ЛитМир - Электронная Библиотека

- Это ты мне? - Елена опустила ноги с дивана, не обращая внимания, что на ней ничего - совсем ничего - не надето. Когда-то, кажется, совсем давно, Алекс, муж, приносил ей кофе в постель. - Спасибо.

- Э... да, тебе. - Фрайди отдал ей чашку, стал смотреть, как Елена пьёт - жадно, обжигаясь, большими глотками. - Ещё?

- Не знаю. Сейчас допью, и подумаю.

Он покраснел, она поняла, что сказала, и фыркнула в чашку.

- Я поставил будильник пораньше, не знал, когда тебе надо, - он взял чашку из её рук и присел рядом.

Елена посмотрела на него. Он так мило смущался, а волосы надо лбом так забавно топорщились...

- Ещё рано. Время есть.

Он со стуком поставил чашку на пол. Как всё-таки он краснеет, это удивительно.

Они перекатились на край дивана, и сделали это ещё раз.

Елена ещё не открыла глаза, как он, тяжело дыша, снова подтянул её к себе.

- Подожди, не надо... - сонно пробормотала она, но он не слушал.

Она попыталась вывернуться, он вцепился в неё, они потеряли равновесие и свалились с дивана на пол. Загремела отброшенная кружка.

Она шлёпнулась животом на холодный пластик пола, почувствовала жёсткие пальцы на своих бёдрах. Фрайди схватил её, пристроился к ней сзади, и теперь делал своё дело, быстро, грубо, жадно.

Потом он отпустил её и шумно задышал, навалившись ей на спину. Елена зло сбросила его, и поднялась на ноги. Секунду раздумывала, дать ли ему пинка по покрасневшей физиономии, потом просто шагнула к дивану и подобрала свои рубашку и джинсы.

В крохотном туалете быстро умылась холодной водой, глядя на своё застывшее лицо с сощуренными, бешеными глазами. Нет, нельзя срываться. Спокойно, Ленка. Это не конец света. Это не машина с кожаным задним сиденьем. Это просто холодный пол в занюханной квартирке. А прыщавый придурок - не трое мужиков. Успокойся.

Фрайди стоял у выхода, жалкий, потерянный, взъерошенный, как щенок. Протянул ей курточку:

- Извини, извини, я дурак, так глупо получилось. Извини, прости, пожалуйста. Не уходи.

Она молча вырвала у него из рук куртку, стала натягивать на себя. Он стоял с таким жалким видом, что Елена стала остывать.

- Ну хочешь, дай мне в морду. Дай, вот сюда, - он зажмурился и повернулся правой щекой. - Сюда бей, здесь лучше.

- Чем лучше? - сквозь зубы спросила она, рывком открывая дверь на площадку.

- Потому что все бьют с правой, а тут ещё не набито... - пробормотал он, и она невольно усмехнулась. Глупо, как глупо всё.

- Никогда так больше не делай, понял? Я тебе не разрешала!

- Понял, прости, я не слышал... Ты простила?

- Хватит извиняться! - рявкнула она. - Я ухожу. Спасибо за кофе.

Он хотел пойти за ней, бормотал что-то, лицо его кривилось в жалобной, досадливой гримасе, но Елена не слушала. Ей надо было уйти отсюда. Иначе она что-нибудь с ним сделает, и это будет на её совести.

Она вышла в серый утренний туман, глубоко вдохнула влажный холодный воздух. Её ещё всю трясло от ярости. Куда теперь? Для работы ещё слишком рано. Пойти к себе, в пустую крошечную квартиру, где ничего нет, кроме отвратительных воспоминаний?

Елена остановилась. Что она за дура, ведь вчера был пожар, и, может быть, с жертвами. Она вспомнила горящий угол полуподвала, там, где стоял стол, громоздились коробки и сидела девица. Наверное, та погибла в огне или задохнулась. И все эти люди, другие, что сидели в клетках... кто знает, что с ними случилось. Если им не удалось выбраться и убежать... Наверняка там теперь полно полиции.

Надо предупредить агента. Толик и его дружок Стас, который дал ей бумажку с адресом - им не нужны неприятности. Да и ей тоже. И Глен, он ведь должен был туда пойти. Но почему-то его там не было. Она бы заметила. Странно, ведь ему нужны деньги, он сам говорил. Или не говорил?

