ЛитМир - Электронная Библиотека

Рассветник по очереди нарисовал на полотнище пять неровных грубых силуэтов. Сам встал шестым, и его контур начертил на белом Клинок.

- Ты здесь, а твоя тень на той стороне! - повторил он слова названного брата.

- Пойдемте теперь. - сказал Рассветник.

Рассветник снял полотно со стены и смотав в сверток, понес на улицу. Остальные последовали за ним.

Посреди княжеского двора горел ночной костер. Отроки, сидевшие рядом, поднялись, увидев князя.

- Светлый князь... - как будто собрался один сделать доклад.

- Все в порядке. - сказал Смирнонрав - Отойдите от костра на минуту.

Все шестеро окружив костер, придвинулись к нему поближе, и Рассветник, распахнув полотно с шестью фигурами, опустил его пластом на кострище, на самый огонь. Ткань мигом потемнела, черные фигуры на ней исчезли. Пламя рванулось вверх сквозь растекающиеся в стороны прорехи.

- Мы здесь, а тени наши на той стороне. - сказал Рассветник - Кто на этой стороне, на кого белый свет падает, того колдовской глаз не видит. Враг колдовским глазом видит наши тени, а их пожрал огонь! Пусть враг их ищет на темной стороне, а мы будем под белым светом ходить.

- Ну все теперь. - добавил он - Можно спать ложиться.

Вот это было в самый раз. Пила с утренней зари глаз не сомкнул.

4.3 ВОЛЧИХИН ХУТОР

Полк вышел в поход без приличных такому делу проводов, без собрания народа, напутствий, музыки и бросания цветов под копыта коней. Обошлись даже без обязательного жертоприношения перед лицом всего войска. Но посреди княжеского двора все же сложили на заре большой костер, и бросили в него заколотого жеребенка. По всему Стругу встал запах жженого мяса, и Пиле вспомнился вчерашний разговор с его новой знакомой. Но самой Лиски при прощании с дружиной не было. Впрочем, не было почти никого - Стройна, Волкодав, и несколько больших бояр, вот и все.

Князь с воеводами договорились устроить сбор за городом, в роще на восходной стороне, примерно за три поприща от городской стены. Из Каяло-Брежицка решили выходить порознь и через разные ворота, чтобы по возможности скрыть точное число воинов от соглядатаев кагана, будь такие в городе. К этой же роще сгоняли табунами и делили между отрядами запасных лошадей.

К рассвету все были в сборе. Последним явились полсотни миротворских бояр во главе с братом Морехода, Быстрым - тучным дяденькой с длинными волосами, окружавшими блестящую плешь. Длинные усы боярина свисали из-под носа, по размеру и по очертаниям похожим на баклажан.

К вечеру надлежало быть от города как можно дальше. Но все же, несмотря на спешку, Смирнонрав и Месяц решили провести последний смотр. Сочли, все ли люди явились налицо, всем ли достались сколько нужно лошадей и припасов, и кто как вооружился.

Обходя ряды воинов, Месяц остановился возле Хвоста. Поглядел на его нездешнюю чудную одежду, на его оружие - кол в руке и колотушку за поясом.

- Это ты, что ли, вчера вечером переплясывался со стружской девкой? - спросил он строго.

- Я, честный боярин! - ответил Хвост, не являя лицом ни капли смущения.

- Чего ж ты так плохо к походу приготовился? - спросил воевода.

Хвост растерялся на миг, но тут вперед выступил Коршун. Сам он в поход надел на тело короткую чешую, до сих пор свернутую в торбе, а на голову - шлем-колодку, чуть заостренный кверху.

- Позволь сказать, воевода! - попросил воин - Этот парень три года в горах бился с бенахами, из ополчения попал в бояре, потом в плену был, бежал! А не снарядился он потому, что ехал не на войну, а только за братом. Брат его - вот он. - Коршун показал на Пилу - Тот самый, герой, что в Новой Дубраве укокошил злыдня.

"Опять про это геройство чертово!" - зло подумал Пила. - "Сколько можно уже! Теперь и воевода туда же!"

Месяц удивленно смотрел на него.

- Это правда? - спросил боярин.

- Правда. - буркнул Пила, отведя глаза в сторону.

Месяц удивился еще больше - Он никогда не видал, чтобы о таком славном подвиге, совершивший его человек говорил с такой явной неохотой. Но ничего больше не спросил.

