ЛитМир - Электронная Библиотека

- А ты догадайся… - повернувшись к нему лицом, Злата скрестила на груди руки. – Ты же следак, Мясников… Столько дел распутал… столько преступников вывел на чистую воду…

- Это из-за Даши?.. – он решил не ходить вокруг да около, а назвать вещи своими именами. – Ты это нарочно сделала?..

- Что именно?..

- Ты нарочно оставила машину во дворе, а сама уехала на маршрутке.

- Она просто не завелась.

- Ты знала, что я заеду за тобой… - обиженное выражение сменилось демонстративно-терпеливым. – Знала, что увижу машину и зайду к твоим родителям…

- Ну-ну… - в её глазах мелькнул интерес. – Давай, коли дальше, начальник…

- Да я уже расколол… - Миша усмехнулся и присел напротив, прямо на стол. – Ты хотела, чтобы я встретился с Дашей?.. Но зачем?..

- На понт берёшь? – ироничный тон удавалась Злате плохо – мешало явное волнение, с которым она никак не могла справиться.

- Злат, послушай… - Миша чуть приглушил голос. – Ну, это же несерьёзно.

- Вот именно, Мясников… несерьёзно. Все наши с тобой отношения – несерьёзны. И ты сам только что сказал об этом.

- Да что с тобой происходит?! – не выдержав, он вскочил со стола и подошёл к ней вплотную, схватил ладонями за плечи. – Злата, в чём дело?! Твоя сестра приехала?! Ну, и что?! Это – прошлое!.. Понимаешь?! Про-шло-е!..

- Неправда… - в обращённых на него глазах неожиданно появились слёзы. – Я же видела… я всё видела, Миша…

- Что?! Что ты видела?!

…То ли от нервного напряжения, то ли от его прикосновений Злата неожиданно обмякла… Её слёзы Миша видел всего в третий раз в жизни…

- Я видела, как ты отреагировал… когда я сказала, что Дашка приезжает, у тебя было такое лицо… - всхлипнув, в этот раз она полностью подчинилась его рукам, крепким кольцом охватившим её тело. – Я же видела, Миша… видела… ты любишь её до сих пор…

- Почему ты мне сразу-то не сказала?! – волна жалости вперемешку с нежностью нахлынувшие на Михаила разом подмяли под себя и обиду, и строгость, - Златка… ну, зачем?.. Мы же взрослые люди…

- Если бы ты знал… - её слёзы скатывались со щёк прямо ему на китель, оставляя мокрые пятна. – Если бы ты только знал, что я передумала за эти дни… Я уйти хотела… я уволиться хотела!.. Я видеть тебя не хотела, но эта чёртова работа…

- Но почему?!

- Господи… - вытерев лицо ладошкой, она отстранилась. – Зачем, почему… Да потому, что невыносимо это… жить и бояться…

- Чего бояться?..

- Я подумала, что лучше будет, если ты сразу её увидишь… - Злата проигнорировала его последний вопрос. – Увидишь, и – всё для себя решишь. Только сразу, без мучительных колебаний.

- Да почему я должен что-то решать?!

- Потому, что… потому, что ты всё ещё любишь Дашку… А я не могу жить в страхе и неопределённости.

- А я не вижу никакой неопределённости.

- А я – вижу. Наши с тобой отношения, Мясников – сплошная неопределённость. Кто мы с тобой?.. Любовники?.. Товарищи по работе?.. Что ты смотришь на меня?.. – чуть успокоившись, Злата бросила на Михаила полный боли взгляд. – Тебя удивляет мой тон?..

- Если честно, то – да… - понимая, что ей сейчас просто необходимо выговориться, и что ни поцелуи, ни объятия не помогут решить возникшую проблему, Миша окончательно выпустил девушку из своих рук.

- Мне тридцать один год, Мясников… И я хочу семью…

- А разве у нас не семья?.. – в его тоне было слишком много искренности, чтобы посчитать этот вопрос просто дежурным.

- Семья?! – её глаза расширились и уставились на него в ироничном изумлении. – У нас с тобой – семья?!

- Ну, в общем… - он пожал плечами и хотел продолжить, но Злата перебила его довольно громко.

