ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Совет вынес вердикт. 'Повинен смерти'.

Он будет повешен через три дня на дворцовой площади.

Даже не обезглавлен, нет, повешен, как собака.

Так и сообщили заключенному.

***

Вечером четверо его друзей подкупили стражу и проникли к Алексиору в застенок. Стражник согласился впустить их на полчаса, но не дольше. Все пятеро были молчаливы и мрачны. Наконец Алексиор спросил:

- Вы тоже думаете, что я это сделал.

- Никто из нас так не думает, - ответил Эфрот, - Не будь дураком.

- А что же вы тогда думаете?

- Что случилась какая-то чертовщина! - рявкнул Семнорф.

- А прекрасная царица лжет... - отрешенно прошептал Эфрот.

Когда до ребят дошла эта ужасная новость, никто из них в его виновность не поверил. Однако мнение каких-то мальчишек ничего не значило.

Алексиор обхватил ладонями прутья решетки, отделявшей его камеру от общего коридора, и спросил:

- Евтихия, как она... Что думает обо мне...

Маврил не выдержал, большой, сильный воин, непробиваемый Маврил заплакал:

- Нету Евтихии...

- Что? - вскрикнул царевич, - Как?

- Мы перерыли весь город, она как в воду канула. Потом в саду... - ответил Голен, сделав паузу и успокаивая дыхание, - Там... Кусок скалы откололся и ушел в море, как раз в том месте, где была ее любимая беседка.

Он не стал продолжать. Маврил договорил вместо него:

- Наверное, Евтихия была в той беседке, когда... когда она... - голос сорвался, слезы стали душить его, - Сестричка... Маленькая моя...

- Замолчи! - взорвался Алексиор, - Прекрати хоронить ее! Я ни за что не поверю, что она мертва, пока не увижу ее тела! Ни за что! Ни за что!

Он умолк на минуту, ушел в себя, никто не стал говорить ничего, понимая, парень переживает, однако, все понимали и то, что девушка, скорее всего, мертва. Но царевич вдруг выкрикнул, потрясая кулаком:

- Она обещала, что выйдет за меня! Через год, сказала... - потом задрал голову к потолку и снова с жаром заговорил, - Ты! Ты слышишь меня! Ты мне обещала, слышишь? Ты должна исполнить свое обещание!

- Хорошо, парень, хорошо, успокойся, - Голен постарался его утихомирить, - Завтра мы снова будем искать и найдем ее. Может, она куда-то забрела и заблудилась, может, не нашла дорогу домой.

- Да, - взгляд Алексиора был устремлен в никуда, он повторил, - Да. Пока я не увижу ее тела, не поверю...

- Ты и не увидишь, друг, - глухо произнес Семнорф, - Тебя послезавтра повесят.

Эфрот отвернулся, чтобы Алексиору не было видно, что он плачет.

- Да... Я все забываю об этом...

Голен прошептал, оглядываясь:

- Нам надо устроить тебе побег. Времени мало, но если контрабандисты помогут...

В это время послышались шаги стражника и Голен умолк.

- До встречи, - сказал за всех Семнорф.

Они ушли, оставив Алексиора одного.

Бежать...

Бежать - это выход. Для всех он и так уже хуже, чем мертв. Никогда его жизнь не будет прежней. Но это ничего, это не страшно...

Евтихия... Непонятная, иррациональная надежда поселилась в его сердце. Раз тела не нашли, значит, Евтихия жива.

Пусть будет жива! Господи, пусть!

Всякие мысли полезли в голову, может, потерялась, угодила к нехорошим людям, может, ее украли и продали в рабство? Или еще что-то подобное... Все может быть.

Ему надо выйти отсюда.

Алексиор знал, что найдет любимую, непременно, где бы она ни была, сколько бы времени для этого не потребовалось. Только пусть она будет жива.

Глава 18.

Когда четверка друзей ближе к ночи появилась в таверне, Нильда увидела их сразу. Она их ждала. Проклятие, как же быстро исполняется все плохое...

Девушка быстро усадила парней за самый дальний столик, тот, что в тени под лестницей. Принесла вина и закуски. Сама присела рядом.

- Чтобы не вызывать ни у кого подозрений, кто-то из вас должен пригласить меня на свидание, - шепнула она, глядя в зал.

Ребята переглянулись, Эфрот вытащил лютню и забренчал какую-то мелодию, а Семнорф, изображая соблазнительную улыбку, громко стал расточать Нильде убийственные комплименты.

- Эй, парень, как-нибудь на досуге запиши-ка мне, что ты сейчас тут бредил, - не выдержал моряк из компании, сидевшей рядом, - Умереть можно! Нильда, тресни его тряпкой по голове!

- Не мешай, сам не умеешь красиво говорить, так учись! - важно отвечал Семнорф, - