ЛитМир - Электронная Библиотека

- Ты про концерт? – Миша усмехнулся. – Да само собой как-то решилось. У нас с Морозовым разговор такой… интимный, можно сказать… про его бывших женщин… А тут она заходит… Наталья. Я аж сам поёжился… Пришлось выручать брата…

- Миш… - Злата снова распахнула ресницы. – А ты чувствуешь, что это – твой брат?.. Или чисто по протоколу?..

- Не знаю… Пока ещё не понял. Но Дима – хороший парень. Без звёздных заскоков.

- Добрый ты, Мясников… - повернув к нему голову, Злата улыбнулась в воротник. – Все у тебя хорошие… И даже ревности нет… Нет ведь?..

- Не-а… к кому ревновать-то?.. Меня родили… его родили… Пусть родители разбираются. Мы-то при чём…

- Всё правильно… - на лице Златы отразилась какая-то непонятная ему боль. – Дети ни при чём… Брат – есть брат… Так же, как и сестра.

Глава 14.

- Мясников, не вздумай! – уже под вечер воскресного дня встревоженной голос Златы прозвучал в трубке. – Я тебя очень прошу, остановись!

- Всё будет нормально… - одной рукой держа телефон, другой Михаил старательно выруливал из ворот СИЗО на проспект, ведущий к новому микрорайону. День подходил к концу, но он не мог отправиться домой, не нанеся ещё одного важного визита.

- Миш, возвращайся… Всё уже бесполезно, тебе не дадут закончить… - Злата чуть приглушила голос. – Пока ты ездил на допрос, я кое-что узнала…

- Ты про обещанную Кравчуком прокурорскую проверку? – его голос казался невозмутимым. – Я в курсе, Злат… И это ничего не меняет.

- Мясников, - девушка снова перешла на повышенный тон, - ты что, ещё не понял, что этот твой героизм никому не нужен?! Даже наоборот! Он – опасен, и, в первую очередь, для тебя самого!

- Это не телефонный разговор. Я скоро… Вернусь – поговорим.

- Если ты не вернёшься прямо сейчас, я уйду, - судя по тону, Злата вовсе не шутила.

- Я скоро…

Догадки, возникшие в голове Мясникова после разговора с Дмитрием Морозовым, требовали немедленных действий. Сложившаяся в сознании картинка преследовала упрямого следака всю вторую половину дня, и он старательно отводил взгляд от Златы, которая сразу обо всём догадалась. Но Михаил уже всё решил для себя… Он не смог поступить иначе даже вопреки предупреждению полковника Кравчука, при чём – повторному предупреждению…

«Мясников, я вижу, ты меня плохо понял?!» - уже под вечер Кравчук сам вошёл в кабинет к Мясникову. Судя по его виду, этому визиту были очень веские основания.

«Вы о чём, товарищ полковник?» - Михаил постарался придать своему голосу как можно больше непринуждённости.

«Ты мне тут дурочку не валяй! – заложив руки за спину, Кравчук смотрел исподлобья, насупившись, - Я только утром отдал приказ!»

«Так я ещё не успел… - Миша невозмутимо пожал плечами. – Вы же сами заданий понадавали в связи с завтрашним праздником…»

«Слушай, капитан… - Кравчук неожиданно сбавил тон и снял очки. – Хватит уже… Я в курсе, что ты так и не снял наружку с одного адреса!»

«Я снял…»

«Врёшь! Где сейчас твой Иванов?»

«У меня есть сведения, что Ковалёв появился в городе… - невозмутимость моментально сменилась крайней серьёзностью. – Товарищ полковник, у нас назревает ещё одно «самоубийство»…»

«Ты в этом уверен?! – Кравчук гневно поджал губы. – Твой долг раскрывать совершённые преступления, а не ловить «летучих голландцев!»

«Мой долг не только раскрывать, но и предотвращать преступления…»

«Самым умным хочешь показаться?! Последний раз предупреждаю, Мясников… Не лезь не в своё дело! Если не хочешь накликать прокурорскую проверку, оформляй свои материалы проверки как положено и завязывай с самодеятельностью. Других дел по горло».

«Есть, товарищ полковник!» - решив больше не пререкаться, Михаил нарочно встал по стойке «смирно».

«Немедленно!.. – полковницкий палец грозно взметнулся вверх – к лицу капитана. – Чтобы уже через час…»

«Через час не успею. У меня срочный выезд».