- Ну... - замялся он - Что ж, злыднебои нам нужны, как никогда... А ты - повернулся он к Хвостворту - Если правда такой удалец, и сражаешься так же лихо, как пляшешь, то скоро добудешь себе и меч, и броню, да не одну.

В довершении Месяц забрался в седло, и поставив коня по правую руку от княжеского, сказал речь:

-    Добрые люди! Ратаи! - говорил он - Сами знаете, какая беда надвигается на нас! На нас - это сегодня значит не на Струг-Миротворов, не на Храбров, не на Степной Удел, а на всю ратайскую землю, от здешних пределов до самой дальней полуночи! Кто истязал нашу страну при Затворнике, тот сегодня идет на нее с войском Дикого Поля! Первое их нашествие на Миротворов Удел было страшным, все знаете, а нынешнее - вдвое страшнее, потому что враги хотят нас не привести к покорности, не запугать, не ограбить, а истребить под корень, хотят чтобы все мы, вся земля, захлебнулись кровью и сгинули в огне! Хотят за одну голову, отрубленную пять лет назад, порубить многие тысячи голов!

Добрые люди! Вот нас здесь десять сороков. А врага перед нами - сорок раз по сорок сороков! И никакого войска, кроме нас, между городом и табунщиками нет. Сможем мы их победить? Нет, не сможем! Если будем биться, как бились древние витязи из песен, если каждый из нас по дюжине врагов убьет - и того будет мало! Поэтому знайте сразу, что идем мы в поле не разбить ыкунов, и не прогнать их в степь. Так шел князь Мудрый с сильным войском, но и его сил не хватило! А мы идем - задержать приход кизячников к Каяло-Брежицку! Будем их бить, но бить по-ихнему, по-степняцки: Не бодаться с ними, стоя на одном месте, а ходить быстро и тайно - появляться и исчезать. Будем на мелкие отряды нападать, а большому войску будем только хвостом перед носом махать, махнули - отошли, махнули - скрылись, чтобы они по всему полю от Каили до Черока рыли носом землю, а мы - тут как тут, но с другой стороны, и бьем им в самую бороду!

Помните еще вот, что: мы идем в Поле не чтобы искать себе чести и славы! Мы не вольные люди, мы - защитники Стурга-Миротворова, каждый из нас в ответе за город! Наши головы сегодня принадлежат городу и стране, сложить их, даже с великой честью, мы не вправе! Погибнем - не станет у города и у страны четырех сотен защитников, а каждый человек сейчас на счету! Наше задание - не только задержать приход врага к городу, насколько можно, но еще, когда враг к городу все же подойдет - стоять на стенах, и отражать натиск!

А теперь по коням, братья!

Смирнонрав вел дружину на восход, поодаль дорог и широких открытых мест, петляя меж голых вершин холмов. Ехали очень быстро, но часто останавливались в укромных рощах и балках, рассылали кругом разведчиков, сменяли коней. Отправляли разведку во встречные деревни, и все их находили брошенными. К городам тоже близко не подходили - вскоре в любой город могли войти табунщики, и что тогда они смогли бы выпытать у жителей! Лишь посылали к воротам гонцов, и расспрашивали стражу о табунщиках: В Двух городищах, самых близких от Струга-Миротворова, ыкунов вживую еще не видели, а в Малочарокске, что стоял в трех переходах от столицы, вчера заметили со стены ыканский конный отряд человек в полсотни. Видели также в последние дни, как поднимался в разных сторонах дым от горящих поселков, иные - не дальше, чем за пять поприщ. Скоро стали попадаться на пути полка и сами эти поселки - завалы из угля и обгорелых бревен. Жители из них спасались в городах, или бежали на закат, и табунщики, найдя деревушки и хутора безлюдными, не в силах тот же час добраться до людей, вымещали свою злобу на домах, овинах и курятниках. Но кострищ, множества конских яблок и объеденной травы, как остается после долгой стоянки большого отряда, нигде не встречали. Ыканцы приходили мелкими стаями, и скоро снимались, может быть - уходили к главному войску. Уже ближе к вечеру разведчики, посланные осмотреть дорогу на Горбунов, донесли о новой находке: Посреди дороги - рассказывали они - стояли четыре телеги. В одной из них мертвая старуха, рядом на земле - тела шестерых мужчин, ратаев по виду. Женщин и детей рядом не было. Коней из повозок ыканцы выпрягли и увели, коров и другую скотину, которую наверняка вели с собой беженцы - тоже.

99
{"b":"543718","o":1}