ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да вроде все в порядке, — проговорила Кристи белыми трясущимися губами. — Это…

— Нет. Это только инжектор. Вот почему мы резко пошли вниз, — быстро ответил мужчина и пошел дальше по салону.

Казалось, кошмар будет длиться вечно: самолет стремительно терял высоту и вскоре почти врезался в морскую синь. Все были уверены, что теперь последует страшный удар, и ожидали его, смирившись, молча, с мертвенно-бледными лицами. Когда самолет наконец ударился, с шумом и ревом, который, казалось, расколол его на две части, Кристи закрыла голову руками и приготовилась к тому, что сейчас все поглотит тьма.

Но этого не произошло. Свет словно ворвался в самолет, так что у нее даже заболели глаза. Ее всю колотило, душили слезы, но где-то в глубине сознания она понимала, что не пострадала.

— Боже мой! Мы задели острый хребет! Господь всемогущий! — закричал толстяк, обращаясь к Богу, и его реакция вселила новый страх в сердца и без того перепуганных пассажиров.

Кристи пыталась справиться со своим ремнем. Она думала о том же, о чем и все остальные, — нужно вырваться, пока самолет не переломился пополам. Если еще не переломился. Миссис Бейн развалилась в кресле, повернув голову к ней, и Кристи в ужасе подумала, что женщина мертва. Но потом она почувствовала что-то еще, и прежде чем успела сделать хоть что-то, миссис Бейн издала пронзительный крик:

— Я тону! Вода прибывает! Вытащите меня отсюда!

Это было правдой. Пол салона уже покрылся морской водой. Толстяк снова закричал. Он только так мог контролировать ситуацию. И его почему-то послушали. Мужчина вышел из кабины, удостоверившись, что никто из пассажиров серьезно не пострадал, и сказал им правду. Они пытались приземлиться на крошечную лагуну атолла, но удар отнес самолет на затопленный риф. Так что теперь самолет сидит, как выброшенная утка, на шельфе, покрытом футом воды. Но паниковать не нужно. Они не утонут. Просто нужно ждать команду спасателей — они помогут всем выбраться. Но пассажиры должны оставаться в кабине. Это безопаснее, чем пытаться доплыть до крошечного острова. На борту самолета есть рация, так что самое страшное позади. Но он не признался, что на самом деле пилот вывихнул плечо, а рация вышла из строя.

Кристи и молодой инженер из Малайзии первыми обнаружили это. Толстяк, как мог, пытался помочь своему другу, но пилоту было нестерпимо больно.

— Я могу что-нибудь сделать? У меня есть шарф, которым можно перевязать рану, — предложила Кристи.

— Нет. — Толстяк покачал головой. — У меня все есть. Просто не позволяйте другим волноваться теперь, когда мы приземлились. Я вывесил флаг потерпевших аварию. Нас уже, наверное, ищут. Нам остается только держаться.

Кристи медленно вернулась к миссис Бейн и сообщила, что обедать им в этот день вряд ли придется. Теперь все пассажиры как будто сблизились между собой. Они уже поняли, что опасности больше нет, и вынуждены были отнестись к ситуации философски. Четверо мужчин в хвосте самолета играли в покер, женщина-тамилка успокаивала ребенка, миссис Бейн твердила о том, что хочет есть, из ящика доносился жалобный писк цыплят.

Худшим врагом было солнце. Даже несмотря на то, что они распахнули все окна и двери, чтобы впустить как можно больше воздуха, фюзеляж усиливал жару и температура стремительно повышалась.

Прошло больше четырех часов, когда появилась наконец команда спасателей. Толстяк первым увидел на горизонте шлюпку. Картежники закричали от радости, когда услышали новость. Но уровень моря был очень низким. Шлюпки не могли приблизиться достаточно близко, чтобы забрать потерпевших аварию. Кто-то хотел вылезти из самолета, перейти риф вброд и самим поплыть к шлюпкам, но толстяк был непреклонен. Риф представлял собой предательскую цепь острых как бритва хребтов, и черные плавники акул, разрезавших воду совсем неподалеку, были еще одним аргументом. Им, возможно, придется провести несколько часов в тесном салоне, но это лучше, чем тесное общение с акулами…

