ЛитМир - Электронная Библиотека

- Прейскурант, что ли?

- Не совсем, но что-то близко…

- Господи, ну, зачем?! – Мясников деланно возмутился. – Зачем такой официоз?! Дима, это частное приглашение! И оплата будет, поверь мне, намного выше, чем по твоему этому… как его… райдеру!

- Виталий Иванович…

- Да подожди ты! – перебив молодого человека, Виталий фамильярно махнул рукой. – Димка, ты даже не представляешь, какого уровня будет эта свадьба… Программа – минимум Лепс с Киркоровым! Максимум… - он чуть приглушил голос, прежде чем произнести заветное имя. – Максимум – Дженифер Лопес! И в этой компании – группа «Ночной патруль». Ну, как тебе перспективка?

- Перспективка классная. Но – сначала я всё уточню…

…Если бы Виталий сейчас бросил взгляд на Анну, он многое прочёл бы по её лицу. Крайнее волнение, замешательство, страх… И – нетерпение. Казалось, что женщина из последних сил борется с собой, чтобы не совершить какой-то поступок, не сказать каких-то слов. Мясников её явно раздражал… вернее – бесил, и она даже не пыталась этого скрыть за маской равнодушия, как в самом начале вечера.

Поджав губы, Анна пристально, исподлобья смотрела на гостя. Она часто и глубоко дышала, нервно сглатывала, безжалостно комкая в ладони белоснежную салфетку. Казалось, ещё чуть-чуть, и она бросится на Мясникова с кулаками.

Александр тоже молчал всё это время. Повышенное внимание Виталия к Диме было слишком очевидным. Морозов слушал бодрую речь гостя, глядя на свои сцепленные кисти. Он лишь иногда поднимал внимательный взгляд на Мясникова, затем снова его опускал… И вновь быстро вскидывал – на Анну.

Наконец, не выдержав этой пытки, Анна резко поднялась из-за стола и, ничего не сказав, стремительно вышла в другую комнату. Это обстоятельство Виталия совершенно не расстроило… Напротив – он испытал некоторое облегчение. В идеале ему хотелось остаться наедине с Димой, но он прекрасно понимал, что сейчас это невозможно.

Неожиданный телефонный звонок Дмитрию нарушил очередной монолог Мясникова – тот с упоением рассказывал какую-то историю из собственной молодости.

- Да, Наташ… сейчас идём… - ответив на звонок, Дима торопливо поднялся из-за стола и посмотрел на гостя. – Извините, мне пора. Рад был познакомиться…

- Как?! – Виталий растерянно развёл руками. – Ты уже уходишь?..

- Да, жена звонила. У нас завтра день очень напряжённый… несколько выступлений, с площадки на площадку. И дочка болеет, не спит. Меня к себе требует…

- Жаль… Очень жаль… - огорчение было искренним. – Но мы же теперь будем на связи, правда?..

- Конечно! – улыбнувшись, Дима охотно кивнул, затем потрепал Валерку по белой пушистой голове. – Идём?..

- Ну, вот и договорились! – Хлопнув себя ладонями по коленям, Виталий приподнял плечи и, наконец, повернулся к старшему Морозову. – Ну, что ж, Александр Иванович… Пожалуй, пора и мне…

…Прощание было коротким. Пожав руку Диме, Мясников наклонился к Валере и, не удержавшись, на несколько секунд прижал к себе мальчика. Дождавшись, когда за ними захлопнется дверь, не спеша начал одеваться. Он вдруг ощутил накатившую усталость – впервые за весь вечер в доме Морозовых. Он, действительно, перестарался… Но по-другому бы не получилось. Он впервые в жизни виделся со своим сыном… Да, теперь у него не оставалось никаких сомнений! Дмитрий Морозов – его родной, кровный сын… И, что бы теперь ни говорила Анна, он убедился в этом лично.

- Прощайте, Александр Иваныч… - в протянувшем для прощания руку Виталии вновь проснулся снисходительный «барин». – Я, действительно, рад был познакомиться…

- До свидания… - на рукопожатие Морозов ответил довольно сухо, без особой охоты. – Мне тоже было… приятно…

- Жаль, что Анна Сергеевна так и не вышла попрощаться… - Мясников бросил многозначительный взгляд в сторону двери, за которой скрылась Анна. – Видимо, у неё на это свои причины.

…Ответить Александр не успел. Так же стремительно войдя в прихожую, Анна остановилась напротив мужчин. Судя по покрасневшим глазам, она только что плакала, но успела вытереть слёзы.

