ЛитМир - Электронная Библиотека

…Нет, что ни говори, а Таня его любила. Пожалуй, никто из женщин не любил его так, как она…

…У него было много женщин. И ни от кого из них не осталось детей… Его родной сын от Сандры умер, едва успев появиться на свет. Он видел его всего несколько минут – остывшее крошечное восковое тельце в крошечном гробике… Теперь ему казалось, что вместе с крышкой того гробика захлопнулись надежды и смысл всей его жизни…

Его бывшая секретарша Светлана… она тоже как-то «залетела». Но ребёнок был ей не нужен, а уж ему – и подавно.

Юля?.. Секретарша Олега?.. Та была готова родить ему дочь. Но он так и не узнал, что случилось с ребёнком, и как сама Юля оказалась в рядах жриц любви. Она оставляла письмо с координатами, но он его выбросил. Кто же хранит подобные письма от нелюбимых женщин?..

Других детей ему никто не предъявлял. Может, они и были, но сам он о них ничего не знал.

…Разматывая клубок своей памяти, Виталий мыслями уходил всё дальше и дальше… Вот уже и юность показалась на горизонте – весёлая, бесшабашная… Размытые временем картины становились всё ярче, чётче очерчивались контуры, среди которых всё яснее проявлялся образ девушки с синими-пресиними глазами… Аня! Анечка… как он мог забыть?! Впрочем, вспоминать особо было некогда… У него была совершенно другая жизнь, наполненная другими заботами и делами. Другой социальный статус. При таком статусе всё, что было раньше, остаётся за тонированной перегородкой, при чём, с той стороны, которую сам не видишь. Аня осталась там… в затемнённом «отсеке». Впрочем, как и все остальные.

Но Аня была беременна… тогда он был почти уверен, что – от него. Так что изменилось с тех пор?..

- Володя… - вызвав к себе начальника службы безопасности, Мясников жестом пригласил того присесть. – Нужно срочно разыскать одного человека и всё узнать о его детях. Сможешь?

- Нет ничего невозможного… - тот развёл руками. – Давайте данные, пробьём по базам.

- Тут загвоздка, Володя… - Виталий задумчиво потёр указательным пальцем подбородок. – Это – женщина. Наверняка я знаю только имя и девичью фамилию, предположительно – фамилию после замужества и возможный город проживания.

- Возраст? Место рождения – знаете?

- Да… Вот, я всё тут написал, - Мясников протянул листок бумаги. – Фамилия по мужу могла измениться… Отчества, к сожалению, не помню… А, может, и не знаю.

…Виталий, действительно, не знал отчества Анюты Свиридовой. Так же, как не знал наверняка её нынешней фамилии – могла ведь поменять и не раз. Не знал он ни места работы, ни адреса. Он мог обратиться с этим же вопросом к Михаилу – возможно, тот имел какую-то информацию, но почему-то постеснялся. База данных службы безопасности его корпорации не уступала базе данных интерпола, поэтому он выбрал именно этот вариант. Ему было уже всё равно, донесут ли Изабелле о его странных поисках… Главное было – найти Аню и всё узнать о её детях. Ему казалось, что хватит одного взгляда, чтобы понять – его это сын или дочь, или нет.

В ожидании результатов поиска он то и дело подетально вспоминал тот самый вечер в доме родителей Сандры… Тогда Олег всучил ему фотографию Анюты… он, кажется, называл имя её супруга… Сам Виталий был тогда слишком возбуждён, чтобы в подробностях запомнить всё, что выкрикивал Олег, но фамилия врезалась ему в память – Морозов…

«А это – жена Саши Морозова… Та самая Анечка, узнаёшь?!»

Он ещё показывал фото мужчины Мишке… говорил, что это – его родной отец… Впрочем, это сейчас неважно. Важно – найти Аню. И её старшего ребёнка…

…Уже под конец рабочего дня раздался звонок из службы безопасности.

- Виталий Иванович, есть результат!

- Давай ко мне!..

…Несколько минут, пока Володя поднимался к нему в кабинет, показались вечностью. Тот пришёл со своим планшетом – сначала Виталий не понял, зачем, но, когда на дисплее возникла увеличенная фотография уже не молодой, но всё ещё красивой женщины, тут же выхватил планшет из рук Владимира.

