ЛитМир - Электронная Библиотека

Ей повезло – за час до прибытия проходящего скорого поезда, следовавшего в нужном ей направлении, появились несколько билетов в общий вагон.

- Девушка, может, есть СВ?.. – Дима, который провожал мать, обаятельно улыбнулся кассирше.

- Только общий! – «девушка», которой было уже далеко за сорок, проигнорировала его улыбку. – Осталось одно единственное место.

- Я беру! – Анна торопливо достала кошелёк и паспорт.

- Мам… как ты в общем-то поедешь?.. – сын тревожно нахмурился. – Там сидячие места и вентиляции нет!

- Ничего… Как-нибудь доеду…

…Она даже представить себе не могла, каким окажется это «как-нибудь». Вагон, в который села Анна, был набит до отказа – ей, привыкшей к комфорту, было неприятно видеть свисающие со вторых полок мужские ноги в несвежих носках. Сидящие внизу люди ютились по трое на каждой полке, и отыскать одно-единственное свободное местечко было не так-то просто. Казалось, что людей больше, чем посадочных мест, но, похоже, это не смущало проводников. Все пятнадцать часов пути Анне пришлось ехать, тесно прижавшись к бокам других пассажиров. Задремать получилось лишь под утро, но ненадолго. Относительная ночная тишина сменилась дневным людским гвалтом и суетой. На каждой остановке кто-то выходил, но уже через несколько минут в проходе появлялись новые пассажиры, выискивающие свободные места. От жары не хватало воздуха, но абсолютно все окна были почему-то наглухо закупорены. Ни о какой вентиляции не было и речи…

…Откинувшись на стенку купе, Анна прикрыла глаза… Казалось, что эта пытка духотой никогда не закончится. Ужасно хотелось в душ, или хотя бы умыться холодной водой, но сомнительная чистота в туалете сделала и это желание несбыточным – увидев не первой свежести умывальник, Анна брезгливо ограничилась лишь мытьём рук, после чего долго вытирала их чистым носовым платком. Вернувшись на своё место, попыталась уснуть, но мешали голоса людей и перестук колёс.

…А ещё мешали мысли… Чем дальше уносил её поезд от родного города, тем сильнее становился страх перед встречей с мужем… Она не знала, как встретит её Александр… Именно поэтому и попросила Диму не сообщать отцу о её приезде.

В измену мужа Анна не верила. Она знала: он не умеет врать. И поэтому не стал бы придумывать такую причину, как болезнь. Мог бы просто сослаться на желание подольше побыть в гостях… Но он сказал о болезни, значит, так оно и есть… Возможно, он лежит в больнице… ведь по телефону этого не узнаешь.

…Что с ним?.. Аппендицит ему вырезали десять лет назад… Что-то с желудком?.. Но он никогда не жаловался… Отравление?.. Перелом?.. А вот это – возможно… он говорил, что собирается вместе с Петром перекрывать крышу на бане… Воображение рисовало супруга, обёрнутого в гипсовые бинты…

…А что, если права Нелька?.. Вдруг Саша кем-нибудь увлёкся, и теперь не хочет возвращаться домой… Ведь она сама своими признаниями подтолкнула мужа к возможной измене…

Что ж… если это так, то ей лучше сразу узнать правду.

…Резко заболела голова. Анна вспомнила, что не взяла с собой аппарат для измерения артериального давления – в последние годы её мучила гипертония. Несмотря на выпитую таблетку, почувствовала слабость… Неожиданно потемнело в глазах… гул голосов слился воедино с нарастающим шумом в ушах…

- Женщина, вам плохо?.. – кто-то тряс её за плечо. – Женщина!..

Анна не сразу поняла, что обращаются к ней. Приходя в сознание, почувствовала, как в лицо ударила струя свежего, прохладного воздуха… Кто-то поднёс нашатырный спирт – мотнув головой от резкого запаха, Анна открыла глаза: женщина в форме проводницы держала перед её носом открытый пузырёк.

- Ну, слава Богу, очнулась…

- Безобразие!.. Окна все закупорены, вы хоть бы одно на весь вагон открыли! – чей-то голос раздался сбоку. – Мы тут скоро все сознание потеряем!..

- Уже открыла, не видите, что ли? – огрызнулась проводница, затем вновь повернулась к Анне. – Вам лучше?

