ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мешкаю с минуту. Но, переборов свой страх первой начинать разговор с незнакомыми людьми, интересуюсь:

- Может быть, вам помочь?

Старушка с модельной стрижкой поворачивает ко мне лицо.

- Ой, доченька, ничего не разобрать. Погляди. Что тут нацарапано?

- Так. "Режим работы. Понедельник-пятница с 8.00 до 17.00, суббота - с 10.00 до 14.00, воскресенье - выходной".

- Спасибо, моя хорошая.

- Давайте я вам запишу, чтобы не забыли, - достаю свой маленький ежедневник, вырываю листочек и старательно переписываю расписание.

- Вот, пожалуйста.

- Спасибо. Вот помогла бабушке, - она разворачивается и медленно бредет по коридору.

Когда старушка скрылась за поворотом, убираю все еще открытый ежедневник в сумочку и выхожу из здания администрации пансионата.

Жара немного спала, и дышать стало заметно легче. Я делаю глубокий вдох. Уши приятно ласкает шелест листвы, где-то вдали заливается песней неведомая птица.

Пансионат расположен в отдалении от города и со всех сторон окружен лесным массивом. Здесь не слышно гудения машин, нет шума и пыли, которые преследуют каждого жителя большого города. Лишь легкий ветерок играет между величественными стволами сосен и нежно треплет можжевеловые кусты за зеленые космы. Пансионат и прилегающая к нему территория окружены забором и защищены от непрошеных гостей. Подойдя к пункту охраны и остановившись у шлагбаума, оборачиваюсь. Вдалеке белеет своими стенами главный жилой корпус, за ним - еще какие-то постройки, но мне их почти не видно из-за крон деревьев, обрамляющих дорожку, ведущую к главному зданию.

Я даже и не думала, что здесь такие обширные владения.

Поворачиваюсь к охраннику и мямлю:

- До свидания.

Он поднимает на меня свои усталые глаза старого бассет-хаунда и молча кивает. А я неторопливо иду к моему старенькому форду, припаркованному неподалеку.

Глава 2.

- Алло?

-Алло. Привет, дорогая!

- Мама, привет! Ну как вы там? Как папа?

- Папа весь в работе. Как всегда. Сейчас он у себя в кабинете. Как обычно: всё сам, помощникам не доверяет.

- Что нового?

- Вот недавно были на приёме в честь местного праздника Койюр Рити. Я решила блеснуть - надела новые туфли. А они оказались такими жутко неудобными в носке, что я весь день думала только о своих натертых ногах.

И, наверное, при этом не переставала улыбаться, так что никто и не заметил, каково ей. Мама! Моя смешная мама! Такая девочка! Наряды, этикет, выставки - это её жизнь. Хорошо, что она меня сейчас не видит в растянутой майке и спортивных трениках, сидящей по-турецки на диване, накручивающей выбившуюся из хвоста прядь на палец.

- А ты как? Чем нас порадуешь?

- Да, вот. Звоню рассказать. Представляешь, меня взяли на новую работу. В пансионат. Помнишь, я рассказывала.

- А я и не сомневалась, что тебя возьмут. Когда тебе на работу?

- В понедельник начинаю, после обеда.

- А почему не с утра?

- Там посменная работа. С 7.00 до обеда и с 14.00 до десяти вечера.

- Ох, ну и работку ты себе подыскала! Может быть, всё-таки приедешь к нам с папой? Устроим тебя к врачу посольства помощницей.

- Не, мам. У вас там ещё жарче, чем у нас. А я не люблю высокие температуры.

- Всё из-за твоего Остапенко . Надо было поехать с нами сразу. Все равно университет не закончила. Я с самого начала была против этого брака! - её голос срывается.

- Ну, мама, не нервничай. Во-первых, он уже не "мой". Во-вторых, брака уже нет. И, в-третьих, я уже довольно большая девочка. В конце концов, мне уже немало лет. И быть под покровительством родителей в мои года уже просто неприлично.

- "В мои года..." - повторяет мама уже игриво.

Тон её стал мягче, напряжение ушло. Может быть, слово "неприлично" подействовало. Правила поведения и приличия играют в её жизни очень важную роль, если не сказать - главную.

- Но всё равно, если тебе не понравится или что-то пойдёт не так, знай, мы всегда будем тебе рады.

Слышу в телефоне приглушенные голоса - видимо, мама прикрывает трубку ладонью.

