ЛитМир - Электронная Библиотека

Ей не ответили, и Елена посмотрела на мать. Взгляды их встретились. Ничего доброго не было в глазах матери, словно на неё смотрела чужая женщина.

- Я слышала, ты вышла замуж, - сказала мама. Это тоже не было вопросом. Просто констатация факта.

- Да. Мой муж умер...

- Я знаю. - Голос матери стал ледяным. - Мне уже рассказали. Чужие люди.

- Мам, я не могла...

- А теперь ты приходишь, и просишься переночевать.

Стукнула комнатная дверь. В прихожую вышел мужчина и стал рядом с матерью. Однажды Елена его видела - это был новый шеф матери. Тот, старый, который был раньше, куда-то пропал, и на его место пришёл этот - упитанный коротышка средних лет. Редкие волосы прилизаны, на жирном подбородке ямка, как от тычка карандашом.

Шеф обвёл девушку взглядом с головы до ног, оценивающе посмотрел на ноги, и хозяйским жестом приобнял мать за талию.

- У нас гости?

- Нет. Она уже уходит, - ответила мать, не делая попытки сбросить его руку.

Елена покачнулась, и прислонилась спиной к косяку. В ушах возник, и стал нарастать тихий звон, словно где-то бренчал стальными крыльями мириад голодных комаров.

- Куда я пойду? - сказала она, тихо, самой себе.

- Раньше надо было думать, когда с мужиками бегала. Найдёшь кого-нибудь, - зло ответила мать. - На улице не оставит.

Елена опустила голову, чтобы не видеть, как рука шефа тискает мамину блузку. В голове звенело всё сильнее. Начало ломить в висках, а очертания предметов стали резкими, как на картинке.

- Я беременна. У меня будет ребёнок.

В прихожей повисло ледяное молчание. Оно всё длилось, и Елена подняла глаза. Начальник матери наконец убрал руку и сейчас щипал пальцами губу. Мама хмурилась и поправляла блузку. Девушка знала этот жест и это выражение лица. Так было всегда, когда принималось решение.

- Так. - Наконец прозвучал приговор. - Сейчас пойдёшь к себе в комнату. Я звоню своему врачу. Он назначит время, и мы поедем с тобой в клинику. Сделаешь аборт. Врач возьмёт деньги, но ничего, отдадим. Главное, не терять времени.

Елена не поверила своим ушам. Это она, она сама должна была предложить сделать это! Она! Это ей навязали этого ребёнка, навязали, бросили в эту реку с головой. Какое мать имеет право решать за неё!

Тошное ощущение чужого, инородного тела внутри неё, плода насилия, будто её окунули в грязь, вдруг исчезло. Растворилось, растаяло от злости и страха за часть себя.

- Нет!

- Что? - ровно сказала мать. - Что значит - нет?

- Я никуда не пойду. Аборта не будет.

- Вот значит, как. Бунт на корабле? - никогда Елена ещё не слышала у матери такого голоса. Даже когда уходила в общежитие. Она и не знала, что та умеет так говорить. - Хватит нести чушь. Сейчас ты пойдёшь в свою комнату...

- Я ухожу. - Елена развернулась и взялась за дверную ручку.

- Стой, идиотка. Андре, задержи её.

Горячие мужские пальцы ухватили её за локоть.

- Погоди, деточка...

Она обернулась и взглянула ему в лицо. Видно, что-то было в ней, что Андре мигом разжал пальцы и убрал руку. Глупо ухмыльнулся и отступил на шаг.

- Прощайте, - она шагнула за порог. "Дура!" - захлопнувшаяся дверь отрезала последний возглас матери.

Елена спустилась на два пролёта и застыла, глядя перед собой невидящими глазами. Мир окончательно потемнел, стал чёрно-белым, резким. Предметы сдвинулись, стали плоскими, обрели контур и замигали. Звон в ушах стал оглушительным, достиг невыносимой ноты, и внезапно стих, как отрезанный. Через мгновение всё вернулось. Мир обрёл цвет и объём.

Она решительно поправила ворот куртки и зашагала вниз по лестнице.

Глава 12

Настоящее время. Игра

Зал для игры оказался большим и светлым. Гораздо больше и светлее, чем у них в офисе, который сгорел так внезапно. Перед ними распахнули дверь, и все прошли внутрь, в центр помещения с высокими потолками, где ровными рядами стояли капсулы.

