ЛитМир - Электронная Библиотека

– А она будет самой красивой молодой леди, – ответил Чарлз. – Но вы, девочка моя, дама, и самая красивая, какую я когда-либо видел. В особенности сегодня вечером. Значит, это платье вы купили в Лондоне и не показывали мне, да? Оно очень красивое, любовь моя. Зеленый – ваш цвет.

– Вы говорили то же самое в Испании. Помните, как в костюме для верховой езды я упала с лошади в грязь?

– Помню, я решил, что вы разбились насмерть, – ответил он. – Никогда до того я не думал, что можно скакать по грязи галопом. Но мы с Иденом поскакали и нашли вас в грязи. А как вы бранились… Уж совсем неподобающим образом.

Она рассмеялась:

– Чарли, не волнуйтесь. Вначале дадут концерт, и вы должны будете только сидеть и слушать. А когда начнутся танцы, найдется немало мужчин, которые охотнее проведут время в беседах о женщинах или о чем там еще вы любите поговорить, чем танцевать.

Улыбнувшись, он поцеловал ее.

– Спасибо, девочка моя. Спасибо, что принимаете меня таким, каков я есть. Мне хочется посмотреть, как вы с Дженнифер будете танцевать и развлекаться. Я знаю, что со мной бывает скучновато…

Она покачала головой.

– Разве я похожа на женщину, недовольную своей участью? – спросила она. Он заглянул ей в глаза.

– Вы улыбаетесь?

– Я улыбаюсь вся, с головы до пят, – сказала она. – Потому что я самая счастливая из всех женщин, живущих на свете. Я люблю вас, и я ваша жена. А вот Дженнифер разнесет свою комнату на кусочки, если мы сейчас же не зайдем за ней. Погодите, Чарли, вот вы еще увидите ее платье. Она в нем сущий ангел. Вы просто лопнете от гордости.

– Уже лопаюсь, – сообщил Чарлз, беря протянутую руку жены.

Эллен вспомнила слова Идена:

– Какой танец вы хотели оставить за Чарли, сударыня? Конечно, вальс. И после ужина, в самое романтическое время бала. А где же мой контрданс? Ах да, третий танец, вижу. А еще я оставляю за собой этот вальс, да? И пусть Чарли пожалеет, если упустит свой шанс.

Глава 3

После обеда в гостинице «Бель вю» герцог Веллингтон с избранными гостями и с голландской королевской семьей прибыл в Большой концертный зал на улице Дюкаль, где остальные гости уже сидели на местах. При появлении высокопоставленных особ все поднялись, чтобы приветствовать прибывших стоя.

– Герцог больше похож на короля, чем сам король, – прошептала Дженнифер на ухо Эллен. – Хорошо, что он не король Англии.

– Тс-с, – сказала с улыбкой мачеха. Они снова сели на свои места и приготовились слушать концерт, хотя Дженнифер казалось, что к артистам публика относится не более чем снисходительно, предвкушая выступление знаменитой мадам Каталани, только что приехавшей в Брюссель.

Певица побаловала публику всего лишь двумя ариями, и даже бурные аплодисменты не заставили ее спеть хоть что-нибудь.

– Она очень хороша, – сказала Дженнифер.

– И обладает самым чудесным голосом, какой я когда-либо слышала, – добавила Эллен.

Муж наклонился к ней в этот момент и прошептал:

– Эллен, я все смотрю вокруг и не вижу дамы, которая была бы красивее вас, или барышни, более хорошенькой, чем Дженнифер.

– Даже мадам Каталани? – спросила Эллен, блеснув глазами.

– Мадам – кто? – спросил он.

– Чарли! – Эллен с тихим смешком взяла его под руку. Лорд Иден подошел к ним, когда танцы еще не начались.

– Мисс Симпсон. – Он поклонился Эллен. – Чарли, положительно несправедливо, что под вашей опекой находятся две столь прекрасные дамы. В особенности если учесть, что ни с одной из них вы, похоже, не намерены танцевать. – Он улыбнулся дамам и низко поклонился обеим. – Не хотите ли составить компанию мне и моей сестре, леди?

– Вы не возражаете, Чарли? – Эллен легко положила руку мужу на рукав.

– Ступайте и веселитесь, девочка моя. Я вижу Фэрвея и Хендона. Пойду поговорю с ними.

– А лорд и леди Эмберли тоже здесь? – спросила Эллен, когда лорд Иден увел ее с Дженнифер.