- Дорогая, мне нужно отойти. Удачи тебе в понедельник.

- Спасибо. Папе - привет. Пока.

- Пока, дорогая.

Её голос обрывают частые гудки.

***

Воздух раскалён и пропитан ароматом шишек. Под ногами чуть слышно шуршат опавшие сосновые иголки. Подхожу к шлагбауму. У пункта охраны стоит какая-то женщина. На вид ей около сорока лет. Небольшого роста, с внушительным бюстом. Рыжеватые волосы заплетены в косу и уложены ракушкой ниже затылка. Она одета в голубые рубашку и штаны. На нагрудном кармане белеет вышитая эмблема пансионата: три маленьких цветочка в овале.

Похоже, это кто-то из персонала.

Женщина смотрит на меня и широко улыбается. Меня приободряет её улыбка, и я уверенно шагаю в её сторону.

- Здравствуйте! Эвита Станиславовна?

- Здравствуйте! Да, это я.

Она кивает охраннику и приглашающим жестом предлагает идти за ней.

- Я - ваша сменщица. Меня зовут Светлана Владимировна. Можно просто Света. Давай сразу на "ты"?

- Давайте... ой, давай. А меня можно просто - Вита.

- Да, имя у тебя забавное. Я своему младшему молочку покупаю, "Эвитка" называется. Он от этих биолактов просто тащится, - она весело улыбается.

Уголки моих губ непроизвольно ползут вверх.

- Фотографии принесла для пропуска?

Черт! Как я могла забыть?! Специально выложила их на стол!

Моё лицо исказили мука и отчаяние.

- Не кисни, кефирчик! У меня завтра первая смена - я тебя с утра встречу на этом же месте. У нас с этим делом строго: всё по пропускам. Только не забудь завтра. Хорошо?

- Хорошо, - с благодарностью киваю.

- Трудовую книжку хоть не забыла?

- Взяла, - с готовностью пионерки отвечаю я.

- Тогда сейчас нам сюда, - она указывает на уже знакомое здание администрации.

После недолгого оформления всех бумаг и подписания трудового договора выхожу из кабинета. Света ждёт меня с каким-то пакетом в руках. Сквозь прозрачный полиэтилен просвечивает голубая ткань.

- А вот и твоя форма. Взяла 44-й размер. Думаю, тебе подойдет. Как раз под твои синие модельные туфельки, - она громко смеётся.

Да, одеть туфли на высоком каблуке - это я додумалась. Но с другой стороны: не приходить же в первый рабочий день в кроссовках или балетках?

- Завтра возьми с собой что-нибудь поудобнее, - ободряюще улыбается Света. - Пойдем, переоденешься в сестринской.

Мы шагаем по аккуратной тропинке, ведущей к большому белому зданию - главному жилому корпусу. Это современная постройка в пять этажей, окруженная зелёными лужайками с многочисленными клумбами. Чуть ли не через каждый метр - скамейки. Кое-где сидят старушки в шляпках с полями, кто-то медленно прогуливается с медсестрами под руку. Постояльцы одеты во все цвета жизнерадостной радуги: светло-желтые, персиковые, нежно-розовые, мятные, лимонные и бежевые поло с юбками или брюками в тон. У всех на рубашках вышита эмблема с тремя цветочками.

- А почему так мало народу? - интересуюсь я.

- Только что закончился обед. Кто-то отдыхает у себя в комнатах, кто-то на процедурах, у кого-то занятия. Да и солнце палит. Сейчас на улице только самые жаростойкие.

Неподалеку замечаю еще пару зданий. Проследив за моим взглядом, Света поясняет:

- Вот это - больница. В городскую не наездишься. А тут всё под рукой. Стоит постояльцам пожаловаться - сразу обследуют. Туда же они ходят на процедуры, массажи, лечебную гимнастику. Дальше - бассейн.

Бассейн? Ого, прямо как в оздоровительном лагере!

- Вон там сестринская - корпус для персонала. Нам - туда. Кое-кому из сиделок там еще и вздремнуть удаётся. Есть у нас одна сестра - Вика Горохина. У неё очень самостоятельные подопечные. Так вот, когда они зависают в шахматном клубе, она позволяет себе поспать часок. Работник она добросовестный, с обязанностями справляется, старики её любят. Поэтому ей прощают эту маленькую слабость.

2
{"b":"543717","o":1}