ЛитМир - Электронная Библиотека

Единственным человеком, с кем он мог поговорить об этом, была Злата.

«Хм… - разглядывая на мониторе компьютера фото высокого парня с длинными, до плеч, тёмно-русыми волосами, в чёрном кожаном костюме и с микрофонной стойкой в руках, девушка многозначительно усмехнулась уголком губ. – Какой мальчик… А я никогда не была на их концертах. Жа-а-аль… много упустила…»

«Этот мальчик младше меня всего на два года, - Михаил усмехнулся в ответ. – А концерт… Можно и сходить, почему – нет?»

«А он точно – твой брат? – явно решив поддразнить, Злата слишком усердно листала размещённый в интернете фотоальбом группы Дмитрия Морозова. – Ты не ошибся? Он – такой красавчик, вы совсем не похожи…»

Они часто таким образом подтрунивали друг над другом, поэтому Миша вовсе не обиделся, а, в свою очередь, решил подыграть.

«Точно… - усердно кивнув, он, в свою очередь, увеличил изображение молодой женщины с распущенными белокурыми волосами. – А вот, смотри, какая девушка… Натуральная блондинка, а глаза – карие. И фигурка… И голос… просто обалденно поёт. Хочешь послушать?»

«А ты уже слушал?» - несмотря на его шутливый тон, Злата вдруг погрустнела.

«Я – да».

«Не хочу… - в голосе послышались непривычные нотки ревности. – Я тебе верю».

«Да ладно тебе… - ласково улыбнувшись, он обнял её за плечи, чуть прижал. – Это – его жена, Наталья. Они вместе работают».

«Миш… - Злата заговорила вдруг очень серьёзно. – Ты же понимаешь, что тебе пока нельзя открывать это родство. Ты не знаешь, кто их родственники, друзья… Может, у них половина родни судимых? Навредишь своей карьере…»

«И не собирался. Я даже знакомиться не собирался… Ты – единственная, кто знает. Ну, если не считать дядьки и бабули. Но дядька и сам всё понимает. А бабуля… бабуля – вообще свой человек».

«А мама?.. – Злата осторожно подняла на него глаза. – Она никому не захочет излить душу?»

«Вряд ли… Во всяком случае, в управление она не пойдёт. Да и я не скажу».

Со времени того разговора прошло полтора года… Они со Златой больше не возвращались к этой теме, и сам Михаил всё реже старался вспоминать о человеке, который являлся его биологическим отцом, а так же о членах его семьи.

…Судьба распорядилась по-своему. Закрытое год назад дело об огнестрельном ранении некого крупного предпринимателя Леонида Лапина вдруг снова оказалось востребованным. Заключение о том, что потерпевший стрелял в себя сам, подверглось серьёзным сомнениям – вопреки его собственному утверждению о попытке суицида. Сомнения и подозрения возникли в результате похожего происшествия – на этот раз стрелялся известный в городе банкир. Оставленная им записка почти слово в слово повторяла предсмертную записку Лапина. Разница была лишь в том, что, в отличие от своего «предшественника», банкир скончался на месте. На подозрение, что оба случая – вовсе не попытки свести счёты с жизнью самих потерпевших, навели и другие детали, обнаруженные во время предварительного расследования, которое провёл дежуривший в тот день следователь Михаил Мясников, поэтому уже на следующий день дело Леонида Лапина было поднято им из архива – по собственной инициативе.

«Миш, пляши… - в один из дней Злата с заговорщическим видом вошла в кабинет. – Давай, давай… Можешь просто в ладошки похлопать…»

«Ты что-то нарыла?..» - он поднял на неё удивлённый взгляд.

«Угу… - лукаво улыбнувшись, она кивнула. – Нарыла…»

«Ну, давай, что там… - Михаил нетерпеливо протянул руку. – А я тебе дома вечером станцую… Идёт?»

«Боюсь, что домой мы с тобой сегодня не скоро попадём, - она протянула ему листок бумаги. – Вот, ближайшие контакты Лапина на тот момент… друзья, деловые партнёры, конкуренты…»

«Ну, это в деле уже есть, - положив лист перед собой, Миша внимательно читал список фамилий и имён. – Или тут что-то новенькое появилось?.. Тайная любовница?.. Или ещё круче – любовник?..»

«Ты не поверишь, - кокетливо изогнувшись, девушка облокотилась на стол. – Но ты почти угадал!»

