ЛитМир - Электронная Библиотека

– А вы ее знаете? – спросила девушка. – Папа сказал, когда я спросила у него, – хотя он и добавил, что не следовало бы рассказывать мне такие вещи, – что Эллен выросла, считая себя дочерью графа. Но потом графиня ужасно поссорилась с ним и сообщила мужу, перед тем как убежала от него с другим, что Эллен – не его дочь. А когда Эллен узнала об этом, она твердо решила уехать к своему родному отцу, который всегда был другом их семьи. Граф уговаривал ее остаться с ним, быть, как прежде, его дочерью. Но она уехала в Испанию и там познакомилась с моим отцом. Я рада, что она так поступила, ведь они теперь счастливы. И я ее люблю.

Голос ее задрожал. Лорд Иден крепче прижал к себе руку девушки.

– Миссис Симпсон – леди, что бы ни говорили о ее происхождении, – сказал он. – Не обращайте внимания на сплетников. Они не стоят вашего внимания.

– Да, я знаю. Но мне больно за Эллен.

Лорд Иден опять посмотрел на миссис Симпсон – она смеялась, слушая Чарли. Да, девушка права. Они очень счастливы. И это справедливо. Чарли – добрейший из людей, даже по отношению к своим солдатам. И заслуживает личного счастья. А миссис Симпсон, судя по тому, что она рассказывала о себе и по тому, что он только что услышал, пришлось нелегко. Но она не ожесточилась, не утратила доброты.

Знакомая стрела зависти опять кольнула его. А вот он не сделал ничего, чтобы заслужить такую любовь.

Он был рад, что тот досадный эпизод на балу больше не заставляет их чувствовать себя неловко. Он никогда не хотел воспринимать миссис Симпсон как-то иначе, нежели жену Чарли, своего друга, как бы красива она ни была. Это было бы неуважением по отношению к ней и предательством по отношению к Чарли.

– Скоро будет сражение, не так ли? – спросила Дженнифер.

– Возможно, – ответил он, – но еще не завтра. Так что не беспокойтесь.

– Все так говорят. Но я все равно беспокоюсь. И это такая нелепость. К чему вообще воевать?

– Почти все так думают, – сказал он. – Но, увы, мир наш весьма несовершенен.

– Кажется, папа намерен отослать меня домой, – сказала она. – Я считаю, что это не правильно. Эллен останется – она жила при армии даже тогда, когда была моложе, чем я сейчас.

– Ваш батюшка будет меньше волноваться, если вы уедете в Англию. Это сложно для женщины – находиться вблизи места сражения.

По ее сердито блеснувшим глазам он понял, что сказал что-то не то.

– А вы считаете, – возразила она, – что женщине легко находиться в Англии, где все подробности о сражении становятся известными лишь спустя много дней? Вы представляете себе, каково это – ждать известий, думая, а вдруг убит твой отец? А теперь мне будет еще хуже, потому что, кроме папы, у меня много знакомых военных, Непозволительно обращаться с нами точно с малыми детьми – держать в комнате взаперти, чтобы не разбили на улице нос.

– Прошу прощения. – Он коснулся ее руки. – Но нас, мужчин, так воспитывают, что мы чувствуем себя защитниками женщин. И первое, что приходит в голову, – защитить их от телесных повреждений. Нам тоже нелегко. У меня есть мать и сестра, и я знаю: если меня убьют, раны в душе не затянутся до самой смерти. Но мне хотелось бы знать, что сами они в безопасности.

– Значит, лучшее, что я могу сделать для папы, – это покорно отправиться домой, когда он велит. – Она понуро опустила плечи.

Он кивнул.

– Боюсь, что так.

– Я тоже этого боюсь.

Глава 6

Эллен, конечно, видела, что приготовления к войне идут полным ходом. И однажды вечером, который она проводила наедине с мужем, на нее навалился страх. Но она сумела взять себя в руки и приказать себе: больше этого не будет.

Они гуляли в парке по берегу озера, когда капитан освободился от дел в своем полку. Дженнифер и леди Энн Драммонд, лорд Иден и лейтенант Пенворт наблюдали за лебедями, плавающими в озере.

– Дженнифер отнеслась к этому терпимо, верно? – сказал капитан Симпсон. – Я ждал, что будет куда больше слез;

– Думаю, ее примирило с отъездом то, что леди Энн и кое-кто из ее подруг тоже возвращаются домой, – высказала предположение Эллен. – И потом, Чарли, ей, наверное, немного страшно. Она ведь так молода.

