ЛитМир - Электронная Библиотека

-- Хорошо.

Он всё время что-то писал, не отрываясь. Затем взял трубку, набрал номер, подождал несколько гудков с недовольным выражением лица, представился:

-- Нам срочно нужна карета скорой помощи. Мальчику плохо. Подозрение на сотрясение мозга, высокая температура, рвота, накануне ударился головой.

Затем обратился к Ване:

-- Подожди немного. Если будет тошнить - говори.

В больнице Ваню вначале положили в отдельную палату, перебинтовали голову и говорили с ним шёпотом. Ему нужен был покой.

"Это точно. Мне очень нужен покой" - думал он и смотрел на белый потолок.

Все знали, что в больнице райская жизнь и стремились сюда попасть любым путём. А он попал в больницу благодаря Роме! Огорчало одно, что его когда-нибудь отсюда выпишут. Однако он здесь лежал и лежал, а все как будто забыли про него. Хотя у него даже не было температуры, а таблетки детям могла давать и воспитатели. Когда к нему однажды, может по ошибке, зашёл врач и спросил, как он себя чувствует, то Ваня не смог соврать и сказал, что чувствует себя отлично. За это он и поплатился: на следующий же день после завтрака к нему пришла воспитательница. На ней была зелёная кофта и джинсы, причёска растрепалась от ветра на улице.

-- Как головка не болит, Ванька? - Она потрепала его по волосам.

"Ванька"

-- Нет, уже почти не болит.

-- Ну, и отлично. Мы по тебе уже заскучали. - Она усмехнулась и посмотрела на его документы. - Тебе ещё назначили физиопроцедуры. Будешь ходить со мной в поликлинику. Хорошо? - Она заглянула ему в глаза и улыбнулась.

"Весёлая. И совсем не злиться"

-- Хорошо.

Она вздохнула:

-- А этого Рому ни сегодня, так завтра жизнь накажет, не переживай. Настоящий бандит растёт. Тюрьма по нему "плачет".

Они сели в автобус. Ваня смотрел в окно на мир, и ему почему-то хотелось плакать.

"Боже, пусть Рома вырастет хорошим человеком. Может быть, я очень добрый, но я его простил и совсем не злюсь на него. Пусть он вырастет очень хорошим человеком, пожалуйста"

Ночью Ваня проснулся от боли. Он увидел подсвеченное снизу фонариком лицо Ромы. Тот приглушённо кричал:

-- Кровь! Ты весь в крови! Вся кровать в крови.

-- А-а-а!!! - Не сдержался Ваня и заорал во всю глотку.

Когда включился свет, он внимательно осмотрел себя и свою кровать - всё было в порядке.

-- Ты чего орёшь? - В дверях стояла заспанная воспитательница в халате.

-- Мне страшный сон приснился, - с облегчением ответил он.

-- Стань в угол.

Ваня присел в углу на корточки и заплакал.

-- С возвращением, Ванёк. - Добродушно шептал ему Рома откуда-то из темноты.

"Боже, прости его.

Пожалуйста, найди мне маму.

Пожалуйста.

Почему Рома такой плохой? Он меня просто пугает, а ты забрал у меня маму. Боже, постыдись!"

Ваня вдохнул запах наступившего утра: невнятный и невесомый. Он поднял корпус вперёд, облокотясь ладошками о матрас, и прислушался к себе. Ощущение счастья ручейками расходилось по его телу. Радость дарила спокойствие, она просто росла зелёной травой, билась об асфальт стеклянной бутылкой; она жила своей жизнью, не подвластной людям; радость поднималась от этой земли любовью ко всему миру и прикасалась к Ване безусловным, лёгким, но самым настоящим счастьем.

После завтрака детей пригласили в зал. Там волонтёры устраивали им праздник. Ваня уверенно огляделся. Он спокойно подошёл к женщине-волонтёру. Её уже обступили дети. Она сидела худая, невысокая, с крупными чертами лица и редкими волосами на большой голове. Он чувствовал, что с ней ему будет хорошо, что она умная и добрая. Ваня растолкал детей и присел без приглашения к ней на колени. Она улыбнулась ему и погладила по голове.

"Мама"

-- А вы отведёте меня в церковь?

Она удивлённо подняла брови.

-- А зачем?

-- Помолиться.

Она вздохнула.

"Мама. Это же моя мама!"

-- Конечно, отведу, зайка. - Она поцеловала его а лоб. - Обещаю.

"Мама! Мама! Это же я!"

Она естественным движением убрала Ваню с колен, встала и подошла к воспитательнице.

"Мама, иди сюда!"