- Она?.. – по выражению лица шефа тот сразу догадался, что поиски увенчались успехом. – Фамилия распространённая, вариантов было очень много… но вот – самый подходящий по имеющимся данным.

- Она… - не сводя глаз с женского лица, Мясников медленно кивнул. Даже в таком возрасте черты Анюты почти не изменились.

- Морозова Анна Сергеевна… сорок девять лет. Живёт в том же городе, что вы указали. Это её страничка в сети… Работает директором лицея с углублённым изучением гуманитарных наук… Замужем, муж – Морозов…

- А дети?.. – Виталий нетерпеливо перебил собеседника. – Дети есть?..

- Один сын, Морозов Дмитрий Александрович… двадцать девять лет… музыкант.

- А подробнее?.. Мне нужны все подробности, фото!

- А это вы сами можете посмотреть… - Володя кивнул на лежащий перед Мясниковым ноутбук. – И даже послушать.

***

Весь остаток вечера Виталий не отрывался от монитора. Он с огромным трудом отсидел ужин, и был готов отказаться даже от массажа, но в последний момент передумал: его возбуждённое состояние не укрылось от Изабеллы, она несколько раз спрашивала его о причинах, но объясняться не хотелось. Нужно было успокоиться…

Лёжа под чуткими пальцами массажистки, он то и дело вызывал в памяти лицо парня – сына Анны, мысленно сравнивая его черты с собственными. Ему всё время казалось, что сходство – есть, и не терпелось снова оказаться перед монитором. Едва дождавшись окончания сеанса, он, вопреки рекомендациям, не лёг в постель, а уселся за компьютерный стол.

…Сомнений не было – это, действительно, был сын Анны. На это указывали и их связь в сети, и личное сходство. Виталий с удивлением обнаружил, что имя Дмитрия занесено в википедию – он с огромным интересом прочитал небольшую статью о молодом российском рок-музыканте, известном исполнителе, и с не меньшим удовлетворением прослушал несколько композиций. Ему, давнему поклоннику творчества Ричи Блэкмора, был абсолютно понятен и близок стиль, в котором работала группа Дмитрия Морозова… Мощная динамика и абсолютный мелодизм – вот две характеристики, которые он ценил больше всего на свете… вот за что он взахлёб слушал в молодости «Deep Purple», а затем – «Rainbow»… С годами музыка ушла на второй план… но вкусы не поменялись.

…Виталий слушал и смотрел… смотрел и слушал… Парень явно тянул не только на талантливого исполнителя, но и на гениального композитора и аранжировщика, при чём слово «гениальный» Виталий приставлял вполне серьёзно… Во всяком случае, ему хотелось считать именно так. Ведь парень явно чем-то похож на него!.. В чертах матери явно прослеживаются и его черты… Они едва различимы, но он-то их видит!.. Ну, вот же… есть что-то неуловимое!.. Жаль… жаль, что некого попросить – сравнить… Домашних не спросишь… в офисе – тем более… Он и так «рассекретился» с этими поисками…

…Жаль, что нет информации о семье Дмитрия. Хотя… вот – официальный сайт… Чёрт, какой знаменитый у него может оказаться сын!.. Столько лет жить и ничего не знать… Дурак! Надо было давно найти, увидеть, познакомиться!..

…Мысли пролетали быстрее, чем страницы, посвящённые музыканту Дмитрию Морозову. Их было много – на разных ресурсах, и везде была практически одна и та же информация, но Виталию это было неважно. Он уже почти верил, что Дмитрий – его родной сын, не зря Анна тогда так отнекивалась!.. Родной!.. Плоть от плоти, кровь от крови!..

Добравшись до раздела «семья», Мясников впечатался взглядом в одну-единственную строчку, на которой уместилась очень короткая, но такая важная информация: Дмитрий женат, имеет двоих детей.

…В последний раз Виталий плакал на похоронах матери. С тех пор прошло очень много лет, и – вот они… новые слёзы… Только – от радости… несмотря ни на страшный диагноз, ни на неопределённость… Теперь ему есть, для чего цепляться за жизнь, бороться с болезнью… Он поедет в клинику с другим – позитивным – настроем! У него есть сын и даже внуки – целых двое! Он верит, что это – так!

Теперь он просто обязан – победить.

62
{"b":"543731","o":1}