ЛитМир - Электронная Библиотека

…Он даже не мог предположить, что встреча с человеком, благодаря которому он появился на свет, сможет так взволновать… Его – профессионала, который каждый день встречается с разного рода людьми, в том числе и отъявленными отморозками. Он не раз хладнокровно смотрел в глаза и убийцам, и грабителям, общался с воровскими авторитетами, тщательно продумывая каждый вопрос, улавливая в каждом ответе неслышимые простому уху нотки правды и лжи…

А вот сегодня совершенно неожиданно растерялся. Мужчина, который вошёл в кабинет, был удивительно похож на него самого… разве что был более худощав – сам Михаил обладал довольно крепким телосложением. Но черты лица… в первый момент ему показалось, что он увидел себя в зеркале – только годы спустя.

Впрочем, на фоне возникшего замешательства это сравнение произошло, скорее, на уровне подсознания. Весь последующий разговор Михаил понемногу приходил в себя, стараясь внешне ничем не выдавать своего волнения. Он сразу почувствовал к Александру искреннюю симпатию, и сам не заметил, как «дежурные» вопросы уступили место сугубо личным. Он как бы между делом спрашивал Морозова о его семье, профессии… о годах учёбы, мастерски выведав некоторые подробности, совершенно не имевшие отношения к делу Лапина. Но Александр, казалось, даже не задумывался о странностях этого допроса, отвечал охотно, искренне, как будто беседовал со старым знакомым.

Не считая Златы, которая несколько раз ненадолго заходила в кабинет, беседу двух мужчин не видел и не слышал никто, но, если бы у этой беседы всё же появился не посвящённый в тайну свидетель, он сразу бы предположил, что перед ним – близкие родственники.

- Если честно… - после недолгого молчания, так и не притронувшись к еде, Миша отодвинул тарелку и положил перед собой сцепленные кисти рук. – Я никогда не думал, что встречусь с ним – вообще. И, тем более, что-то почувствую…

- И что ты почувствовал?.. – во взгляде Златы промелькнуло некоторое напряжение, как будто она пыталась держать под контролем все его эмоции.

- Что-то странное… Не могу объяснить, что это… Но мне сразу показалось, что он – хороший мужик.

- Это я заметила, - Злата едва заметно усмехнулась и чуть прищурила красивые голубые глаза. - Было такое впечатление, что вы вот-вот телефонами обменяетесь и начнёте друг другу фотографии родственников показывать.

- А подслушивать вообще-то нехорошо… - скорчив рожицу, Миша попытался перевести разговор в шутку.

- За тобой только глаз да глаз… - Злата, напротив, сделалась очень серьёзной. – Миш… неужели так проняло?.. Ты ведь никогда раньше не хотел даже со стороны его увидеть…

- Не хотел… - глядя куда-то вперёд, он чуть поджал губы. – Хотя… я же его видел, и не раз, на фотографиях… и, в общем-то, всё о нём знал. А вот вживую… вживую впервые захотелось…

- Знаешь, если бы я не была в курсе, то решила бы, что твой Морозов – подозреваемый номер один, и ты входишь к нему в доверие, при чём, мастерски.

- Понимаешь… - он как будто не услышал её последних слов. – Я много лет знал, что отец мне не родной… Мы и раньше не были особо близки, а в последние годы совсем отдалились друг от друга… Но он всё равно был отцом… - Михаил усмехнулся, - Должен же быть у человека отец… Вот и у меня – как бы был. И – есть…

- Не мне судить… - Злата нахмурилась, - Но мою позицию ты знаешь. Настоящие отцы не отворачиваются от своих детей, даже если не уверены, что это – их дети. Поэтому, если тебя однажды будет мучить совесть по поводу Виталия Ивановича… то убей её из своего пистолета.

- Я всегда знал, что ты плохого не посоветуешь, - Михаил рассмеялся. – Но, извини… руку на совесть не подниму.

- Да знаю, знаю… Любимая поговорка легендарного Семёна Ильича Дзюбы.

- Мне всегда внушали, что я на него похож… - при упоминании имени деда Михаил просветлел лицом. – Может, быть… хотя особого сходства-то и не было, так – в мимике, в жестах… Про характер вообще молчу. Дед был – кремень…

- Вы жутко похожи с Морозовым, - Злата подняла на мужчину внимательный взгляд. – Нос, глаза, цвет волос… улыбка… Просто невероятное сходство. Правда, ты шире в плечах, но это неважно… А голос… когда я сегодня заговорила с ним, я подумала, что это ты мне отвечаешь…

- Серьёзно?! Вот этого я не заметил.

