ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я не это имела в виду. Хотя это все, конечно, очень неприятно. — Девушка глубоко вздохнула. — Мэтт, а она не расскажет твоей жене? Я хочу сказать, Мелани не расскажет, что я…

— Кристи, успокойся. Тебе нужно что-нибудь съесть. Потом мы поговорим. А сейчас ешь. Или мне тебя из ложечки кормить?

— Нет.

Девушка вздохнула и начала есть кашу, щедро посыпанную сахаром. Потом съела почти все яйцо и принялась пить первую за три дня чашку чаю. Он убрал поднос и пододвинул к кровати кресло.

— Я не могу позволить тебе заблуждаться на мой счет, хотя, возможно, в каком-то смысле это было бы лучше. Кристи, я не женат. По крайней мере теперь. Моя жена умерла пять лет назад.

Недоверчивость боролась в Кристи с каким-то другим чувством.

— Но она сказала, что ты женат! По крайней мере она сказала…

Девушка замолчала, вспоминая каждое слово разговора, который навсегда остался в ее памяти. Она сама предположила, что Мэтт женат. Мелани только кивнула и заставила Кристи поверить в это.

— Она сказала, что у тебя двое детей.

— Это чистая правда.

— И дала мне понять, что ты женат.

Голос Кристи стал жестким, когда она подумала о вероломстве Мелани:

— Она сказала, что все обо мне говорят, будто я совсем не думаю о своей репутации и что… О, как она посмела? А я ей поверила. Я…

— Да, я знаю, — вздохнул Мэтт. — Я начал подозревать, что случилось странное. И если бы ты тогда не убежала вся в слезах, я бы тебе все рассказал. Здесь нет никакого секрета. — Он встал, подошел к окну. — Джаниз, моя жена, подхватила грипп во время той страшной эпидемии зимой. Она чувствовала себя очень плохо, и к тому же никто из нас не подозревал, что у нее больное сердце. Все случилось так быстро, что мы не могли в это поверить.

— Мне очень жаль, Мэтт, — пробормотала она.

— Да, но… — Он остановился и повернулся к двери. — А вот и доктор Чалмерс.

Доктор с серебристой шевелюрой был явно очень рад видеть, что его пациентке лучше. Но улыбка исчезла с его лица, как только девушка заявила, что хочет встать. Он сказал, что Кристи нечего даже думать об этом, пока не придет в норму ее температура.

— А разве она еще не нормальная?

— Еще нет, юная леди. — Врач смотрел на нее из-под густых серебристых бровей. — И еще более важно, чтобы вы были спокойны. Никаких волнений. Вы знаете, на что сейчас похожи ваши ноги?

— Нет. — Она страшно захотела рассмеяться. — На что?

— На первоклассную резину. Так что будьте осторожны. Позаботься о ней, Мэтт.

Он кивнул, даже не улыбнувшись, и проводил доктора Чалмерса. Вернувшись, Мэтт принес несколько книг. Он положил их на кровать и отошел:

— Ты слышала, что он сказал. Теперь у меня дела, так что тебе придется развлекать себя самой. По крайней мере до обеда.

— Хорошо. — Кристи улыбнулась, уверенная в том, что ощущение счастья придает ей больше сил, чем любое лекарство. — Я буду вести себя хорошо.

Она выбрала книгу и принялась читать. Время до обеда пролетело быстро. Но обед был не слишком длинным, и девушка снова лежала, время от времени засыпая, до самого вечера, наблюдая за тем, как за окном постепенно темнеет. Франгипани опала, и Кристи лениво выкладывала красивый узор из увядших лепестков на одеяле. Именно в этот момент появился Мэтт. Он принес ей попить, и, когда собирался уходить, она схватила его руку:

— Пожалуйста, посиди со мной немножко.

Мэтт немного помедлил, но Кристи смотрела на него с такой мольбой!

Он смотрел на нее сверху вниз, и его явно что-то беспокоило. Потом нехотя сел на краешек кровати и мягко положил ее руку на складки одеяла:

— Это неправильно, Кристи. Мне не нужно этого делать.

— Чего этого? — Она притворилась, что не понимает. — Я тебя почти целый день не видела. А человеку становится ужасно одиноко, когда не с кем поговорить.

Он с усмешкой посмотрел на нее:

— Но ты не хочешь, чтобы я с тобой только говорил.

Она отвернулась:

— Хочу. Честно.

