ЛитМир - Электронная Библиотека

Третье - это умение ориентироваться. В лесу очень несложно заблудиться и тогда вы будете ходить по кругу всю свою оставшуюся жизнь.

- С этим, я думаю, у нас не будет проблем. - Перебила рассказчика Наташа. Всю свою сознательную жизнь Наташа изучала Историю, Географию и другие сопутствующие науки. Конечно, это была больше теория, но уверенность девушки в своих силах перехлестывала через край. Если до этого момента она еще ничем не отличилась (о чем еще совсем недавно вспоминала), то умение ориентироваться на местности станет ее коньком. Здесь никто не сможет с ней потягаться, даже местные жители.

- Утро доброе, Наталья Владимировна! - Раздался рядом еще один знакомый голос.

- Иван!

Наташа была немного удивлена, но, тем не менее, и обрадована, увидев подходящего к ним человека. Еще совсем недавно она его выискивала из темной массы спящих тел в амбаре, а оказывается, его там и не было. Иван неспешно направлялся к ним со стороны изб сельчан, и его лицо одновременно выражало и усталость, и удовлетворение жизнью. В отличие от Косяна, догадаться от чего настолько жизнерадостен Коренастый не составляло огромного труда.

- Прикажете будить остальных, Наталья Владимировна? - Между тем поинтересовался Смолкин, стирая со своего лица довольную улыбку и моментально вникая в процесс.

- Буди, Иван. - Согласилась со своим заместителем Наташа, но тут же спохватившись, добавила. - А ты сам-то хоть немного отдохнул?

- Я еще никогда так хоро... - Иван немного осекся, вовремя вспомнив, что перед ним находится молоденькая девушка, да и местный житель и поправился. - Со мной все в порядке. Готов хоть сейчас выдвинуться в путь.

- Ну, тогда буди. - Еще раз подтвердила свое решение Наташа.

Смолкин, недолго думая, отворил широкую дверь в амбар и прямо с порога проорал зычным голосом.

- Подъем! Всем подъем, готовимся к походу.

- Вот, паршивец, - подумала Наташа, - чувствует, как набирается его вес в коллективе. Она бы сама, наверное, стала бы подходить к каждому присутствующему в отдельности и мягко просить проснуться, а этот - одним рыком разбудил всех разом, при этом, как и наемный персонал, так и ее друзей - организаторов похода, которые на этот раз не спали в отдельном номере.

И Наташа была снова признательна Смолкину. Он только что оказал для нее очередные две услуги: с одной стороны, он взял все недовольство проснувшихся в такую рань людей на себя; с другой стороны, продемонстрировал лидеру группы наглядный пример того, как именно должен вести себя настоящий лидер группы.

Спящая людская масса начала оживать. Послышалось шевеление людских тел, потягивания, позевывания, покряхтывания, поскрипывания... и вскоре из амбара вышел первый представитель их группы, а за ним подтянулись и все остальные.

Через небольшое время люди привели себя в порядок и взялись за носилки с имуществом, а еще через некоторое время они уже находились на границе с лесным массивом.

16.

Они не возвращались назад к истлевшему столбу бывшего дозора Граничных. На этот раз Косян повел их другой дорогой, к своему входу в лес, но от этого лес не перестал быть лесом. Он по-прежнему встретил их длинной могучей стеной крепких деревьев с пожелтевшей листвой на своих кронах. И хотя большая часть листвы уже успела осыпаться, готовясь к встрече с зимой, оставшаяся часть грозно шелестела на ветру, отпугивая непрошенных гостей.

Косян, будучи бывалым, нисколько не обращая внимания на угрозы природы, первым пересек незримую границу и вошел в лесное чрево. Следом за ним "границу" пересекла и Наташа, попутно отмечая для себя торчащий из земли пенек от бывшего дерева с успевшим изрядно потемнеть местом спила.

Неужели Саша умудрился рассмотреть этот пенек с огромного расстояния, когда говорил им о спиленных деревьях? Лично она сама убедилась в этом только сейчас, когда практически уперлась в него носом. И что это может означать? То, что у нее в команде есть зоркий глаз и это явно на пользу всем, или то, что в ее команде есть мутный тип (в котором она уже однажды сомневалась) и это означает, что за ним нужен глаз да глаз?

