ЛитМир - Электронная Библиотека

«Тут очень серьёзные персоны бывают… - товарищ ободряюще кивнул Виталию. – Так что не робей, Виталий Иваныч… мы с тобой ещё не одну баньку истопим… не одного сохатого завалим…»

Если обстановка в особняке была вполне современной, то вот комната, в которой происходили все таинства, была оборудована соответствующим образом: фигурки идолов, множество зажжённых свечей, развешанные по стенам талисманы. Сам шаман был при полном облачении: специфическая одежда, головной убор с ниспадающими на лицо нитями каких-то странных бус, закрывающих и глаза, и щёки…

«Ты не готов…» - это были первые слова целителя, произнесённые им после определённого ритуала.

«То есть?» - Мясников удивлённо пытался поймать взгляд шамана между бус.

«Твоё сознание не готово исцелиться. Душа… Исцелится душа, исцелится и тело…»

Признаться, он ожидал совершенно другого разговора. И при чём тут душа?! Его организм болен, он разрушается под действием злокачественной опухоли, ну при чём тут сознание?!

«Ну, и что я теперь должен делать?!»

«Вначале – исцелить свою душу. Злой дух уже живёт в тебе. Добрый дух его не сможет победить! Ты должен сам с ним справиться, тогда я смогу его изгнать… Тогда добрый дух придёт и поселится в твоей душе. Тогда тело сможет убить болезнь!»

По дороге в город Виталий мрачно молчал. Товарищ только посматривал на него с осторожностью, пока не осмелился задать вопрос.

«Ну, что он вам сказал, Виталий Иваныч?»

«Да шарлатан он, а не шаман… - Мясников хмыкнул в ответ. – Белиберду какую-то нёс, нёс… Душу исцели вначале…»

«Так он всем так говорит… Это обязательное условие…»

«Знаешь… - Виталий чуть прищурил взгляд и забарабанил пальцами по подлокотнику в салоне. – Когда счёт идёт даже не на месяцы… а уже на недели, а то и на дни… Исцелять душу времени не остаётся. Такие-то вот дела. Зря я, в общем, прилетел…»

«Не знаю, не знаю… Этот шаман многих исцелил. Говорят, что к нему даже «сам»! – указательный палец товарища взлетел куда-то вверх, – когда-то обращался».

«А я вот как-то не проникся. Может, и правда – не готов…»

«Не знаю, Иваныч… В этой шаманской философии здравый смысл есть. Живём, никого вокруг себя не видим… Прощения не просим… родных обижаем… Вот она – душевная болезнь!»

«Какая-то связь уж больно сомнительная… При чём тут болезни?»

«Так ведь в здоровом теле – здоровый дух… А в больном – и дух соответствующий. Тут ты не пра-а-ав, Иваныч… Не прав. Ты подумай, а потом уже решение принимай. А хочешь – оставайся ещё на пару деньков, а? Баньку подготовим, программку организуем… А? Есть у меня одна певичка… Сам бы съел, да уступлю тебе, как гостю. Соглашайся, Иваныч!»

«Не до певичек мне сейчас, Гена… - глядя на пролетающие мимо заснеженные пейзажи, Мясников тяжело и шумно вздохнул. - Сейчас другие заботы… У меня сын вон на днях женится. Там, на родине… А я даже присутствовать не смогу».

«Почему?!»

«Да как-то так сложилось, Гена…»

Уже потом, в самолёте, Виталий вспоминал этот дорожный разговор. Действительно, как-то так сложилось – Михаил сообщил о своей свадьбе, а вот присутствовать на ней довольно проблематично. И не из-за плохого самочувствия. Оно сейчас довольно сносное. В своё время он вырвал себя из той среды… вырвал с мясом, с кровью, с болью… при чём – с чужой болью. Как появишься на торжестве после всего, что было? Да и будет ли оно – торжество… Миша сообщил только дату, но больше ничего не уточнял. Сказал лишь, что пышной свадьбы, скорее всего, не будет, самое большее – столик в ресторане для самых близких. Обещал позже уточнить… Этот разговор состоялся в конце декабря. Больше они не созванивались – у Виталия начались интенсивные процедуры, которые отнимали много физических сил.

…Он знал, что Миша обязательно позвонит. Он ждал этого звонка и не ждал… Ждал – просто как причину убедиться, что он ещё кому-то нужен. Не ждал, потому, что знал – его присутствие на Мишкиной свадьбе невозможно. Это здесь он почти всесилен, во всяком случае – пока. А там, в кругу когда-то брошенных им людей он теперь и сам – изгой.