– Они ненадолго уехали домой, чтобы Александра… э-э-э… уложила спать младенца, – ответил он. – Оба вернутся позднее. У Александры, на мой взгляд, несколько предубежденное отношение к кормилицам. Право, мой брат и его жена порой бывают несколько эксцентричны.

– О, я совершенно согласна с графиней, – возразила Эллен.

Он улыбнулся ей в ответ, затем повернулся к Дженнифер, чтобы указать ей на довольно невыразительную фигуру принца Оранского и более представительного графа Аксбриджа, командующего союзной кавалерией.

Леди Мэдлин приветствовала обеих дружеской улыбкой. Она взяла Дженнифер под руку и представила ее толпе своих поклонников. Как ей удалось собрать вокруг себя такое общество и месяца не пробыв в Брюсселе, Эллен не понимала. Но Мэдлин действительно была очень красивой женщиной и энергичной натурой. Эллен с удовольствием отметила, что несколько джентльменов вписали свои имена в карточку Дженнифер. Ее падчерица выглядела необычайно эффектно в своем платье из нежно-розового шелка, отделанного бельм кружевом.

Леди Мэдлин, проигнорировав своих поклонников, все свое внимание обратила на Эллен.

– Вы просто удивительны, – сказала она. – Домми несколько раз упоминал о вас и о капитане в своих письмах, и я почему-то представляла вас дамой средних лет, приземистой и уютной. А вы, наверное, не старше меня. Как замечательно ваше зеленое платье!

– Благодарю, – улыбнулась Эллен. – А вы оказались почти такой, как я ожидала. Вы похожи на брата.

– Вы живете при армии с самого замужества? – спросила Мэдлин. – Наверное, вы очень храбрая?

– Вовсе нет. Просто я не могла бы жить в Англии, ждать вестей с театра военных действий и думать, что каждую минуту с мужем что-то может случиться. Это было бы невыносимо.

– Понимаю. – На миг в глазах у Мэдлин появилось мучительное выражение. – У меня нет мужа, миссис Симпсон, но есть Домми. И три года я прожила в разлуке с ним. Теперь я намерена оставаться здесь, пока все это не закончится.

А в следующую минуту она уже беззаботно улыбалась.

– Мы, миссис Симпсон, научились жить и любить настоящее, а не тратить время на размышления о неопределенном будущем. Не так ли?.. Кажется, этот господин хочет пригласить вас на танец. – И Мэдлин положила руку на плечо Эллен.

Эллен обернулась и увидела капитана Нортона, офицера Девяносто пятого стрелкового полка. Тот с улыбкой поклонился даме.

– Кажется, это мой танец, миссис Симпсон, – сказал он, склоняя перед ней в поклоне голову.

В конце первого танца к Мэдлин присоединилась леди Мэйзи Хардкасл. Они были приятельницами еще в Лондоне, правда, Мэдлин раздражал колючий язычок Мэйзи и снисходительный тон, который появился у нее после замужества.

– Дорогая Мэдлин, я видела, что вы беседовали с миссис Симпсон. А вы знаете, кто она такая?

– Миссис Симпсон – жена капитана Симпсона из Девяносто пятого стрелкового полка, – сказала Мэдлин, обмахиваясь веером и надеясь, что оркестр вскоре заиграет очередной танец и лейтенанту Пенворту удастся прийти к ней на помощь.

Мэйзи хмыкнула.

– Я так и думала, что вы не знаете. – И она огляделась по сторонам с таким таинственным видом, будто собиралась поведать государственную тайну. – Это дочь графини Хэрроуби, – прошипела она, понизив голос.

– Вот как? – бросила Мэдлин, нетерпеливо постукивая ножкой. – В таком случае странно, почему она не добавляет к своей фамилии «леди».

– О-о, – усмехнулась Мэйзи. – Я ведь не говорю, что она дочь графа Хэрроуби, дорогая;

Мэдлин посмотрела на нее с нескрываемой враждебностью.

– Меня не очень интересуют сплетни, Мэйзи.

– Ах, но это не сплетни, – возразила та, и на ее высоких скулах появились алые пятна. – Меня не занимают сплетни. Вам бы пора лучше узнать меня, дорогая Мэдлин. Это чистая правда, и об этом известно многим. А вам стоило бы поразборчивее относиться к новым знакомствам.

– А вот и лейтенант Пенворт, – сказала Мэдлин, словно бы не слыша Мэйзи. – Я обещала ему следующий танец. Я уж подумала, что оркестр никогда не заиграет, а вы?

5
{"b":"5437","o":1}