- Ты даже не представляешь, что такое – настоящая семья!.. – судя по тону, она находилась в крайне эмоциональном возбуждении. – Ты не видел никогда настоящей семьи, поэтому и живёшь так, как будто тебе никто не нужен!.. Баба есть, и ладно, правда, Мясников?! Баба – это же не жена!.. Тем более – товарищ по работе… правда, Миша?.. Я же для тебя просто – товарищ по работе, с которым ты время от времени спишь, разве – нет?! Удобно, и никакой ответственности!.. Только это, Миша, не семья!.. Это – служебные отношения, одновременно удовлетворяющие физиологические потребности!

…Уже в следующий момент Злата пожалела, что в запале выдала Михаилу то, о чём молчала всё это время… но она предпочла не подавать виду, и обиженно отвернулась к окну.

- Зачем ты так?.. – чуть поджав губы, он смотрел куда-то вперёд и вниз.

- А ты – зачем?! – если бы он сейчас взглянул ей в глаза, то не увидел бы в них ничего, кроме боли. – Семья… ты больнее не мог ударить?!

Обычно сдержанная, рассудительная, обладающая твёрдым характером Злата в этот раз изменила сама себе. Такой возбуждённой и одновременно растерянной, Михаил её ещё никогда не видел.

…Несмотря на обидные слова, он не мог с ними не согласиться. Сколько помнил себя Миша, единственным местом, где он видел искренние любовь и уважение, был дом его деда Семёна Ильича Дзюбы. Несмотря на тяжёлый характер, тот очень любил свою Верочку, и она до самой его кончины отвечала супругу взаимностью. В своей же семье Миша никогда не замечал ни малейших проявлений нежности и заботы между родителями, когда они ещё жили вместе. Это же касалось и его самого: с единственным сыном Виталий вёл себя довольно сдержанно, несмотря на то, что маленький Миша тянулся к нему и по-детски прощал отцовскую холодность… Что касалось Александры, то все свои материнские чувства она утопила на дне стакана, и, если бы не бабушка с дедом, Миша никогда бы не узнал, что такое настоящая родительская любовь…

…Нет, Злата, конечно, погорячилась… Он видел, что такое – настоящая семья… Просто до сих не знает, как её построить самому. Да и некогда… Чёртова работа – Злата верно сказала.

…Он вдруг вспомнил, что собирался сделать ей предложение… но забыл купить цветы.

- Да… - услышав сигнал телефона, Михаил нажал на кнопку ответа. – Хорошо… - отключившись, перевёл взгляд на Злату. – Там тебя терпила дожидается в допросной… говорит, на десять назначено…

- Уже иду… - ещё раз проведя ладонями по всё ещё влажным щекам, Злата торопливо направилась к выходу. Михаилу показалось, что она хотела задержаться возле него, но передумала. Он тоже не стал её останавливать, хотя ему – снова – показалось, что она этого ждала…

***

Неожиданный звонок с номера Леонида Лапина раздался буквально через десять минут.

- Помогите… - голос пятидесятиоднолетнего Леонида Борисовича больше смахивал на голос убитого горем старика. – Моя дочь пропала…

Из дальнейшего разговора стало ясно, что вчера, не послушавшись совета Мясникова, Кристина Лапина всё же покинула родительский дом, в который до сих пор так и не вернулась. По словам отца, девушка поехала в гости к подруге, от которой ушла во втором часу ночи. Отзвонившись отцу, сказала, что направляется домой, и на связь больше не выходила… Прошло менее трёх дней с момента исчезновения, поэтому объявлять розыск было ещё рано… Лапину ничего не оставалось, как оповестить свою бывшую супругу – мать Кристины, и обратиться за помощью всё к тому же следователю Мясникову, пообещав при этом любое вознаграждение за спасение дочери.

…Вознаграждение Михаила не интересовало… но все события и переживания сегодняшнего утра моментально ушли на второй план. Войдя в кабинет оперов, он тут же отдал поручение проверить больницы и морги на предмет присутствия там Лапиной Кристины Леонидовны, заодно разослать ориентировки с её фотографией – негласно, как бывало не раз, если дело касалось нужных людей, а законный розыск объявлять было ещё рано.

- Злат, выйди… - через пару минут он уже заглядывал в допросную. – Это срочно.

- Что случилось? – выйдя за дверь, Злата подняла на него чуть покрасневшие после утренних слёз глаза.

- Ты дело Ковалёва уже отправила в архив?

- Да… а что?

- Чёрт!.. – подперев бока, Михаил нахмурился и закусил губу. – Не успел…

47
{"b":"543731","o":1}