…Слова шамана то и дело приходили на ум. А, может, он и прав?.. Сначала нужно исцелить душу, а уж потом браться за тело? Но с душой Виталий не испытывал проблем, во всяком случае, до недавних пор. Всё в его жизни шло как надо. Работа… недосягаемая по высоте должность… Сколько чужих душ положил он к подножию своего пьедестала?.. Странно, но он никогда не задумывался над этим. Всё совершалось ради дела, в конце концов, он никого не убил и не ограбил. Напротив, всю свою жизнь он работал на благо – предприятия, корпорации, а, значит, тех людей, которые трудились с ним бок о бок. От его способностей и деловых качеств была огромная польза… Он – грамотный, талантливый руководитель, серьёзный бизнесмен, надёжный партнёр. По щелчку его пальца решались самые неразрешимые на первый взгляд проблемы…

…А вот на свадьбу сына он не поедет. Потому, что там ему никто не будет рад. Если только сам Мишка… Хотя, и это под большим вопросом.

…А что, если поехать?.. Во всяком случае, это – повод. Повод ещё раз увидеть город, в котором прошла большая часть жизни… Кто знает, сколько ему осталось… Врачи не всесильны. Болезнь слишком запущена, а деловые поездки для него теперь – редкость. Нужно подумать. Советоваться ему не с кем, да и не собирается он больше плясать под чужую дудку. У него слишком мало времени, чтобы обсуждать свои поступки. Даже с Изабеллой…

Виталий вспомнил, как ещё в декабре, за ужином супруга завела разговор.

«Всё хочу у тебя спросить… - Изабелла пронзила Виталия своим обычным, стальным взглядом. – Кто такая Анна Морозова?»

«А что?» - внутренне сгруппировавшись, Виталий посмотрел на неё исподлобья.

«Да ничего… Просто интересно, о ком это мой законный муж собирает сведения? Мне ведь всё докладывают, Талик».

«Ну, если докладывают, то почему не доложили о причинах моего интереса?»

«Раньше ты не был таким дерзким… - Изабелла неожиданно повернулась к племяннику. – Ростик, чуть не забыла… Завтра тебе принесут на подпись документы. Да, не удивляйся… Пора уже привыкать к своим полномочиям».

«Хорошо… - Ростислав охотно кивнул и уставился на тётку. – И что я должен сделать?»

«Ты должен всё проверить. И – подписать…»

«А, если что-то не так?.. Подойти к Виталию Ивановичу?»

«Нет. Если что-то не так, то подойдёшь ко мне. Но, думаю, что ты справишься сам… - ободряюще улыбнувшись Ростику, Лозинская вновь перевела взгляд на супруга. – Прости, Талик, я отвлеклась. Ну, так что это за дама?»

«Это моя знакомая. Бывшая знакомая…»

«И зачем же тебе понадобилась твоя бывшая знакомая? Да так, что из-за неё подняли на уши всю службу безопасности?!»

«Так уж и всю… - Виталий скептически ухмыльнулся. – Мне нужно было кое-что узнать».

«Что именно? – в стальных глазах Лозинской промелькнула насмешка. – Не твой ли у неё сын?»

«Ты даже это знаешь? – Виталию было крайне неприятно, что Изабелла завела разговор в присутствии Ростислава. Она как будто нарочно подчёркивала, что в их доме от назначенного ею «наследного принца» нет никаких секретов. Разозлившись не на шутку, Мясников решил играть по её же правилам. – Ну, в таком случае, к чему все эти вопросы?»

«Мне хотелось услышать твою версию… Я тут переживаю о твоём здоровье, беспокоюсь… а ты, оказывается, занят поисками бывших любовниц?»

«Это не любовница… - нервно поджав губы, Виталий слишком резко отодвинул от себя чашку – невыпитый чай выплеснулся на стеклянную поверхность обеденного стола, образовав золотистую лужицу. – Это моя бывшая знакомая… И – да, возможно, у меня есть родной сын. Я не собираюсь ничего скрывать. Я – нормальный человек, и у меня вполне могли быть дети!»

«Конечно, дорогой… - Изабелла насмешливо искривила накачанные рестилайном губы. – У тебя могли быть дети. Только учти… Даже если ты найдёшь десять родных сыновей, им не обломится ни копейки моего состояния! Об этом я давно уже позаботилась. А так – что ж… Ищи! Твоих измен я уже давно не боюсь».

76
{"b":"543731","o":1}