. Кристи впервые видела чудесные коралловые подземные сады на расстоянии вытянутой руки, и на какое-то время она забыла о своей обиде на человека, шедшего с нею рядом. Здесь были все цвета радуги. Морские растения разных оттенков виднелись в коралловых окошках. Странные создания меняли цвет, как хамелеон. Подводные коралловые ветви походили на сказочные подсвечники. Они были чудной игровой площадкой для сверкающих, переливающихся разными цветами бабочек-рыб.

Внезапно Мэтт окликнул ее:

— Да, это очень интересно, если ты никогда не видела раньше, но если ученые не предпримут экстренных мер, вся эта красота обречена.

— Но почему? — Она нехотя отвела взгляд от очаровательного дна лагуны и подошла к нему.

— Кораллы гибнут. Их поедают. Вот почему я здесь. Половина исследовательской работы проводится в пораженных районах Тихого океана.

Он показал на длинный полуразрушенный шельф, открывающийся вдали. Наклонившись, Мэтт достал из воды ветку коралла. Она разломилась довольно легко, и, когда он поднес ее к свету, Кристи увидела, что ветка мертва и бесцветна. Неуловимое движение руки Мэтта — и она увидела целую колонию кораллов, таких же сухих и безжизненных.

11
{"b":"543684","o":1}