ЛитМир - Электронная Библиотека

- Мне так показалось… - Анна уже пожалела, что не сдержалась при встрече и произнесла эту фразу. – И… я хотела сказать вам вот что… Когда мы уже прощались с Лёней, он произнёс: «Скажи это Саше. В последний раз». Я подумала, может, это будет для вас важно…

- Что вы должны были сказать в последний раз?

- Я не помню… мы просто болтали… - Анна нарочно отвела глаза. – Но последние слова я запомнила – в последний раз.

- Анна Сергеевна… - Михаил смотрел на неё подчёркнуто терпеливо. – Вырванные из контекста слова мне ни о чём не говорят. Вспомните… - он нарочно сделал ударение именно на этом слове. – О чём вы беседовали с Леонидом Лапиным? Возможно, ваша помощь будет, действительно, неоценима… Но я должен знать, о чём шёл разговор.

- Я не помню… - она упрямо покачала головой. – Но он имел в виду, что это будет последнее упоминание о нём в нашей семье. Мне так показалось.

От разговора их отвлёк телефонный звонок – звонили Михаилу. Перекинувшись с собеседником короткими фразами, он что-то записал в блокнот, потом бросил такое же короткое «понял, спасибо» и отключился. Какое-то время он сидел, молча потирая указательным пальцем подбородок, как будто обдумывал услышанную информацию, затем вскинул на Морозову пытливый взгляд.

- Ваш муж знает о ваших отношениях?

- Что?.. – Анне показалось, что её окатили ледяной водой…

Она с минуту смотрела на Михаила, как будто силясь понять смысл его слов. То, чего она опасалась всё это время, вдруг, в один момент, превращалось в неизбежную реальность.

- Александр знает, что вы с Лапиным – любовники? – повторяя вопрос, Михаил чуть понизил голос. – Анна Сергеевна… вы сами видите, что этот откровенный разговор я завёл лишь сегодня, без присутствия посторонних. Мне самому неловко, особенно после вашего вчерашнего гостеприимства… но это – моя работа.

- Мы не любовники… - Анна не очень уверенно покачала головой.

- Пятнадцать лет назад вы состояли в любовной связи, - он смотрел на неё в упор. – Этому есть неоспоримые доказательства, и, если будет нужно, я их предоставлю. Но я хочу, чтобы вы рассказали обо всём сами, в приватной беседе, без свидетелей и протокола.

- Что вы от меня хотите?.. - она как-то сразу сникла – плечи опустились, а сердце стучало так гулко, что его удары, казалось, были слышны снаружи. – Какое это может иметь значение сейчас, столько лет спустя?..

- Ваш супруг звонил Лапину в день его исчезновения. Я только что получил эту информацию.

- Саша?! – Анна смотрела непонимающе. – Нет… я бы знала. Он всегда мне обо всём говорит, в том числе и о звонках нашим общим знакомым. Тем более… тем более, вечером мы разговаривали о Лёне… я же рассказала Саше, что ездила к нему.

- И, тем не менее… - казалось, что Михаил сам озадачен этим обстоятельством. – Звонок поступил в половине третьего… Я так понимаю, незадолго до вашего визита в ресторан.

- Не может быть.

- Сколько у вашего мужа сим-карт?

- Две… Одна – МТС, другая – Билайн.

- Выходит, что не две, – Михаил протянул Анне блокнот с записанным на страничке телефонным номером. – Вот этот номер тоже принадлежит Александру. Вам он знаком?

- Нет, - бросив на цифры взгляд, Анна тут же отдала назад блокнот. – Это – мой номер, просто симку покупал Саша, вот он и зарегистрирован на него. А пользуюсь – я, при чём, нечасто. Мы пользуемся Билайном, а МТС – лишь для звонков на МТС, вот как Лёне, например.

- Выходит, это вы ему звонили в тот день?

- Да… - понимая, что главное признание она уже сделала, и отпираться теперь бесполезно, Анна нехотя кивнула. – Мне нужно было договориться о встрече… Он сказал, что у него мало времени, и что сейчас он в ресторане. Я сразу поехала туда.