«Неужели любовник?!»

«Да нет… Такого нравственного шока я бы не допустила, - проведя пальцем по списку, Злата подняла на него лукавый взгляд. – Вот, друзья семьи, при чём, очень близкие, чуть ли не родственники… Но в том, старом списке они почему-то не значились. Но даже не это самое главное».

«А что – самое главное?» - следя за её пальцем, он никак не мог уловить, кого она имела в виду – шрифт был слишком мелким.

«То, что их зовут Морозова Анна Сергеевна… - Злата выдержала многозначительную паузу. – И Морозов Александр Иванович, школьный товарищ нашего потерпевшего… Дату и место рождения говорить?..»

«Не надо…»

Из дальнейшего разговора выяснилось, что потерпевший Лапин и Александр Морозов – бывшие одноклассники, близкие друзья, чуть было не ставшие родственниками – несколько лет назад их дети чуть не поженились…

«Представляешь, именно с детей клубочек и потянулся, - Злата, довольная результатом, вечером охотно делилась с Михаилом своим собственным расследованием. – Я решила самолично навести справки о дочери Лапина, залезла в интернет… А там – старое фото… Стоит эта самая Кристина, а рядом – твой красавчик братец… Ну, а дальше – дело техники…»

…Беседа с Лапиным результатов не принесла – тот делал удивлённое лицо и твердил, что стрелялся исключительно сам. Понимая, что придётся начинать всё сначала, Михаил вызвал повесткой бывшую супругу Леонида – Людмилу Лапину. Ничего нового она не сообщила, слово в слово повторив свои показания годичной давности.

«Вспомните, может, у вашего бывшего мужа были конфликты с кем-нибудь из знакомых вам людей?» - задав вопрос, Михаил внимательно следил за выражением лица женщины.

«Нет… - та довольно искренне пожала плечами. – Во всяком случае, когда мы ещё жили вместе, ничего подобного не было… Ну, а уж потом… сами понимаете. Наши дороги разошлись».

«Почему вы не упомянули об Александре Морозове?..» – этот вопрос должен был застать Лапину врасплох, но она только недоумённо приподняла брови.

«О Саше?! Но меня никто о нём не спрашивал…»

…Она всё рассказала и об Александре, и об Анне. От Михаила не укрылось искреннее удивление женщины – судя по выражению лица, она, действительно, не могла взять в толк, какое отношение к прошлогоднему суициду Лапина могли иметь их старые друзья. Тем более, они уже давно не общаются…

Отпустив Людмилу, он ещё несколько дней «переваривал» этот разговор… Конечно, вряд ли сам Александр или его жена, а, уж тем более, их сын могли быть причастны к этим «самоубийствам»… Но соблазн встретиться лицом к лицу с человеком, благодаря которому он появился на свет, сейчас был настолько велик, что вчера вечером, открыв ящик стола, Михаил достал бланк повестки…

«Морозову Александру Ивановичу…»

Глава 3.

Все дни после разговора с Людмилой Анна Сергеевна прожила в тревоге. Зная наверняка, что ни она, ни Александр никаким образом не причастны к происшествию с Леонидом Лапиным, она, тем не менее, не могла успокоиться. Анна прекрасно понимала, что следователь неспроста интересовался их семьёй. Значит, идёт проверка всех связей Леонида, всех обстоятельств его жизни. А, что, если они уже узнали о том, что между ней и Лапиным были любовные отношения… и, что ещё ужаснее, теперь подозревают Сашу?..

«Но тогда они напрямую спросили бы Милку, а она ничего такого не сказала… Впрочем, это вполне естественно. Не сказала, но намекнула…»

Хуже всего было то, что поговорить об этом было совершенно не с кем… Не с кем, кроме самого Лапина.

- Лёня… - впервые за последние несколько лет она вновь набрала номер его телефона. – Мне необходимо с тобой увидеться.

Он не очень удивился её звонку… Анне даже показалось, что он его ждал. Договорившись о встрече, она тут же сослалась на неотложные дела и покинула лицей посреди учебного дня. Вынужденная ложь вызывала чувство душевного дискомфорта, но другого выхода из ситуации она сейчас не видела.

Приехав в небольшое кафе на окраине, Анна тут же прошла к последнему столику, за которым уже сидел Леонид.

6
{"b":"543731","o":1}