«Куда у тебя выезд?..» – полковник подозрительно прищурился.

«В СИЗО. У меня там допрос».

«Допрос?.. В воскресенье?!»

«Назрела необходимость. Вы же сами говорите, что у нас выходных не бывает».

«Ну, смотри, Мясников… Не играй с огнём. Я тебя предупредил!»

…Михаилу, действительно, нужно было появиться в СИЗО, но совсем ненадолго. Допрос одного из подследственных был назначен на вечер, и Миша посчитал это за знак: отправив Злату домой, готовиться к завтрашнему праздничному дню, теперь он выигрывал сегодняшний вечер и целую ночь перед полковником Кравчуком, которому не терпелось удостовериться, что капитан Мясников сдал-таки все свои «хвосты» и отказался от мысли довести расследование по делу банкира-монаха-Лапина до победного конца.

Объяснения этому были нешуточные. Судя по сведениям, полученным из достоверного источника, выходило, что все попытки капитана Мясникова докопаться до истины десятилетней давности были на контроле заинтересованных лиц. Как только «контролирующий орган» понял, что неугомонный Мясников вышел на верный след, было принято решение пресечь все его следственные действия и предотвратить всплытие неоспоримых фактов, так неуклюже потопленных тогда, десять лет назад. В том, что чей-то интерес тянул сейчас на карьеру и даже на целую жизнь, сомневаться не приходилось.

Лучшим выходом было бы с чистой совестью закрыть все дела за отсутствием составов преступлений… Но Михаил сразу же отверг этот вариант. Гены Семёна Ильича Дзюбы как всегда взяли верх над желанием подчиниться «высокому» приказу.

…Если бдительность Кравчука была слегка приглушена, то Злату обмануть не удалось вовсе. Она сразу почувствовала неладное, когда, покидая СИЗО, Миша позвонил и сказал, что немного задержится, заодно попросил приготовить ему «что-нибудь вкусненькое». Это был верный ход: оставить без ужина любимого мужчину Злата бы себе не позволила, и даже её недовольство не могло помешать ей приехать к нему на квартиру и сразу взяться за кастрюли и сковородки. Тем более, сначала ей пришлось заехать за Бертой, которая вот уже не первый день «гостила» в доме Олега Дзюбы. Берта в данном случае была верным залогом того, что Злата не исчезнет бесследно, как грозилась весь сегодняшний день – в случае, если Миша поступит по-своему.

А он собирался поступить именно так.

…Уже при подъезде к дому третьей, пока только предполагаемой жертвы, Михаил понял, что что-то случилось. Во дворе стояли машины скорой помощи и полиции. Толпа зевак у подъезда наблюдала за действиями нескольких полицейских и врача, суетящихся на небольшом оцепленном лентой участке под окнами.

Подойдя поближе, Михаил увидел тело мужчины, распростёртое на земле – растёкшаяся лужа крови и неестественная поза указывали на то, что пострадавший, скорее всего, выпал из лоджии. Догадка обожгла мозг…

- Да вот… неудачник-парашютист… - взглянув на предъявленное удостоверение капитана Мясникова, мрачно пошутил один из оперов. – Соседи говорят, только на днях вернулся из тёплых стран…

- Личность установили? – Миша кивнул на труп.

- Установили, - назвав знакомую фамилию, оперативник вовсе не удивил Михаила – именно эту фамилию он и ожидал услышать.

- Думаешь, самоубийство?.. – рискуя быть посланным подальше, Миша всё же продолжал выяснять обстоятельства. – Предсмертная записка была? Что родственники говорят?

- Ничего не говорят… ещё не знают. Он дома был один, соседка говорит, что жена с ребёнком вчера в больницу легли – на скорой уехали.

- А что случилось?

- Вроде температура поднялась у ребёнка, ну, и вызвали скорую. А папаша один дома остался.

- Одиночества не вынес?.. – Михаил тоже решил пошутить.

- Разберёмся…

Дальше опер решил не распространяться, и Михаилу пришлось отказаться от расспросов. Впрочем, он и так уже имел свои предположения… Если эта смерть была делом рук Ковалёва, то выходило, что тот отступился от своих правил и не заставил жертву написать предсмертную записку… а, значит, у него изменились собственные обстоятельства… и теперь он торопится убрать всех, кого приговорил к собственному наказанию.

39
{"b":"543731","o":1}