- Вы и раньше звонили ему с этого номера? - Михаил ручкой подчеркнул запись. – Вот, ещё один звонок, шестнадцатого числа. А говорите, что давно не виделись…

- Хорошо… - в лице женщины читалась обречённость. – Я расскажу…

…Своё невольное признание Анна делала недолго. Собственно, и признаваться было не в чем… любовная связь на стороне – преступление лишь перед своей совестью… Она говорила и не могла понять – как этому парню удалось вынудить её на эту внезапную исповедь?.. Видимо, и правда, у этих сыщиков собственные методы… Ведь она была твёрдо намерена молчать – что бы ни случилось!.. А – вот, сидит и признаётся этому, по сути, мальчишке в своих «грехах»…

…А ведь он – ровесник её сына…

- Скажите… - закончив рассказ, Анна подняла на Михаила усталый взгляд. – Вы можете сделать так, чтобы Саша… Александр Иванович… ни о чём не узнал? Ведь я рассказала вам обо всём лишь в интересах следствия. Наше с Лёней прошлое никак не связано с его настоящим… и я только поэтому…

- Как связано прошлое с настоящим, покажет само следствие, - поднявшись, Михаил положил блокнот и ручку в карман. – Если всё было именно так, как вы рассказали…

- Всё так и было… - Анна перебила его, - Я, действительно, приезжала, чтобы попросить Лёню не приходить на наш юбилей.

- Вы боялись, что он каким-то образом озвучит вашу прошлую связь и испортит праздник?

- Нет… Здесь – другое. Вы – молоды, и, возможно, вам трудно будет понять…

- Вы скажите, я постараюсь…

- Я не хотела, чтобы он был рядом в такой день. Но не из-за себя… А – из-за Саши.

- Простите… - услышав очередной звонок, Михаил поднёс телефон к уху.

…Разговор на этот раз затянулся – вернее, Михаил долго внимательно слушал своего собеседника, изредка вставляя ничего не значащие для постороннего слушателя реплики. Воспользовавшись передышкой, Анна старательно приводила в порядок собственные мысли.

…В какой-то момент она была готова броситься в ноги этому парню, чтобы умолять ничего не говорить Александру…

Но она себя вовремя остановила. Что может быть унизительнее, чем просить о молчании мальчишку, которому она годится в матери?..

…В матери… Мать… Его – мать!.. А, что, если он знает, кем были друг другу его мать и она – Анна?! Ведь не зря он в таких подробностях расспрашивал Сашу о его прошлом!.. Тогда почему он ничего не спросил про неё?.. Он и сейчас мог задать наводящие вопросы – ей самой… Или… он уже всё знает – от своей матери?! Знает – в её интерпретации… И вся эта история с Леонидом – лишь подвернувшаяся возможность отомстить… Но – за что?! Ведь Виталий женился на Сандре, и, уже если кому быть в обиде, то только ей – Анюте…

Эти мысли вихрем пронеслись в голове. Вызывающий симпатию следователь уже не казался ей таким симпатичным…

…Внезапная догадка обожгла сознание… А, что, если дело не в Виталии?.. Сходство этого Михаила и её собственного супруга – случайно?.. или – нет?.. Анна вдруг вспомнила ту – давнюю – осень… чужую деревню… ночной ливень и две фигуры, освещённые светом фары – девушки и парня в военной форме… и, как завершение картины – представшую перед ней на следующее утро баню бригадирши с разбросанными тазами, кровяным пятном на сдвинутой с места лавке… и – валяющейся на полу латунной армейской пуговицей…

Нет… это – невозможно…

- До свидания, Анна Сергеевна, - закончив разговор, Михаил уже взялся за дверную ручку. – Простите, что заставил ждать.

- Как зовут вашу маму?.. – Анна смотрела на него пристально, не мигая.

- Маму?.. – от неожиданного вопроса Михаил слегка смутился. – Александра Семёновна…

- А папу?.. Виталий Иванович?.. – опасаясь, что он не станет отвечать на все её вопросы, Анна сама озвучила имя отца.

- Да… - по взгляду и тону Михаила она поняла, что, несмотря на неожиданность, эти вопросы не вызвали у него естественного в таких случаях удивления. – Всё верно.

- Действительно… всё верно… - выйдя из-за стола, Анна подошла чуть ближе, не сводя с гостя взгляда. – Тогда… разрешите узнать ещё одну подробность…

- Какую?

- Ваш день рождения…

Глава 8.

Известие о том, что автомобиль Леонида Лапина обнаружен в одном из частных гаражей, застало Михаила ещё в кабинете Анны Сергеевны. Покинув лицей, он тут же отправился на окраину города, где его уже ждали участковый инспектор, хозяин гаража и подъехавший криминалист. Ошарашенный неожиданной находкой мужик в рабочем комбинезоне уже в который раз рассказывал, как, забрав из ремонта свой автомобиль, пригнал его в родной гараж, но, открыв ворота, с изумлением обнаружил, что места для его старой «пятнашки» нет – почти всё внутригаражное пространство занимает чужой красавец «мерин», непонятно каким образом попавший в это, явно не его класса, «стойло». Судя по словам хозяина, вначале он долго протирал глаза и даже выходил на улицу – убедиться, что это, действительно, его гараж, а, удостоверившись, что никакой ошибки нет, тут же набрал номер полиции.

20
{"b":"543731","o":1}