ЛитМир - Электронная Библиотека

…Незадолго до отъезда он вновь прошёл все обследования, результат должен был быть известен уже в ближайшие дни. От этого результата зависело дальнейшее лечение и – общий прогноз… В ожидании очередного «приговора» Виталий старался не думать о его серьёзности. Однако получалось это плохо. Мысли всё время сбивались на одну и ту же волну – сколько ему осталось… Думать об этом было страшно. Однако не думать он не мог.

***

Встреча с Михаилом состоялась уже ближе к обеду следующего дня. По дороге со службы Миша заехал в гостиницу к отцу, откуда вместе с ним отправился к себе домой. Сегодняшний день был для капитана Мясникова отсыпным, но ни о каком сне не могло быть и речи. Их разговор с Виталием был долгим и очень откровенным – и отец, и сын не могли бы припомнить такой беседы за всю свою жизнь. В душе Михаил был очень удивлён такой перемене, произошедшей с Мясниковым-старшим. Но ещё больше был удивлён сам Виталий… Он никогда ещё настолько не был близок с сыном, и теперь как будто впервые в жизни узнавал Михаила. Сын оказался радушным хозяином, в подробностях рассказывал о своей службе – кое-что Виталий уже знал от Златы, а кое-что слышал впервые. О себе Мясников-старший упомянул как-то вскользь, и то, когда Михаил поинтересовался его делами. Оказалось, что рассказывать ему особо не о чем. Вся его жизнь казалась сейчас Виталию какой-то заученной, монотонной, тусклой… лишённой искры. Да и не будешь, в конце концов, рассказывать о конкурентах, поставках, «высоких» встречах, об отношениях с Изабеллой и Ростиславом. Всё это было из другой, «не земной» жизни, говорить о которой здесь, в простой обстановке было как-то неуместно… На фоне его «деловых» новостей Мишкин рассказ, напротив, выглядел живым и интересным.

- Как у тебя со здоровьем?.. – бросив тревожный взгляд на отца, Михаил неожиданно переменил тему разговора. – Только честно. Злата сказала, что ты принимаешь какие-то редкие препараты…

- Ну, если честно, то… неважно… - Виталий решил больше ничего не скрывать. – Очень неважно, Миша.

О своей болезни он рассказал без большой охоты. Говорить о том, что жизнь может оборваться уже совсем скоро, было тяжело. Услышав о диагнозе отца, Михаил сразу изменился в лице.

– Слушай… ну, может, операция?.. – его участие было тоже таким искренним, что Виталий вот уже во второй раз за сутки едва сдержал слёзы. – Или ещё какой метод лечения – облучение, химиотерапия… Сейчас ведь много всяких методов… Как же так, отец?!

- Так вышло, Миша… - Мясников опустил голову и сцепил пальцы обеих рук в один кулак. – Методов много… да поздно я спохватился. Нет, шансы ещё есть… Но прогноз всё равно со знаком минус.

- Почему?

- Потому, что максимум, что мне могут пообещать – пять лет. И то…

- Может, дело в деньгах?

- Эх, Мишка… - Виталий тяжело усмехнулся. – Ты же знаешь, что для меня деньги – не проблема. Проблема в том, что не всё на них купить можно. Как оказалось… Кстати… - видимо, решив переменить тему, Виталий чуть распрямился на стуле и поднял на Михаила уже совершенно другой взгляд. – Я ведь не с пустыми руками к вам приехал. Хочу сделать вам со Златой подарок.

- Да ладно тебе… - Миша смущённо улыбнулся. – Не надо нам никаких подарков. У нас всё есть.

- Квартиру в Москве – хочешь?

- В Москве?! – брови изумлённо поползли вверх.

- Да, в Москве. С работой помогу… Будем чаще видеться…

- Спасибо, конечно… - Миша опустил взгляд на несколько секунд, затем снова вскинул его на отца. – Только у нас с жильём проблем нет. И эта квартира, и бабушкина… и у Златы собственная «однушка». С этим нам как-то повезло.

- Да при чём жильё?! Это же – Москва! Мишка, ты что, не понимаешь?!

- Понимаю… Только я отсюда никуда не поеду. Не обижайся, отец…

- А Злата?! Думаешь, она с тобой согласится?

- Думаю – да. Она знает, что я не могу бросить мать.

- Мать… - Мясников задумчиво забарабанил пальцами по столу. – Насколько я понимаю, она не одинока…

- Не в том дело. Есть некоторые нюансы…

- Она всё так же пьёт?

