ЛитМир - Электронная Библиотека

- Это что, денег стоит? - брезгливо спросила она, косясь за спину. Мешок с грузом сидел на спине, как родной, сразу было видно - специально заготовлен.

- Ерунда, мелочь, - отмахнулся Глен. Он уже погасил фонарик, и они снова двинулись по тёмному коридору. - Найдёшь чего получше, выкинешь.

Стрельба впереди затихла, затихли и шаги группы - должно быть, все остальные ушли далеко вперёд.

Захрипела рация, произнесла несколько невнятных слов: звук был слабым и всё время прерывался. Елена только поняла, что группа кого-то преследует.

- Червь, я Гарпия, - отозвался Глен. - Червь, держись курса. Встреча в точке Бета. Я в обход. Червь, я Гарпия, как слышишь?

Слышно было плохо. Наконец Червь отозвался, и они побежали дальше.

Лёгкой трусцой миновали несколько коридоров, пустых и грязных от многолетних наслоений пыли, останков трупиков мелких существ и чего-то липко-чёрного. Стены вновь стали тускло светиться зеленоватым светом, и Елена спросила своего товарища об этом. "Плесень", - коротко ответил Глен, не оборачиваясь.

В одной из ниш они увидели провал в полу, неглубокую вмятину в бетоне, с торчащими прутьями насквозь проржавевшей арматуры. Во впадине что-то блестело, шевелилось и попискивало.

Это оказалось гнездо, полное пищащих созданий, сидящих в одном большом гнезде из обрывков гнилых проводов, проволоки и всякого мусора. Выводок крысоподобных созданий, с уродливо большими головами и когтистыми лапками. Они шипели, развевая широкие рты с мелкими зубами, и извивались, пытаясь выбраться из гнезда. Глен молча отстегнул с пояса металлический прут, тот щёлкнул, удлиняясь в его руке. Несколько точных ударов, и всё было кончено. Крысята с разбитыми головами скорчились на ворохе проволоки, не успев выбраться наружу.

- Зачем ты их? - спросила Елена, морщась от жалости и отвращения.

- Это гнездокрысы, - сухо ответил её товарищ. - Они хуже сорок. Паника и зараза, вот что они такое. Вроде того, что ты прикончила. Выберись один наружу, и весь район узнает, что мы здесь. Ясно?

- Они такие... как они живут, с этим? - она указала на пучок проволоки, сросшийся с уродливыми телами.

- Здесь таких много, это ещё цветочки, - нетерпеливо буркнул Глен. - Двигаем.

Она кивнула. Не время жалеть случайных тварей.

Сразу за поворотом был тупик, коридор заканчивался завалом. Возможно, раньше здесь была дверь, но теперь громоздилась куча разломанных панелей с обрывками ржавой арматуры, густо покрытая пылью. У подножия завала лежала ещё одна гнездокрыса - взрослая, размером со среднюю собаку, в коконе смятой проволоки, вместо головы - кровавая каша. На полу виднелись следы армейских ботинок.

- Сюда, - сказал Глен.

Они поднялись по хлипкой лестнице, лепящейся по стене короткими шпалами ступенек, пробежали по кривому коридору и выскочили на открытую площадку на крыше. После тьмы цехового помещения серый сумрак неба казался ярким днём.

"Так короче", - Глен повертелся на месте, быстро сориентировался и перепрыгнул на соседнее здание.

Елена, сжав зубы, прыгнула за ним. Она сможет. Она сильная, и может перепрыгнуть эту чёртову щель между домами. Подумаешь, пять этажей внизу.

На соседней крыше был открыт люк. Они спустились вниз, просто спрыгнули на захламлённый пол чердака, и миновали несколько пролётов бетонной лестницы без перил.

Зашипела рация на ремне у Глена, искажённый голос прохрипел что-то невнятное.

- Здесь! - ещё пролёт узкой лестницы, поворот, и через пролом в стене на месте входа - огромный зал, высотой в три этажа.

Снова забормотала рация. Где-то впереди нарастал странный гудящий звук. Он исходил от стен, где пролегали старые ржавые трубы, и становился всё громче. Тошное ощущение опасности нарастало вместе со звуком. И снова это чувство, что ты в игре, даже показались контуры игроков там, впереди, темноте коридора, с числами оставшихся жизней.