Только этого еще и не хватало. Помимо выполнения общей задачи следить за отдельно взятыми личностями. Вдвойне ситуация неприятна от того, что эта личность является ее протеже. Втройне - эта личность ей симпатизирует.

- Эх, красотища-то какая! - Прервало размышление Наташи восторженное высказывание Смолкина.

Наташа окончательно оставила свои рассуждения о ясновидении бывшего Дворового и осмотрелась по сторонам. А ведь действительно, Смолкин прав. Они уже успели зайти на некоторое расстояние вглубь леса, и Наташа смогла сама оценить красоту природы.

Прямо перед ней, нестройными рядами возвышались, уходя вдаль, тысячи и тысячи могучих стволов деревьев. От них незримо пульсировала великая энергия, накопленная деревьями за всю свою многолетнюю историю. Их ветви чуть заметно колыхались на легком ветру, внося в утреннюю живопись музыкальные нотки. Утреннее солнце, успев слегка приподняться, начиная свой рабочий день, преломляло об эти стволы и ветви свои лучи и разбивалось на мириады солнечных зайчиков, играющих в утреннем лесу. И завершало это гениальное полотно золотая река из опавших листьев, приятно шелестевшая под ногами путешественников.

Ах, нет. Не завершала, а продолжала. Из всех пяти чувств, доступных человеку, данную картину завершало обоняние. Запах! Именно запах играл ключевую роль в открывшейся красоте. Он был внеземной: запах беззаботного детства; запах безудержного счастья; запах несбыточной мечты...

- И снова Смолкин. - Отметила для себя Наташа. - Он в очередной раз открылся для нее с новой стороны. И ключевое значение сыграло даже не его умение ценит красоту (Наташа не сомневалась, что все остальные присутствующие в не меньшей степени оценили новые для себя ощущения), но Иван стал единственным, кто озвучил свои ощущения вслух. Он мог быть скрытен и коварен, а мог обнажить свою душу наизнанку перед множеством людей и ничуть этого не смущался. Сейчас он был... настоящим, а еще он смог отвлечь ее от ненужных размышлений, засоряющих ее собственную голову и душу. Хватит думать плохо о людях, пора идти вперед.

И они шли. Движение по лесу заметно снизило скорость группы по сравнению с проторенной дорогой. Здесь даже одинокому путнику приходилось сталкиваться с несерьезными, но все же препятствиями: обойти, уклониться, перепрыгнуть... а когда ты идешь в тандеме с товарищем, да еще и несешь носилки... В общем, Косян был прав. Путь в три дня для одного, сейчас может растянуться и на четыре, и на пять дней. А путь до конечной цели на сегодняшний день вообще не мог быть озвучен ни одной знакомой цифрой.

Отойдя от края леса на некоторое расстояние, Косян приступил к выполнению взятых на себя обязательств. Если быть точнее, то основное обязательство (довести группу людей до условленного места) он уже выполнял. Вторичным обязательством стало введение всех присутствующих в правила поведения и нахождения в лесу.

Необходимо было отдать должное деревенскому жителю. Его об этом никто не просил и не платил за оказанные услуги, но он счел своим долгом поделиться с путниками своими знаниями, дабы они не стали жертвами леса, а он сам, пусть и косвенным, но все же губителем их душ.

С этого момента рот Косяна перестал закрываться. Он, продолжая идти вперед и ведя за собой всю группу путешественников, сам вертелся во все стороны постоянно указывая на те или иные предметы.

- Ваши запасы продовольствия, - говорил Косян, - очень скоро закончатся и тогда, вам поневоле придется перейти, что называется на подножный корм. На самом деле в этом нет ничего страшного. Лес в состоянии прокормить всех присутствующих, только необходимо знать, что можно употреблять в пищу и что нельзя. На самом деле знать ядовитое, намного важнее, чем знать съедобное. Сразу немного успокою, того, чем можно отравиться, в лесу намного меньше, чем того что утоляет голод. Но есть и плохая новость. Вы вышли в путь в не самое лучшее время года. Близится зима, и растительная жизнь постепенно отмирает. Я не знаю, как далеко вы планируете зайти и соответственно, сколько времени провести в лесу, но сейчас покажу то, чем можно питаться в это время года.

36
{"b":"543720","o":1}