ЛитМир - Электронная Библиотека

Дорога дальше превратилась в сплошную скачку. Час за часом гнали коней на рассвет, в пыли, в поту, под жарким солнцем. Села и городки показывались на горизонте, пролетали мимо и исчезали. Речки воины перемахивали вброд или по мостикам, лишь у одной остановились напиться воды - некогда было задерживаться и на полчаса. Меняли иногда самых усталых лошадей, и мчались дальше. Сколько так пролетели - Пила и счесть не мог. Он и не думал никогда, что можно так долго и быстро ездить. Под одним из дружинников конь расковался, и Смирнонрав велел ему, свернув в первый поселок, перековаться и мчать дальше, хоть на ночь глядя, а быть к утру в Каяло-Брежицке. Под Клинком конь пал. - князь уступил ему своего боевого. Свалился под еще одним отроком, коня бросили и пересадили воина на вьючного. К вечеру так пали уже два десятка...

Солнце уже коснулось краем верхушек леса далеко на закате, когда впереди наконец неясно показался высокий бугор, застроенный - как утыканный - теремами и башнями.

- Добрались, наконец! - вздохнул Коршун - Вот он, Струг-Миротворов!

Скакали вперед и вперед. И чем ближе, тем больше представал взгляду обширный город, раскинувшийся вокруг холма.

Он был огромен. Вся Новая Дубрава - самый большой город, какой мог представить себе Пила - вместилась бы в него трижды, и это - только на закатной стороне реки. На другом же берегу Черока, широкого как целое поле, за верной тысячей обхватов речного простора, там снова шли без конца домики, терема, стены и башни. Восходную окраину Каяло-Брежицка глаз Пилы был бессилен объять.

Посредине реки стоял, словно плыл, разрезая острым мысом волны, высокий холм-остров с обрывистыми берегами. На его вершине теснились друг к другу большие разноцветно изукрашеные терема. Здесь жил князь, его дружина и большие бояре. Деревянная стена вокруг детинца была не очень высокой - не больше, чем наружные городские стены, но не хуже всяких стен кром защищали крутизна высокого берега и широкая вода вокруг. К нижнему городу по обе стороны реки вели с острова два деревянных моста, каждый не в одну сотню обхватов.

Этот остров и был "Струг" - сердце Струга-Миротворова и всего Степного Удела.

Давным-давно - так говорили в этих краях - Степной Удел населяли два сильных племени: каяле и брежичи. Границей их владений был Черок. Кто были эти народы, откуда взялись и почему исчезли - никто за давностью веков не знал, как не помнил причины их многолетней злой вражды. Не знал никто и начального имени великого князя, сумевшего то ли объединить, то ли примирить оба племени, но с тех пор подвластные люди дали ему в благодарность новое имя - Миротворец. Новую столицу князь, чтобы соблюсти равноправие каял и брежичей, поставил на границе их земель, на острове, что словно струг плыл по Чероку. Так город и прозвался, Струг-Миротворов в честь основателя, или Каяло-Брежицк - в память о соединившихся здесь племенах.

Если была в этом предании правда, и некие каяле жили раньше в миротворовом уделе, то земля их была на левом, восходном, берегу. Так объяснилось бы непонятное имя крупнейшего города этой области - Каиль.

У запертых, как уже повелось, закатных ворот Каяло-Брежицка Смирнонрав назвал себя страже. Тут же сбегали за Бобром, и тот, с тремя десятками воинов, сопроводил князя и всех его спутников к мосту на Струг. Княгиню оповестили так же срочно, и Стройна со свитой уже встречала свояка на въезде в верхний город. В Смирнонраве она без труда узнала мужниного брата - так же высок и худощав, такие же темно-русые волосы, даже черты лица похожи, разве только один глаз косит к носу. Даже одних лет на вид - хотя и был Смирнонрав намного моложе, но больше состарился...

Спустившись с коня, Стройна вышла впереди своих людей на середину дороги. Смирнонрав тоже спешился.

- Здравствуй, светлый князь! - сказала она, земно поклонившись - Ты брат моего мужа, и мне будь братом, и дражайшим гостем! Добро пожаловать под нашу крышу!

Князь и княгиня обнялись.

- Здравствуй, Стройна! - сказал Смирнонрав -Нам по дороге встретился посланник от тебя в Храбров, и сказал дурное - что все стружское войско погибло, а сам брат пропал. С этим ты гонца послала? Есть вести о Мудром??