- Бывает… - Михаилу нелегко далось это признание, но он понимал, что промолчать или обмануть нет никакого смысла – Виталий приехал не на один день, и встреча с Александрой может произойти в любой момент. И не факт, что на тот момент мать окажется трезвой.

- Жаль… - отец низко опустил голову и медленно кивнул. – Мне, правда, жаль, Миша.

- Да нет… - Михаил тут же решил внести кое-какую ясность. – Она пьёт сейчас намного меньше… У неё не всё так плохо…

- Она замужем?

- Нет, живёт в гражданском браке… Вадим Петрович – мужик неплохой. Бывший научный сотрудник…

- Что – тоже?.. – Виталий сделал характерный жест, щёлкнув себя по шее.

- Тоже… Но у него всё серьёзнее. Мы с нашими ребятами его уже много раз кодировали, под капельницы клали… Не помогает. Максимум полгода держится, потом – всё… опять в крутое пике. Дети от него отказались, а мать возится…

- Скорее, возишься ты… – Виталий невольно усмехнулся.

- Да я-то что… - Михаил пожал плечами. – Мне нарколога организовать нет проблем. Мужика жалко… У него мозги редкие. Он же диссертацию так свою пропил… Писал несколько лет, а потом ушёл в очередной запой, и – за ящик коньяка все материалы отдал.

- Спасибо тебе, Мишка… - Виталий неожиданно вскинул на сына полный благодарности взгляд. – Спасибо.

- За что?..

- За то, что ты со мной вот так – откровенно… Я ж раньше думал, встретимся – ты мне и руки не подашь.

- Я – тебе?! Это почему?!

- Да как-то всё у меня с семьёй… не по-людски вышло… Ты меня осуждаешь, наверное, что я тогда – вот так… ушёл.

- Осуждать – значит судить. А я тебе не судья… Я вообще не судья… - Миша вдруг широко улыбнулся. - Я – мент!

***

Визит к Анне, который Виталий запланировал на этот день, пришлось отложить. Вернувшаяся со службы Злата застала отца и сына за разговорами, поэтому тут же отправилась готовить ужин. Решив, что навестит Анну завтра с утра, Мясников успокоился. Завтра – канун бракосочетания, и, несмотря на то, что торжество обещало быть скромным, у Михаила и Златы были неотложные хлопоты, поэтому сегодняшний вечер Виталий тоже провёл в квартире сына.

Понимая, что его присутствие на свадьбе будет довольно провокационным, он сразу предупредил, что в субботу у него срочные дела. Уговаривать Михаил не стал – он тоже понимал ситуацию. Договорившись, что встретятся завтра вечером, отец и сын попрощались – Виталий вновь уехал в гостиницу.

На следующее утро он уже собирался ехать в лицей, где работала Анна, но его остановил неожиданный звонок Михаила.

- Отец… Тут такое дело… - Миша говорил негромко и слегка виновато. – Я сказал бабушке, что ты здесь… Она очень просит увидеться.

- Вероника Григорьевна?! Ну, хорошо… - Виталий уже стоял одетым у двери, но снова вернулся в комнату и уселся в кресло. – А когда?

- Прямо сейчас… В её квартире. Ты подъедешь?

- Да… хорошо… Я подъеду.

Неожиданная встреча с бывшей тёщей да ещё в её доме всколыхнула не самые лучшие воспоминания. Всю дорогу Виталий ломал голову – зачем Веронике Григорьевне понадобилось видеть его, тем более – здесь? Решив, что услышит сейчас какие-нибудь жалобы на Александру, он нехотя взошёл на крыльцо и нажал кнопку домофона.

…Виталий уже давно не бывал в обычных городских домах и квартирах, а вот за эти дни сполна вспомнил своё «земное» прошлое…

- Виталик!.. – небольшого роста, худенькая пожилая женщина шагнула ему навстречу. Мясников с трудом узнал в ней свою бывшую тёщу: Вероника Григорьевна очень постарела, хотя была всё ещё красива – но уже старческой красотой.

Она была модно пострижена, одета в добротный костюм. Очень лёгкий макияж говорил о том, что женщина всё ещё следит за собой, и вообще – живёт не бедно.

Мясникову ничего не оставалось, как ответить на тёплые объятия своей бывшей тёщи.

- Олег сегодня целый день в суде… - Вероника Григорьевна говорила доверительным тоном, как будто сообщала большую тайну. – Я попросила Мишу, чтобы он привёз меня сюда… - запрокинув голову, она старательно вглядывалась в глаза Виталия. – Как хорошо, что я снова увидела тебя, Виталик!.. Я боялась, что уже не смогу тебе ничего сказать…

80
{"b":"543731","o":1}