- Да, уже лучше… - та слабо кивнула головой. – Спасибо…

- Ничего, больше жары не будет, в ливень въехали.

…Последние два часа в поезде Анна провела под приоткрытым окном – проводница нехотя уступила требованиям пассажиров. Жаркая погода и в самом деле сменилась дождливой прохладой. Несмотря на это, Анна всё ещё чувствовала слабость после обморока. С трудом дождавшись, когда поезд, наконец, затормозит на нужной ей станции, осторожно спустилась по ступенькам на мокрый перрон и ещё несколько минут просто стояла под дождём, глубоко вдыхая свежий воздух… Головокружение никак не проходило, время от времени темнело в глазах, и Анна медленно направилась к зданию вокзала. Идти на автобусную остановку было страшно – она боялась, что вновь потеряет сознание. Решив обратиться за медицинской помощью, дёрнула ручку привокзального медпункта, но он оказался закрытым. Чтобы немного прийти в себя, прошла в зал ожидания и устало опустилась на скамейку…

***

На железнодорожный вокзал Александр торопился по двум причинам: во-первых, не хотелось сидеть и тупо ожидать, когда разрешат вылеты, хотелось находиться в каком-то движении… А, во-вторых, он помнил, что через пару часов в его направлении должен проходить пассажирский поезд, и, если на него будут билеты, то завтра утром он окажется дома… Он уже представлял, как переступит порог своей квартиры, как увидится с сыном, невесткой, с внуками…

Анне он больше не звонил – зачем?.. Раз уехала, то так тому и быть… У него будет время ещё раз всё обдумать. В крайнем случае – примерить на себя будни холостяцкой жизни.

…Войдя в здание вокзала, Морозов сразу же свернул в кассовый зал. Очередь была внушительной – работала всего одна касса. Прикинув, что стоять придётся долго, Александр дождался следующего пассажира, и, сдав ему полномочия «последнего», направился к выходу. После обеда в доме сестры прошло уже несколько часов, захотелось чего-нибудь перекусить. Путь к вокзальному буфету лежал через зал ожидания – войдя в него через большие стеклянные двери, Александр торопливо двинулся вперёд по центральному проходу…

…Народу в зале было немного, основная масса желающих уехать толпилась сейчас у кассы, и Морозов на ходу скользил невольным взглядом по одиноко сидящим пассажирам.

…Женщину, сидевшую к нему спиной, он выделил не сразу… Форма плеч… осанка… лёгкий наклон головы… цвет и длина волос, причёска… самое удивительное – знакомая летняя блузка… всё, что было видно из-за спинки кресла, идентифицировалось мозговыми клетками в считанные секунды… но изумлённое необычайной схожестью сознание не сразу ответило на неожиданный импульс, а с опозданием в несколько секунд. Александр уже прошёл немного вперёд, когда тот же самый импульс заставил его резко остановиться…

Последние сомнения уложились в отпущенные на поворот мгновения… Можно было не верить сознанию, но не верить глазам было уже нельзя: перед ним сидела не просто похожая на Анну незнакомка… Это была именно она – Анна. С изнурённым, без тени макияжа лицом, чуть растрепавшейся укладкой, уехавшая в санаторий жена показалась ему фантомом, неожиданно появившимся здесь, в этом зале.

- Аня!.. – растерянно шагнув в её сторону, Александр снова остановился… Ноги налились свинцовой тяжестью, как магниты, приросли к выложенному затейливой плиткой полу…

…Услышав своё имя, Анна медленно подняла усталый взгляд… Судя по расширившимся зрачкам, вид стоящего напротив супруга ошеломил не меньше… Но всё-таки его появление здесь могло быть более ожидаемым, поэтому, встав с кресла, она первой нашла в себе силы преодолеть разделяющие их несколько шагов.

- Саша!.. – подойдя близко, Анна какое-то время растерянно вглядывалась в лицо мужа, затем, не решаясь обнять, просто уткнулась ему в грудь…

- Откуда ты здесь взялась?.. – одной рукой сжимая ручки дорожной сумки, другой он легко тронул плечо жены. – Аня?!

- К тебе приехала…

- Зачем? Ведь ты должна быть в санатории!

- Дима сказал, что ты заболел… - Анна подняла на него полные слёз глаза. – Что с тобой, Саша?..

123
{"b":"543731","o":1}