ЛитМир - Электронная Библиотека

Из села прибежал паренек, и сказал Сотьеру, что ужин уже накрывают. Военачальник встал во весь свой великанский рост, и сказал так, как иные люди кричат во все горло:

- Домываемся, и ужинать! Кто захочет - после еще поваляетесь, а сейчас Хозяйка ждет, нам нельзя ее не уважить!

Матьянторцы, поплескавшись и понежившись еще немного, стали по одному выходить из воды. У дорожки их встречали двое сельчан с целыми мешками белья: Каждому гостю они давали полотенце, портки и рубаху с поясом. Сколько такого добра у них было припасено, и на какой случай - Хвосту было лень и думать. Дождавшись, пока из купален выбрались почти все, и тянуть дальше было неудобно, Хвостворту пошел одеваться. Кормахэ нигде не было видно.

Потом был ужин на площади посреди села, не на скатертях на траве, а за длинными столами и со скамейками к ним. При свете тех же волшебных фонарей. Снова было хоть отбавляй самой отличной еды. Но Хвост уже не набивал поскорее живот чем попало, а старался попробовать кусочек от каждого блюда, ломтик от каждого пирога, и из каждого горшка зачерпнуть и посмаковать хорошенько. Местных за столами почти не было, только хозяйка и несколько важных мужей сидели во главе полукруга столов. Кувалда с ее названной сестрой появились чуть позже, и сели от Хвостворту на другой стороне площади. Кормахэ уже успела отмыться и переодеться в то же, что и остальные матьянторцы - в мужское, как ей, наверное, было привычнее. Они с названной сестрой болтали между собой без умолку, но о чем - Хвост не слышал. До дубравца доносился только смех, в который обе покатывались через два слова - кувалдин громоподобный хохот, и звонкий, радостный смех светлой девушки.

"Наверное, ни на минуту не замолкали. - подумал Хвост - Все время, что мы мылись и ходили, они проболтали! Бабы! Вот теперь видно, что баба!" - заключил он мысль о Кувалде.

3.8 ХОЗЯЙКА БАБЬЕГО ЦАРСТВА

После ужина Сотьер простился за всех с хозяйкой и еще раз поблагодарил ее. Матьянторцы отправились к своей стоянке у окраины села. Кувалда со всеми не пошла, а опять пропала куда-то с названной сестрой.

У лагеря уже были разбиты те же шатры, что утром стояли на водопадах. Местные собрали их и перевезли сюда - для гостей, что не хотели снова спать под открытым небом. Впрочем, таких было немного. Костров никто не зажигал: тепло было без огня, а для света принесли с площади несколько фонарей. Еще селяне раздали бенахам подстилки, и войлочные валики под голову. А все их вещи попросили сложить в кучу, чтобы назавтра женщины могли забрать и выстирать хорошенько.

- Вот это здесь почет так почет гостям! - радовался Хвост.

- Да! Насчет этого у них без дураков! Все как положено! - согласился Валтоэр.

- Скажи, Валтоэр! - спросил его Хвостворту - А кто здесь - кувалдина сестра?

- А ты не видел, что ли? - спросил старшина - Та, с которой она за столом сидела.

- Так это она - царица и хозяйка тут?

- Ну да.

- А та, постарше - кто? - спросил Хвост.

- И она тоже царица. - сказал Валтоэр.

- Что, две их, что ли? - удивился дубравец.

- А небо их знает. Их и двое, и одна. Так они говорят, и поди их пойми! Сам Кормахэ расспросишь, если она, конечно, вернется сегодня.

Кормахэ вернулась затемно, когда над краем гор повисла луна, а Хвост уже отходил ко сну. Еще издалека Хвостворту услышал, как она окликает и спрашивает его, разыскивая среди лагеря.

- Ты вот, что: - сказала Кормахэ земляку - Сестра велела тебя позвать. Пойдешь сейчас к хозяйке.

- Зачем? - встревожился Хвост. Несмотря на все блаженство этой страны, у него из головы не выветрились его прошедшие невзгоды и страхи. Ему сразу вспомнился тот допрос ночью, в разгромленном турьянском лагере, и как живые, уставились на него глаза измученного пленника.

- Не знаю. - сказала Кувалда - Велела тебя привести для какого-то дела. Но ты не бойся: Я-то уже знаю, что ты никакой не злодей и не колдун, а она - тем более поймет. Плохого не сделает! Пойдем, провожу до ее дому.