— Женская честность! — Мэтт сухо усмехнулся. — Послушай, малышка, ты очаровательная маленькая девочка. Но для нас обоих будет лучше, если ты не будешь строить насчет меня никаких иллюзий. Нет, послушай, — быстро сказал он, заметив, что Кристи собирается возразить. — Наверное, это звучит слишком мелодраматично и я не должен этого говорить… но ты должна помнить, что я намного старше тебя. Я прекрасно знаю, как влияет на людей прекрасная природа. Я был женат, Кристи. Я знаю признаки всего этого.

— А я так очевидно их показываю? — попыталась нахально спросить она, но вышло нелепо.

— Тебе и не нужно показывать, — мягко сказал он и, оставив несчастную наедине со своими мыслями, вышел из комнаты.

После его ухода тишина показалась Кристи невыносимой. Девушка откинулась на подушку. Короткое ощущение счастья оттого, что она узнала правду, что Мелани на самом деле лгала, постепенно испарялось. Теперь она поняла, что Мэтт больше к ней не подойдет, по крайней мере вечером. Если бы он захотел, я бы умерла за него, подумала Кристи. Но потом стала ругать себя за такое ребячество. Медленно растущая уверенность в том, что она нравится Мэтту немного больше, чем он сам готов признать, таяла с каждой минутой.

Под рукой было все, что только могло ей понадобиться. Платок, графин с фруктовым соком, накрытый салфеткой стакан, коробка печенья, книги, ее же собственная сумка.

С постели ей было видно, как лучи света из соседней комнаты освещают веранду. Внезапно свет погас, и она напряглась, ожидая чего-то. Но шагов не было слышно. Раздавался лишь звук льющейся из душа воды. Потом наступила долгая тишина.

Кристи уставилась в темноту. Нужно признать правду. Она выставила себя полной дурой перед Мэттом Дэнэмом. Была так глупа, что даже дала ему понять, насколько он ей нравится. Вначале она его просто забавляла, но теперь он стал осторожен. Мэтт не хотел, чтобы его в это вмешивали, и он сделал для этого все, разве что большими буквами не написал. Что ж, меньше чем через неделю все будет кончено. Он никогда ее больше не увидит. И волноваться ему будет не о чем. Кстати, есть ли причина, почему она должна здесь задерживаться? Она вполне может пойти домой и там позаботиться о себе сама.

Для Кристи думать означало действовать. Ее сердце было сковано горечью. Девушка не хотела, чтобы эмоции снова взяли верх над здравым смыслом. Боясь каждого шороха, она села и опустила ноги на пол.

Резиновые ноги! Девушка чуть не задохнулась, пока пыталась встать. Впрочем, она почувствовала уважение к людям, которые знали, о чем говорили. И все же ее трясущиеся ноги выдержали, и она принялась искать одежду. Куда, черт возьми, этот грубиян ее дел?

Кристи чуть не заплакала от отчаяния, пока тщетно пыталась ее отыскать, но неудача лишь подстегивала желание поскорее избавиться от Мэтта Дэнэма. Нет туфель? Что ж, она пойдет босиком. Нет одежды? Сгодится и большое полотенце в ванной. Здесь недалеко. И никто ее все равно не увидит. Она вернет его позже, а пока надо спасать остатки гордости.

Смелая девушка туго обернулась полотенцем и на цыпочках подошла к двери, ведущей на веранду. Не было слышно ни звука, кроме ее собственного учащенного дыхания. Молясь, чтобы доски не заскрипели, Кристи приоткрыла дверь и выскользнула наружу. Сделала шагов шесть, и тут… Она слишком поздно почувствовала, что не одна. Беглянка чуть в обморок не упала, когда ее схватили железные клешни и голос Мэтта прошипел:

— Какого черта ты собираешься делать?

— Я… я… Отпусти меня! Я иду домой. Со мной все в порядке, и я могу…

— Ты маленькая идиотка!

Железная хватка отпустила, Мэтт взял настырную больную на руки. Не обращая внимания на слабое сопротивление, он отнес Кристи в спальню и опустил на кровать. Потом захлопнул дверь и мрачно уставился на маленькую согнутую фигурку:

— Ты с ума сошла? Или тебе все равно, что с тобой будет?

Его злость полоснула ее израненное любовью сердце словно нож. Она закрыла глаза руками, чтобы не видеть сердитого лица Мэтта, и больше всего на свете захотела свернуться клубочком и умереть.

33
{"b":"543684","o":1}