- Отчего же… - глядя в лицо Виталия, она с горечью усмехнулась. – Я с удовольствием с тобой попрощаюсь. И даже провожу… - она вдруг обернулась к мужу. – Саша, ты не против, если я ненадолго выйду? Мне нужно кое-что сказать Виталию Ивановичу… наедине.

***

Захлопнув за собой дверь, Анна тут же остановилась. Мясников уже собирался шагнуть в сторону лестничного пролёта, но невольно последовал её примеру. Площадка четвёртого этажа была ярко освещена, и Анна с нескрываемой неприязнью вглядывалась в его изменившееся с годами лицо. Она смотрела и не могла поверить, что когда-то эти черты были ей дороги… Дороги настолько, что она собиралась бросить к ногам этого человека всё самое лучшее, что подарила ей судьба…

- Ты – чудовище… - она произнесла это одними губами, но он прекрасно разобрал слова. – Ты был чудовищем… Ты им остался…

- Ну, зачем – здесь?.. – он вновь снисходительно усмехнулся. – Кто-нибудь услышит… узнает о нашей с тобой тайне…

- У нас нет тайны. Каждое твоё появление в моей жизни приносит только боль… Ты – чудовище!

- Ты скажешь мне всё это на улице… А, впрочем, стоит ли? Возвращайся домой, Аня… не мёрзни зря.

- Идём… - Анна внезапно потянула его за рукав, но в другую сторону. – Идём со мной.

- Куда?!

- Идём…

Невольно подчинившись, Мясников шагнул следом за ней к соседней двери. Нажав на кнопку звонка, Анна застыла с каменным лицом…

- Ой, я думала, кто-то чужой… - открывшая через несколько секунд Наташа удивлённо посторонилась, пропуская свекровь и Мясникова. – А чего вы звоните? Ключ забыли?

- Наташа… - не отвечая на вопрос, Анна решительно прошла в квартиру. – Анюта ещё не спит?

- Спит… - Наталья смотрела на Анну округлившимися от удивления глазами. – Дима пришёл, она сразу успокоилась и уснула, только что.

- А где Дима?

- Он в ванной, с Валеркой…

- Ну, и хорошо… Ты только не волнуйся. Просто Виталий Иванович хотел с Анютой тоже попрощаться… - Анна говорила взволнованно, отрывисто, видимо, не зная, как правильно объяснить невестке свой поступок. – Ты разрешишь?..

- Ну, конечно… Только как? Она и правда спит…

- Ничего. Мы тихо… - обернувшись к Виталию, Анна кивнула ему головой в сторону детской. – Идём.

- Может, действительно – не нужно?.. – не понимая, что она задумала, он настороженно застыл на месте и не торопился следовать её призыву..

- Нужно… - Анна настойчиво смотрела ему прямо в глаза. – Это нужно тебе… Сейчас ты всё поймёшь.

Мясников был вынужден подчиниться – стараясь ступать как можно тише, он проследовал за ней в глубь квартиры.

Видимо, услышав гостей, Дмитрий тоже выглянул из ванной, и теперь не менее удивлённо наблюдал за действиями своей матери и Виталия.

- Дима, не беспокойся, мы на минутку… - Анна успокаивающе кивнула сыну и, приблизившись к детской, распахнула перед Мясниковым дверь. – Проходи.

…Маленькая Анюта сладко спала в своей кроватке в свете ночника. Виталий краем глаза успел окинуть уютное убранство комнаты – весёлые обои, в тон им лёгкие портьеры, мягкий, толстый ковёр на полу… Казалось, что всё здесь дышит исключительным покоем.

Подойдя к кровати внучки, Анна осторожно опустила переднюю защитную решётчатую стенку, присела рядом на корточки… Пригладив рассыпавшиеся по мягкой подушке белокурые волосы Анюты, осторожно поцеловала девочку в лоб. Вспомнив, что одета, вновь поднялась и, сняв шубку, бросила её тут же, на пол…

…Анечкину тёплую пижамку Анна расстёгивала осторожно, стараясь едва касаться пальцами детского тёплого, до боли родного тельца… Девочка продолжала спокойно спать, видимо, не почувствовав бабушкиных прикосновений. Но самое трудное было ещё впереди…

- Подойди… - Анна произнесла это слово тихо, едва повернув голову к Мясникову.

Послушно шагнув вперёд, он остановился у самой кроватки, не сводя глаз со спящего ребёнка. Где-то в глубине души шевельнулось предчувствие чего-то нехорошего… непоправимого… Ещё не понимая, что хочет сделать Анна, он внутренне напрягся…

92
{"b":"543731","o":1}