Елена зажмурилась и потрясла головой. Нет сейчас. Ей нужно выполнить работу. Иначе её больше никогда не возьмут на дело, а ей нужны деньги.

Коридор внезапно оборвался проломом в стене. Опять захрипела рация, повторяя несколько слов, снова и снова. Глен выругался, и полез в проём.

Они вышли в огромный зал заводского цеха. На высоте трёх этажей смутно виднелись решётчатые перекрытия потолка. Сам зал был равномерно, в шахматном порядке, покрыт грудами хлама, в котором угадывались основания станков, заваленных обломками.

Ощущение опасности здесь усилилось, появилось чувство, что кто-то смотрит на неё в упор. Виски сдавило, и Елена опять потрясла головой, чтобы избавиться от рези в глазах. Это не игра. Соберись. И все эти цифры над противником в глубине зала - они тебе померещились.

- Прикрой меня! - скомандовал Глен.

Мягко стуча ботинками по чёрному бетону, товарищ Елены пробежал по проходу между грудами хлама высотой в человеческий рост. Впереди завизжали, тонкий, вибрирующий звук ввинтился в пыльный воздух, заметался эхом между стен.

Там на пустом пятачке, кем-то расчищенном от мусора, метались и прыгали люди в бронежилетах - их группа. В руках у них были прутья, точно такие, каким Глен прикончил выводок гнездокрыс, и прутья эти так и мелькали. Противников было больше, но несколько из них уже лежали на полу, скорчившись или бессильно раскинув конечности.

Глен со щелчком открыл свой прут, и прыгнул в общую свалку. Елена остановилась. Существа, с которыми дралась группа, только с первого взгляда походили на людей. Разного роста, высокие и низенькие, они все были разными, но одинаково нелепыми и страшными. Она увидела систему в действиях товарищей по группе. Те нападали по очереди, парами, наскакивая и отступая.

Вот двое, щербатый мужик и женщина, отбежали назад, выманив за собой рычащего человека-монстра, горбатого, в лохмотьях развевающегося плаща, похожего на куцые крылья. Руки его были неимоверно длинные, с огромными ладонями, похожими на клещи. Клещевидные руки дёрнулись, но схватили лишь воздух. Первый прут обрушился ему на загривок, второй подрубил ноги. Человек-монстр полетел кувырком на пол.

Она увидела, что другое существо, низенькое и широкое, с маленькой головой, утопленной в плечи, очень ловко сшибло наземь человека в бронежилете, прыгнуло сверху, и Глен снёс его ударом прута, не дав открутить товарищу голову.

Почему они не стреляют? Ведь так просто было бы отступить, перегруппироваться и положить этих тварей несколькими точными выстрелами? Елена покачивалась на напружиненных ногах, водя стволом. Нет, слишком велик риск попасть в своих. Что-то мелькнуло на краю зрения, и она обернулась. Ей почудилось движение наверху, на площадке над залом, огороженной остатками низеньких перил. Свои были все здесь. Значит, чужой.

Елена, осторожно ступая, переместилась, спряталась от того, кто возможно сидел наверху и стала выцеливать чужака. Один снайпер сейчас мог бы нанести их группе непоправимый вред.

К тому времени уже пятеро существ валялись на полу, а кто-то из группы вязал их безвольно откинутые конечности тонким крепким шнуром. На ногах осталось всего трое, и их уже загнали в угол между грудами железобетонного хлама.

- А-а-а, суки! - вдруг завизжал истошным визгом один из уродцев - скособоченный, на кривых ногах с огромными косолапыми ступнями. - Предатели! Своих бьёте, твари!

Он прыгнул вперёд, быстро, распрямив кривые ноги, как пружины. Мелькнул в воздухе острый прут в его руках, нацеленный в грудь одного из охотников.

- Сдохни, сука!

Мужик в бронежилете отскочил, и свалил его в прыжке на пол. Насел сверху и приставил пистолет к виску:

- Где гнездо? Где ваше гнездо, падаль?

Уродец завывал и отчаянно вырывался. За его спиной оставшихся двоих забивали прутами.

- Где ваша база? Глаз вырву!

Уродец завопил, корчась на полу. Елена поморщилась, не отводя глаз от невидимой пока цели.

- Гнездо... в... - взвизгнул кривоногий.

Наверху, на площадке балкона, двинулась тень. Два выстрела прозвучали одновременно.

38
{"b":"543716","o":1}