ЛитМир - Электронная Библиотека

- Не знаю даже. - усмехнулся Хвост - Трудно тебя понять!

- Мне от роду семнадцать ваших лет, будет через шесть месяцев. А госпоже - шестой десяток. Но и она, и я, и те хозяйки долины, что после нас будут - все мы Царица, душа самой страны нас соединяет воедино. И раз мы едины со всеми, кто жил много веков до нас, то и нам - столько же веков, правильно?

- Ну, так, наверное. - предположил Хвостворту.

- А раз так - засмеялась девушка - то скажи, права была Кувалдушка, или нет? Сколько лет мне?

- Не знаю! - засмеялся в ответ Хвост.

- А если уж совсем в точности говорить, то настоящая Царица - это сама наша земля. - призналась девушка - Она сама себе хозяйка, мы просто сильнее других с ней связанны. Изменить что-то мы не в силах, нам лишь доверено хранить древний порядок. Даже преемницу себе хозяйка не выбирает. Госпожа мне говорит: придет время - сама увидишь, кого взять на смену.

- Так ты, значит, будущая госпожа и хозяйка? - спросил Хвост.

- Выходит так.

- Ну а злыдень? - спросил Хвостворту. - Он такой как вы, то есть, тоже одно со всем светом?

- Сначала скажи мне: как узнал, что это "злыдень" как ты говоришь? Ведь ты их даже не видел никогда!

- Не знаю... - растерялся Хвост - Сначала говорили, что он из ратайской земли, что злой колдун. А кто еще у нас там может быть злой колдун? Был затворник Ясноок, но его убили... Потом, как его увидел, то вспомнилось почему-то.

- Угадал, значит? Верно угадал! А то, что они со всем светом едины, как прочие люди - вот это уже не правильно.

- Особенные они, что ли? - спросил Хвостворту.

- Еще какие. - сердито сказала молодая Царица - Этот Ясноок был страшный человек. Он на этот свет очень темную силу впустил, какой раньше не бывало на земле. Даже до нас это донеслось, хоть он про нашу страну, наверное, и не знал. И про слуг его мы тоже слышали, но какие они - не знали.

- А теперь знаете?

- Да. Теперь знаем.

- Кто ж они такие? - спросил Хвостворту.

- Они то самое, что ты на болоте увидел: Облик человеческий, а внутри одна сплошная грязь. Не люди, не звери, даже не духи с той стороны. Они - что-то совсем чужое. И они враждебны всему на этом свете.

- Так кто они все-таки?

- Я сказала, что знаю, КАКИЕ они, а не КТО они такие, и ОТКУДА. И чего он у турьянцев объявился?! - как бы с досадой спросила она.

- А турьянцы вам не угрожают?

- Нет! - воскликнула девушка - Они долину стороной обходят, вместе со своими шаманами! Чуют, гадюки болотные, что мы не по их гнилым зубам!

- А если бы их злыдень перевел через болото? - спросил Хвостворту - Как тогда?

- Если бы болото перешли, тогда бы еще не то увидели! - сказала Царица, и в ее голоске раздалась недетская, недевичья суровость - Они сами не знают, что бы с ними было! Госпожа их предупредила и не пустила дальше, только ради нашего давнего мира с турьянцами! Они ведь тоже, ты сам слышал, кричали что идут не на долину, а только отомстить за своих товарищей. А были бы они нам явными врагами - тогда бы узнали, кто такая Царица! Видел у нас - Верхняя Речка, стекает в озеро?

- Да. Речку видел.

- Так вот, по ней с гор бежит талая вода. А есть еще речка Нижняя, что течет в болота под землей. По ней мы с госпожой выпускаем понемногу подземные токи, горячую грязь из-под самых корней гор, чтобы они не вырвались силой, и не залили бы нашу землю. Знаешь, какая мощь огромная в этой земле? Какая у Царицы здесь власть - знаешь? Если госпожа захочет, то всех их кипящим камнем зальет с головой, так что и костей на холодец не останется! Она бы на поприще от долины все выжгла, так что Озеро бы с паром ушло, если бы они нам были опасны! На каждого болотника одела бы по каменной шапке с целый дом!

И Хвосту показалось, что перед ним в купальне действительно сидит не юная беззаботная девушка, а хозяйка целого края, могущественная и строгая. А к тем, кто посмеет угрожать ее народу - к тем и жестокая.

"Турьянцев она люто ненавидит, даром что из себя такая девчонка миленькая!" - подумал Хвостворту.

- А за что их любить? - словно услышала его мысли молодая царица - Ты сам видел, что они с людьми делают! За что вот, скажи!

- Почему тогда у вас с ними мир? - спросил Хвостворту - Вместе с матьянторцами вы бы их в два счета раздавили!