Она потёрла лоб. Видно, от напряжения или усталости опять заныла голова. Мутный утренний свет стал резким, а над проезжавшим по дороге рикшей-велосипедистом замигала надпись: "Рабочий, 19/28". Откуда-то Елена знала теперь, что парню девятнадцать лет, и он долго на свете не заживётся. Максимум до двадцати восьми.

Она зябко передёрнула плечами, и махнула велотаксисту рукой. Надо было добраться до дома Толяна как можно скорее, а проблемы рикши её не касаются. Не один седок, так другой его всё равно когда-нибудь его доконают.

Дверь в подъезд, которую она в прошлый раз никак не могла преодолеть, сейчас была открыта и даже подпёрта куском кирпича. Что они тут, то запираются, то двери нараспашку, не поймёшь этих жильцов...

Она поднялась по лестнице, дыша сквозь зубы: в этот раз соседи Толяна варили что-то отвратительное, не иначе купленное в самом дешёвом магазине. На площадке у мусоропровода возился какой-то мужик в заляпанном комбинезоне. То ли рабочий, то ли бомж - в руках у него был пакет, в котором виднелась кучка мусора.

Елена толкнула дверь, и вошла. Было не заперто, по квартире гулял сквозняк. Вонь здесь стояла просто невыносимая.

Под ногами хлюпнуло. Она взглянула вниз и увидела, что пол влажный, а коврик у двери, скомканный, помятый, весь пропитан водой. Что за чёрт?

И воняло здесь совсем уж мерзко.

- Толик? Ты здесь? - она позвала его, не решаясь пройти дальше. Что-то случилось. Нехорошее предчувствие заворочалось внутри. Она поняла, что на кухне кто-то есть, и это не её агент. А ещё она услышала, как сзади шевельнулась дверь - кто-то вошёл следом.

- Ищете кого-то? - послышались шаги, и из кухни появился человек. Да, это был не Толян.

Молодой, с виду недавний студент, короткие волосы тщательно прилизаны, синяя рубашка застёгнута на все пуговицы, рукава закатаны до локтя, в руке - пустая бутылка из-под пива.

- Ищу, - сказала Елена, глядя на бутылку в руке незнакомца. Как он держал её, аккуратно придерживая пальцами донышко. Профессиональным жестом полицейского, вот как. - Здесь живёт мой друг, Толик. Где он?

Молодой человек склонил голову, как учёная птица, и пристально посмотрел на девушку. Наверное, ему казалось, что так он произведёт впечатление.

- А вам он зачем? Кто вы ему?

- Вы не ответили, - она уже поняла, что произошло какое-то несчастье, но продолжала играть в эту глупую, странную игру. - Где Толик?

- Пройдите, - он кивнул, приглашая её войти. Сзади кто-то шевельнулся, Елену взяли под локоток, и вежливо понукнули пройти в квартиру. Ну конечно, это был тот рабочий бомжеватого вида, что возился на площадке. Как она сразу не догадалась. Наверно, из-за Фрайди у неё с утра мозги набекрень.

Он провёл в её в комнату, где царил сущий разгром. Конечно, у Толяна и так всегда всё стояло вверх дном, но сейчас казалось, что по квартире пронёсся ураган с ордой пьяных бегемотов.

Елена увидела "своё" одеяло в клетку, которым укрывалась однажды, когда ей пришлось заночевать у агента, прямо на полу у стенки. Вот кто никогда её не домогался - это Толян. У него к клиентам один подход: только дело, а пустяки побоку.

- Полиция, - наконец незнакомец предъявил удостоверение. - Ваши документы?

Она протянула свои водительские права. Он так в них уставился, будто хотел просверлить дырку. Потом быстро взглянул ей в лицо, будто узнал, и опять вцепился в документ.

- Вы...

- Да, я проходила по делу, - Елена назвала фамилию следователя. Ей уже надоело объясняться. - Что с моим другом?

Полицейский неохотно вернул ей права.

- Кем вы приходитесь хозяину квартиры?

- Я же сказала. Он мой друг. Что с ним?

Она внезапно двинулась с места, обогнула не ожидавшего такого маневра полицейского, и заглянула на кухню. Лучше бы она этого не делала.

Отвратительный запах стал гуще, а на полу растекалась лужа чего-то мерзкого, похожего на внутренности. Елена отшатнулась, и заметила в глубине приоткрытой ванной яркое пятно: шорты весёленькой расцветки, в которых явился перед ней Стас в последний раз, когда она его видела. Шорты нелепым комком лежали в луже багрово-красной жидкости, уже подсохшей, с вкраплениями битого стекла и чего-то блестящего.

46
{"b":"543716","o":1}