- Естественно. Ведь ты не слышишь себя со стороны. А я слышу.

- Надо же… - Михаил недоверчиво покрутил головой.

- Я больше скажу… Его младший сын не похож на него так, как похож ты. Вернее, он совсем на него не похож, скорее, он похож на мать… Кстати… - вспомнив о сегодняшней встрече с Анной Морозовой, Злата чуть нахмурилась. – О ней… Она ведь спрашивала о тебе.

- Что спрашивала?

- Как тебя зовут… но спрашивала как-то странно… - на лице девушки отобразилась сосредоточенность, как будто она пыталась ещё раз представить себе жену Александра. – Мне показалось, что она очень напряжена… хотя, нет… не показалось. Она была очень напряжена, она явно нервничала… И о тебе спросила как-то изумлённо, что ли…

- Странно… Сам Александр был абсолютно спокоен. Да и ей переживать, в общем-то, не с чего… я же его вызвал как свидетеля.

- Вот это меня и насторожило. Я даже больше скажу. На ней просто лица не было… я несколько раз проходила мимо и очень хорошо это заметила.

- И что ты думаешь по этому поводу?

- Я думаю… - Злата задумчиво забарабанила пальчиками по столу. – Я пока не знаю, но что-то крутится в голове… - она снова подвинула к нему тарелку. – Ты ешь, давай… а я пока буду думать.

…Проснувшись поздно ночью, Злата включила ночник и уселась на постели, подогнув колени… Она какое-то время глядела в темноту, потом, обернувшись на спящего Михаила, ещё с минуту раздумывала, будить его или оставить разговор до утра. Наконец, решившись, слегка потормошила его за плечо. С первого раза он не проснулся, и тогда она потрясла его посильнее.

- Миш… Миша… - видя, что он не реагирует на её попытки, девушка наклонилась и громко проговорила ему прямо в ухо. – Мясников, подъём!

- М-м-м… - повернувшись, мужчина сонно сгрёб в охапку женское тело – хрупкая Злата утонула в его объятиях. О том, чтобы выбраться из них, не могло быть и речи, поэтому, оказавшись в жарком плену, ей ничего не оставалось, как заговорить ему куда-то в грудную клетку.

- Мясников… Отпусти меня немедленно… Я на тебя рапорт напишу!

- Угу… - он ещё крепче сомкнул руки и, уткнувшись лицом ей в макушку, громко засопел.

- Вот медведь… - Злата всё же отвоевала маленькое пространство, так, чтобы можно было свободно говорить. – Тебя поэтому так назвали?..

- Угу…

- Ты помнишь, на прошлой неделе я уехала с Бертой? – зная из опыта, что, несмотря на сонное состояние, Миша будет её внимательно слушать, Злата продолжила свою речь. – Ну, когда Александра Семёновна пришла?..

- Угу…

- Так вот… я тебе так и не рассказала. Сначала я хотела тебя дождаться, и включила ей телевизор. Она пультом пощёлкала, нашла местный канал, а там – передача. Про гуманитарный лицей… Я так поняла, что она узнала директрису лицея, потому, что стала возмущаться… ты же знаешь, как она умеет возмущаться.

- Ну… - Михаил проснулся окончательно и, наконец, подал первые признаки заинтересованности. – А дальше?

- А дальше она начала рассказывать про свою жизнь… тоже, как обычно… И про эту женщину… Миш… - она подняла в темноте взгляд. – Это же и есть Анна… да?..

- Н-ну, да… - громко выдохнув, он осторожно разжал объятия и уселся, обхватив руками колени, потряс головой, чтобы сбросить остатки сна. – Анна. Я потом ездил к матери, она мне тоже рассказала. Только я это уже в тысячный раз слышал… Да и ты тоже…

- А про эту Анну она тебе ничего нового не рассказывала?..

- Только то, что она директор лицея. Мать же ничего не знает, я ей не рассказываю… Иначе бы она уже давно к ним домой нагрянула.

- Тогда откуда она взяла, что Анна изменяет мужу? – Злата уселась рядом и тоже обхватила колени. – Если у неё нет никакой информации на сегодняшний день?

10
{"b":"543731","o":1}