Да, это были не те убогие кресла с наспех приваренными кронштейнами и облезлыми подлокотниками. Здесь чувствовался размах.

Проходы между капсулами, выложенные резиновыми ковриками поверх бетонного пола, давали место, чтобы пройти по двое. Выпуклые крышки капсул были плотно прижаты к основанию, по краю каждой перемигивались цветные огоньки.

Сначала игроков провели по двое через комнатку врача, где у каждого взяли кровь, и прогнали через анализатор - штуковину вроде кресла с кучей датчиков. Укол в руку, минута в кресле, и место занимал следующий человек.

Потом им позволили выбирать. Несколько игроков, совсем ещё мальчишек, сразу бросились бегать по рядам, кидаясь от одной к другой капсуле и радостно хлопая по крышкам руками. Остальные прошли по рядам и остановились возле приглянувшейся каждому установки.

Елена пропустила группу возбуждённых новизной игроков, и остановилась в центральном ряду, возле второй с краю капсулы. Ей вовсе не хотелось забираться далеко. Какая разница, где лежать? Все они одинаковы.

- Внимание всем! - раздался голос из динамика под потолком. - Займите свои места. Сейчас к вам подойдут. Соблюдайте тишину и порядок.

Елена переступила ногами в пластиковых сандалиях. По залу пробежал сквозняк, всколыхнул полы лёгкого халатика-распашонки. Их всех перед обследованием загнали в раздевалку и в душ, велели отмыться как следует. Одежду сказали оставить в шкафчиках. Взамен каждому выдали тонкий халат, наподобие больничного.

Она поймала взгляд парня через две капсулы от неё. Тот скользнул глазами по её халатику, задержался на просвечивающей сквозь ткань груди. Увидел, что девушка на него смотрит, и сказал:

- Здорово здесь, правда? Я тебя раньше не видел. Я - Стен. Тебя как зовут?

- Нет. - Здесь было не здорово. Просто зал с кучей лоханок с крышками. По рядам между капсулами, где топтались в ожидании игроки, уже ходили техники.

- Тебя зовут "Нет"? - фыркнул парень. - Классное имечко!

Техник в сером мешковатом комбинезоне подошёл к ней, сверился со списком:

- Так. Номер пять. Кладите руку на отметку.

- Я буду звать тебя Номер Нет! - гоготнул Стен. Техник недовольно покосился на него и повторил:

- Ладонь на отметку, пожалуйста.

Она увидела на покатой крышке прямоугольную выемку, неглубоко вдавленную в поверхность. Прямоугольник был отмечен по контуру красной чертой и символическим знаком ладошки наверху.

Елена послушно прижала к выемке руку. Секунду ничего не было, потом что-то тихо загудело, в капсуле послышались какие-то звуки, будто там шипела и плескалась большая змея. Потом и эти звуки стихли. Крышка дрогнула, щёлкнула и открылась.

Внутренность капсулы, сильно напоминающей обычную ванну, была скупо подсвечена жёлтыми огоньками. В этом свете жидкость, что лениво колыхалась на дне, казалась ядовито-зелёной. Над поверхностью поднимался пар, тут же сдуваемый сквозняком.

- Снимайте халат, залезайте, - скомандовал техник.

Она скинула халатик, сунула ногу в подозрительную жидкость. Кисель, тёплый жидкий кисель.

- Ложитесь, - нетерпеливо сказал техник. - Руки вытяните по бокам, голову опустите на подставку.

Она встала в ванну обеими ногами, почувствовала на себе взгляд Стена из-за крышки соседней капсулы. Уселась в кисель, откинулась на спину и положила голову затылком на резиновый валик.

Техник наклонился над ванной, пошуршал немного, вытянул из гнезда под крышкой несколько резиновых змей-кабелей. Тщательно прилепил присоски к голове, шее, груди, ещё несколько закрепил браслетами на запястьях. Потом осторожно вытянул из крепления под крышкой маску и приложил к лицу девушки.

Елена вздрогнула, когда мягкая резина - или пластик, она не могла понять - закрыла ей лицо.

- Лежите спокойно, - раздался голос техника. - Дышите ровно. Аппаратура должна настроиться на вас.

12
{"b":"543716","o":1}