– Не знаю, как мне благодарить лорда Эмберли, что он любезно согласился отвезти Дженнифер в Англию вместе со своей семьей. А вы, дорогая, – с улыбкой обратился к жене Чарли, – что вы скажете об отъезде? – на всякий случай спросил он.

– Это исключено! – улыбнулась Эллен. – Не тратьте слов попусту, Чарли.

– Я бы не исполнил своего супружеского долга, если бы не попытался уговорить вас, девочка моя, но вы знаете, что я был бы в полной растерянности, если бы вы уехали. Видите, какой я эгоист.

– Значит, возблагодарим небеса за эгоизм, – отозвалась она, и оба рассмеялись.

– Эллен, – начал он, взглянув перед собой и убеждаясь, что их никто не услышит. – Наверное, мне лучше было бы подождать, когда мы останемся вдвоем…

– Снова о том же? – перебила она его, стараясь сохранить шутливый тон. – Вы обеспечили и меня, и Дженнифер. Если с вами что-то случится, я должна буду поехать к вашей сестре в Лондон и побывать у вашего поверенного либо подождать, когда он сам придет ко мне. Я все поняла Чарли. Но все это ни к чему. Когда все кончится, мы вместе поедем в Англию.

– Конечно, – отозвался он и погладил ее по руке, – но я кое о чем подумал, Эллен. Раньше, когда Дженнифер находилась в школе, я об этом не думал. Но теперь настало время забыть о гордости. Если вы останетесь одна… я хочу, чтобы вы связались с моим отцом. Хорошо? Дороти вам поможет.

– Ах, Чарли, я не могу! – Эллен огорченно посмотрела на мужа. – За все эти годы он ничего не сделал для вас. Не проявлял никакой заботы и о Дженнифер.

– Он ее дед, – осторожно заметил капитан Симпсон. – И ваш свекор. Если вы обратитесь к нему, он не отвернется от вас. Мы оба с ним были слишком упрямы. Никто не хотел сделать первый шаг.

– Вот и повидаетесь с ним наконец, когда мы вернемся в Лондон, – вышла из положения Эллен.

– Прошу вас, дорогая!

Она бросила взгляд на дорожку.

– Если только ради Дженнифер? – сдалась она. – Ради нес – обещаю.

– Спасибо. – Он сжал ее руку. – Когда я был мальчишкой, у нас были хорошие отношения и детство у меня было счастливое. Но поскольку я был старшим сыном, он ждал от меня очень многого. Когда я вступил в армию, вместо того чтобы отправиться в университет, как он хотел, отношения наши стали напряженными… Но разрыв произошел не раньше, чем я женился на матери Дженнифер.

Он никогда не рассказывал о ней. И Эллен обратилась в слух.

– Я не стал бы и теперь рассказывать, но придется. В разговоре с моим отцом или братом они могут сказать, что Дженнифер не моя дочь. Дело в том, что ее мать была танцовщицей. Хорошенькая, но недалекая барышня не могла заработать на жизнь только танцами… После того как я на ней женился, она ни с кем не встречалась, и Дженнифер родилась через девять с лишним месяцев после нашей свадьбы. Это моя дочь, Эллен. Но даже если это было бы не так, я все равно любил бы ее, ведь девочка не виновата в своем рождении, верно? Но она – моя дочь, и мой отец должен ее признать.

– Я постараюсь, чтобы это случилось… – В горле у Эллен застрял комок. – Чарли, вы поэтому полюбили меня… потому, что я не виновата в своем рождении?

Он засмеялся и сжал ее руку.

– Мое сердце тронула хорошенькая девчушка, плачущая из-за поломанного гребешка. Потом девчушка эта превратилась в сокровище моей жизни. Вот что такое вы для меня, девочка. И надеюсь, вы не позволите этим старым сплетницам отравить себе жизнь, верно?

– Я пережила все страдания по этому поводу много лет назад. А теперь у меня есть вы, есть Дженнифер, наши друзья. Я очень счастливый человек, Чарли.

* * *

Шел июнь, ширились слухи, нарастали тревога и паника. В Бельгию прибывало все больше войск – пехоты и артиллерии, что уже само по себе оправдывало слухи о масштабах сражения. Но как ни странно, из Брюсселя почти никто не уезжал. Казалось, мирные британцы не желали верить, что опасность может серьезно грозить им. Имя герцога Веллингтона тоже играло свою роль – в их глазах он имел статус непобедимого божества.

13
{"b":"5437","o":1}