Ваня, встревоженный, стоял и смотрел на неё не отрываясь. Воспитательница ходила с ней по комнате, разговаривая и жестикулируя. Они подошли к Ване. Воспитательница стала грубо гладить его по голове, Ваня хмурился и прислушивался.

"да он тихий-тихий, а потом..." и они быстро отошли и скрылись в коридоре.

Ванина душа бежала за ними.

"Мама, я люблю тебя!"

Папа аккуратно открыл шампанское. Его руки немного дрожали, но он, как всегда, был бодр и весел. Он встал.

-- Ваня, сынок, я искренне поздравляю тебя с поступлением на юридический факультет. Мы с мамой очень рады, что ты решил пойти по нашим стопам. Но хочу тебя предупредить, что это не простая профессия и, чтобы в ней чего-то добиться, нужно очень много работать. Да ты и так это знаешь, конечно. - Папа опустил голову и откашлялся. - В любом случае мы тебя очень любим и всегда поддержим.

Они чокнулись.

Мама разложила всем по тарелкам отбивные и салат.

-- Сыночек, - начала она вслед за отцом, - у тебя начинается новая жизнь, и мы с отцом тебя поздравляем. Ты мог бы выбрать любую профессию, мы всегда были горды тобой. Пусть эти студенческие годы будут лучшими годами в твоей жизни: учись и не забывай отдыхать.

-- Спасибо вам большое: мама, папа. Я вам всем обязан всем, что у меня есть. Вы подарили мне детство, о котором может мечтать любой ребёнок и вы мои самые любимые и родные. Спасибо вам за вашу поддержку и любовь.

Ваня улыбнулся родителям и они улыбнулись ему в ответ. Несколько минут они с аппетитом ели, потом папа подлил шампанского в бокалы.

-- Видимо, опять мой тост, - засмеялся он. - Хорошо, что мы так втроём сегодня собрались. Ты уже, Ваня, взрослый, уже папу перерос. - Он посмотрел на сына снизу вверх. - Всё время чем-то занят, но это наша вина: отправили тебя во все секции, что только можно. - Мама во время паузы поцеловала Ваню в щёку. - Мы уже сильно постарели...

-- Ну, что ты, папа.

Ваня взял отца за руку.

-- Да, это правда. Не забывай про нас, но строй сейчас свою жизнь.

Ваня подошёл к отцу и обнял.

-- Благодаря вам я уверенно смотрю в будущее и ничего не боюсь. Я надеюсь вы знаете, что я вас сильно люблю и помню о вас всё время.

Они чокнулись и выпили шампанского. Мама подложила Ване салата.

-- Ванечка, ты наша радость. Почему ты не рассказывал нам про жизнь до нас? Тебе было не очень тяжело?

-- Мама, к чему поднимать эту тему, - вмешался отец.

-- Да, мне нечего рассказывать...просто, когда ты ребёнок, боль отдаётся в десять раз больше, счастье тоже. Поэтому я так хотел быть счастлив и так боялся потерять своё драгоценное детство без вас. Но в первый же раз, когда я тебя, мама, увидел, я понял, что всё будет у меня хорошо, что ты нашла меня. И всё стало так, как должно было быть.

Мама погладила Ваню по спине.

-- Сыночек мой. - Они отхлебнули из бокалов. - А тебе сегодня на репетицию не нужно? У вас же скоро концерт. Ты не опоздаешь?

-- Да, мам, скоро нужно будет выходить.

-- Может, тогда ещё добавки скушаешь? - Мама потянулась за ложкой.

-- Нет, спасибо большое. Всё было очень вкусно.

-- Ну, иди, сын, тебя ещё раз обниму. - Папа встал.

Они поцеловались, и Ваня попрощался.

Мама подошла к нему в коридоре.

-- Ванюшка, а ты не пьяный?

-- Нет, мам, что ты.

-- Вот немного денег. Отметьте. Пива много не пейте и купите чего-нибудь покушать. Давай я тебе отбивных заверну?

-- Не надо, мама, спасибо. Нам же репетировать нужно.

Она поцеловала его в щёку. Ваня поцеловал в ответ.

-- Скоро приду.

"Почему, Господи Боже, ты даёшь мне немного времени отдохнуть, а потом опять бьёшь наотмашь со всей силы? Да чем же я так перед тобой провинился? Не даёшь ты мне пожить, а склоняешь меня только страдать и мучиться. Разве для этого живёт человек? Чтобы страдать? Чтобы мучиться? Боже наш милостивый, ответь мне? Почему ты не отвечаешь мне на это никогда?"

2
{"b":"543708","o":1}