- Слушай еще вот, что: - сказала Кувалда, словно предупреждая, когда вдвоем они вышли из становища и приближались к освещенной теми же светильниками слободе - На девок здешних даже не смотри.

- Да я, как бы, и не думал... - ответил удивленный Хвостворту

- А сестрица сказала, что думал. - спокойно возразила Кувалда - Так или иначе, ты знать должен: у них здесь нравы с виду - проще некуда, но насчет всяких валанданий в долине очень строго. А мы здесь - гости. Наши все знают, и ты должен знать. Ясно?

- Как день ясно! - поспешил согласиться Хвостворту - Второй раз не повторяй!

- То-то!

- Твоя сестра, что ли, все знает, кто что в долине думает? - спросил парень.

- Знает. Все или не все - это только гадать можно. - ответила Кувалда.

- И тут, значит, колдовство. Они тут, смотрю, колдуют, как дышат!

- Да так примерно и есть. Царице, ей тут про все известно, и все в ее власти!

- Ты мне скажи только! - спросил Хвост - Твоя сестра здесь царица, или та, вторая, что старше? Чтобы я не ляпнул чего-нибудь не того сдуру.

- И та, и другая. Обе они вместе, и каждая по одной - и есть Царица. Понял?

- Нет. - признался парень.

- Тогда просто не болтай лишнего, и все. Называй обеих "Госпожа", а что спросят - отвечай по совести, врать все равно бесполезно. Вот и все.

Пройдя через село, Кувалда привела Хвоста на ту же площадь, где вечером проходило пиршество. С одной стороны на нее выходили ворота широкого двора с большим домом. Имение окружала каменная ограда не выше пояса, а сами ворота не имели створок. Запираться и ограждаться в долине было незачем, тем более - Царице.

- Ступай туда. В двери входи, не стуча. - сказала Кувалда - Ничего там не бойся, тут все - к добру.

Даже с таким напутствием, Хвост вошел во двор с некоторым опасением.

Перед ним был дом с низкой каменной кладкой стен, но с высокой четырехскатной крышей, и с обширными пристройками. Без стука он отворил небольшую деревянную дверь и вошел.

Без всяких сеней и прихожих, Хвост сразу попал в просторный зал, наверное, на половину всего дома. Высокий полый свод крыши был прямо над головой. Пол из гладко обструганных досок. На каменных стенах кругом светильники. В разные стороны из зала вели несколько дверей. У стены напротив входа - высокое сидение с подлокотниками.

Сама старшая царица встречала гостя. Она сидела, выпрямив спину, расправив плечи и чуть приподняв подбородок - кажется, ее стать была неизменна, как сами горы вокруг. Чуть позади стояли в ожидании слуги.

- Здравствуй, Хвостворту. - сказала хозяйка мнущемуся в дверях парню.

- Здравствуй... госпожа! - мигом вспомнил Хвост наставления Кувалды. - Благодарность тебе, и поклон за все добро...

Он поклонился Царице в пояс, и несмело шагнул вперед.

- Проходи смелее. - сказала Царица - И не бойся меня. Кто ты такой, и откуда - я знаю, и допрашивать тебя не буду. Наоборот, я хочу тебе помочь.

- Благодарю... - сказал Хвост. И еще раз, теперь уже не так низко, поклонился, хотя и не знал, какую помощь ему хотят предложить.

- После отблагодаришь. Сейчас взгляни на меня!

Хвост, посмотрел на хозяйку пристальнее, встретился на миг с ней взглядом, и обомлел...

Его как приковало к полу: ни шагнуть, ни двинуть рукой он не мог, мог лишь стоять, пяля глаза вперед себя. А перед ним женщина поднялась со своего сидения, и словно выросла до самой крыши, возвысилась над ним, и приказала:

- Откройся!

Хвост не мог выполнить ее приказа никоем образом. Даже подумать не мог, что ему следовало открыть, так был напуган. Меж тем творилось чудесное: Сияние из фонарей на стенах меркло, свет в зале угасал, из углов наползала тень. Сама же царица, начинала сиять изнутри - но не таким бледно-синюшным мерцанием, как призрак турьянского шамана в лесу. В Царице пылало солнце - маленькое, но слепящее и горячее, все сильнее и сильнее...

84
{"b":"543718","o":1}