Солнце уже заходило, когда Кристи наконец ступила на твердую землю. Она стойко ждала, пока ее взял на руки огромный темнокожий малайзиец. У него была белозубая улыбка, которая просто ослепляла. Но это было только начало. Они отправились в путь, скользя в длинных каноэ. Усмехнувшись, Кристи подумала: хорошо, что миссис Бейн потеряла сознание, а вот когда она очнется…

Миссис Бейн очнулась гораздо раньше, чем предполагала Кристи. Женщина обнаружила, что находится в единственном высоком и сухом отеле Арамуры. Здесь жили спасатели, и, кроме того, самолет направлялся именно сюда. Торговый отель полностью соответствовал своему названию. Но торговцы, для которых он первоначально предназначался, уже давно не заезжали на остров, помнящий времена, когда он был главной гаванью на пути парусников, возвращающихся из Индии. Остров был как будто в спячке. Он ненадолго проснулся только во время волнений на Тихом океане в сороковых годах двадцатого века. А когда на Арамуре воцарился мир, остров снова заснул. Здесь собирали копру и не обращали внимания на то, что после окончания войны остров уже никогда не сможет стать прежним.

Для восемнадцати человек из самолета в Торговом отеле нашлось только пять комнат и ни одной ванной. Повара тоже не было, и, как и следовало ожидать, помня о человеческой природе, благодарность пострадавших быстро сменилась раздражением и недовольством теми условиями, в каких они должны были дожидаться прихода команды, которая должна была эвакуировать их с острова.

Миссис Бейн опустилась в глубокое кресло и с неодобрением взглянула на зеленые пальмы с опустившимися листьями. Но это недовольство не шло ни в какое сравнение с тем, что она высказала, узнав, что ей придется делить комнату с Кристи и тамилкой с ребенком. Кристи была порядком вымотана, но все же пыталась успокоить ее, понимая, что раздражительность — результат сильнейшего шока, пережитого женщиной.

Хозяин отеля сделал все, что мог. Он откуда-то достал горшки с традиционной едой, воды тоже было в достатке. После обеда все собрались на веранде и с надеждой стали ждать толстяка.

— Мы полетим рано утром, — заявил он, появившись наконец перед ними после долгого разговора с администрацией острова. — Да, мы отослали ваши сообщения. — Он поднял руку, чтобы все замолчали. — А теперь послушайте меня: лягте и хоть немного поспите, друзья. Мы больше ничего не можем сделать.

Кристи так и не сомкнула глаз всю эту длинную ночь. Недавно перенесенная болезнь дала о себе знать. Но это было ничто по сравнению с другой болью, которую ничто и никогда не могло излечить. Тамильский малыш капризничал, и Кристи слушала, как молодая мама нежно успокаивала его. Кристи подумала о том свете, который задыхается теперь в тюрьме ее сердца. Ей в голову приходили беспорядочные воспоминания о мужчине, который заставил ее отпереть сердце, а потом сам же выбросил ключ.

Когда все несчастные обитатели душной, плохо проветриваемой комнаты заснули, Кристи поняла, что ей придется теперь жить без Мэтта. Так долго сдерживаемые слезы хлынули из глаз — молчаливое горе от сознания потерянной любви и отчаяния.

Несмотря на заверения толстяка, был уже почти полдень, когда долгожданное пятно заблестело в небе и превратилось в плавучий самолет спасательной воздушно-морской команды Тихого океана. Толстяк вышел поприветствовать двоих мужчин в вышитых кепках и белой униформе, а потом проводил их в столовую отеля, где собрались пострадавшие с вещами.

Как по мановению волшебной палочки, у всех на лицах заиграли улыбки. Люди стали обмениваться шутками. Но все оказалось не так легко, как они надеялись. Для начала им придется вернуться на Фиджи, где их полет будет продолжен на специальном чартерном рейсе.

Миссис Бейн пришла в бешенство. Она не хотела возвращаться на Фиджи. Она только что с Фиджи. Она поедет только на Манеа и никуда больше. И ей интересно, как они ей это устроят.

Спасатели были очень терпеливы. Они пытались увещевать, объясняли, что их задача — спасать людей, а не менять расписание полетов коммерческих авиалиний. Как бы они ни сочувствовали жертвам этого несчастья, все же им очень жаль, что людям пришлось пережить столько неудобств. Может быть, мадам предпочтет продолжить путешествие на лодке? Между островами ходят грузовые корабли, местные пароходы, теплоходы с копрой, все можно устроить…

36
{"b":"543684","o":1}