- Нам с ними делить нечего. - сказала девушка - Нам в своей земле хорошо, других мы не ищем. К тому же наша власть не далеко отсюда заканчивается. Болотники к нам тоже не могут пройти, или похитить у нас людей. Зачем нам с ними воевать?

- Но матьянторцев все-таки вы впускаете?

- Рабство нам ненавистно. - сказала Царица - Рабов, попавших к нам, мы освобождаем. Поэтому и матьянторцев впускаем, и то иногда, при крайней необходимости. И как гости, они под нашей защитой.

- А с ратайской стороны к вам приходят? - спросил Хвост.

- Нет. За перевалом, на восходном склоне гор, нашей власти нет. Там под землей живут гномы, очень опасные. Ратаи про них знают, поэтому в горы редко отваживаются подниматься.

О гномах, живших в пещерах и провалах Хребта, Хвостворту слышал уж не раз. Горцы очень их боялись, и долины, где появлялись гномы, считали проклятыми, и избегали туда приходить. Дубравские разведчики, если решались пойти осмотреть такие места, всегда находили их пустынными, а бывало и сами пропадали без следа.

- А кто к перевалу подходит, - говорила Царица - того мы с госпожой дальше не пропускаем. С бенахской стороны тоже к нам никто не пройдет - в болоте увязнет, заблудится в тумане, или еще что-нибудь, но не дойдет до долины. А если кто-то дойдет - то ничего тут не увидит, одни голые камни!

- Точно! - догадался Хвост - Я сам ваши облака из-под земли увидел только когда Госпожа с нами заговорила, хотя они до самого неба, и за сто поприщ их должно быть видно!

- Так и с любым другим бы было. Нельзя, чтобы кто-то лишние знали про нашу страну.

- Это верно! - засмеялся Хвост - Если про такую благословенную землю пройдет слух, так столько людей сюда кинутся, что по самые горы набьется народу! Ну а Кувалда? спросил он. - Она ведь ратайка. Она не из-за Хребта здесь появилась?

- Нет, из-за Хребта она бы не смогла прийти. - сказала Царица - Она к нам с турьянской стороны пришла.

- Как это?

- Она тоже была в рабстве. Поэтому и не вернулась в ратайскую землю. Не помнит она, откуда и кто сама такая.

- Во-о-он оно как! - протянул Хвост

- Она появилась у нашей границы, одна-одинешенька - сказала Царица - просто брела по болоту, сама не своя, как все турьянские рабы, такая же грязная и полуживая. Наверное, матьянторцы разбили где-то рядом турьянский отряд, а она убежала. Я ее заметила издалека, и уговорила госпожу пропустить к нам. Мне было тогда лет пять всего. Я как увидела ее, помню, вся расплакалась... Побежала просить госпожу, чтобы ее впустила. Госпожа и сжалилась ради меня... А то бы она померла, не дойдя до Гор. Она жила у турьянцев в плену, и наверное, долго - совсем лишилась и памяти, и рассудка. Мы с госпожой ее долго выхаживали, чтобы Кувалдушка снова заговорила и человеком стала.

- А вы с госпожой можете память вернуть тем, кто там побывал? - спросил Хвост.

Молодая царица вздохнула:

- Можно было бы попытаться. Но не было бы это к худшему. Я как-то раз, уже намного позднее, лет в четырнадцать, спросила госпожу о том же. Она посмотрела, и сказала, чтоб я сама попробовала...

- И что?

- Я тогда в душу Кувалдушке заглянула. Я посмотрела, и сама от страха, как будто отшатнулась - такая там черная бездонная пропасть клубится! Видимо сестричка такое пережила в плену, чего ей самой лучше не помнить! Очень у нее тяжело на сердце. На всю жизнь израненная душа! И исцелиться тут сложно. Вот если бы ее полюбил кто-то, родила бы деток...

Два года она у нас побыла в первый раз - мы с ней очень привязались друг к другу! Кувалдушка мне из леса и мед носила, и ягоды, и орехи - наберет, и сама не притронется, а только мне несет! Когда я разболелась, то поила меня с ложки. А когда выздоровела, то сестренка меня вот в этой купальне вымыла первый раз, и за пазухой домой отнесла, как щенка! Я куда она, туда и я - и в лес, и в горы, и к озеру за ней впервые спустилась! А устану там, она меня на руках домой относила! Верхом ездить меня учила тоже она. Потом вот ушла с отрядом Сотьера, и стала бывать у нас уже изредка... Они нам иногда приводят турьянских пленников. Мы их излечиваем насколько удается, и потом отпускаем назад с матьянторцами. Так и Кувалдочка с ними ушла. А через два года - вернулась, уже вся в оружии, как витязь.

87
{"b":"543718","o":1}