Княгиня покачала головой:

- Я знаю то, что люди говорят. Сначала в город прискакал гонец из Каили с таким известием. Потом несколько бояр, которые с мужем уходили в поход, вернулись порознь. Все говорят, одно: что Мудрого, и его войско, злыдни побили в поле за Каилью. А убит князь, или в плену, никто не знает. Его с тех пор ни живым, ни мертвым никто не видел.

- Но да полно пока об этом. - сказала Стройна - Низкий поклон тебе, брат, что ты явился к нам на помощь. Мы здесь ждали многих полков со всей ратайской земли, молили о подмоге князей и воевод, но тебя, из твоего далека, не ждали увидеть. А вышло так, что ты один и отозвался на нашу мольбу! О делах держать совет будем потом, а сейчас за стол, да пусть твои люди отдыхают с дороги. Вижу, вы страшно измучались!

- Благодарим! - сказал за всех Смирнонрав.

- Светлый князь! - сказал вдруг Молний - Мне позволь, с тобой не оставаться.

- А что такое? - спросил князь.

- Сам видишь, князь, какие наши дела неясные. Что да как там, под Каилью, случилось, точно неизвестно. И что Ыкуны, с их вожаками, теперь делают - тоже неизвестно. Так я туда поеду, да сам погляжу. А будет нужно - еще помогу там город удержать, пока вы здесь с силами не соберетесь.

- Даже не передохнешь? - удивился князь.

- Там передохну! - усмехнулся Молний - Попроси только княгиню, чтобы она мне дала свежего коня порезвее, да на смену - еще другого такого же.

- Будет у тебя два хороших коня, сестра? - спросил Смирнонрав.

- Что ж, найдутся. - сказала Стройна слегка озадаченно - Только не понимаю, как один человек поможет защитить город от вражеского войска, какой бы богатырь не был...

- Этот еще как поможет! - сказал Смирнонрав - Я его, княгиня, давно знаю! Помоги ему.

- Хорошо. - согласилась Стройна. - Сию минуту будут тебе кони. Остальных прошу ко мне на двор.

- Светлый князь! - сказал Молний - Окажи мне еще честь! Позволь мне в Каили назваться твоим доверенным. Чтобы все, что я ни скажу, было как из твоих уст!

- Хорошо! - ответил Смирнонрав - Знаю, что злого ты не замыслишь, поэтому смело говори в Каили от моего имени! Только я ведь не чеканю знаков для такого случая, как с этим быть?

- Дело я дам. - сказала Стройна - Я городом правлю вместо князя, и княжеский знак тебе принесут, никто не посмеет оспорить! Раз мой брат Смирнонрав говорит, что ты дурного не замышляешь, то я тоже так скажу!

- Благодарю, светлая княгиня! - поклонился Молний Стройне в пояс.

Смирнонрав и его дружинники въезжали в ворота Струга, а Молний остановился проститься с товарищами.

- Братья! - сказал он - Мне снова в дорогу, а вы оставайтесь. Город берегите, и князя тоже. За меня не бойтесь.

- Да как за тебя не бояться, брат! - сказал Коршун - Ты почему сам-то так срываешься, не подумав, не посоветуясь? Никак без этого, что ли?

- Никак. Если не помочь, то будет со всем краем то же, что было при Затворнике, а то и хуже! Против Каяло-Брежицка не одна человеческая сила. И здешним людям тоже одной человеческой силой никак не справиться. Князь Мудрый разбит, теперь перед ыкунами Каиль, а если она падет, тогда и сюда злыдням дорога совсем открыта. Надо ехать их там встречать.

- Не страшно? - спросил Рассветник - Одному против их всех. Возьми кого-нибудь с собой?

- Меня возьми. - сказал Клинок.

- И меня! - сказал Коршун - Рассветник здесь нужен, а я с тобой поеду!

- Нет. - отказался Молний - Туда гуртом ехать - гуртом и помирать при случае. А вы если здесь вместе будете - так и мне спокойнее, вместе как-нибудь не пропадете, и князю с княгиней будете полезнее. Вы все здесь нужны. А то, что страшно - так это привыкать, что ли! Не первый раз, наверное, нам такие щи хлебать! Посмотрим!

44
{"b":"543718","o":1}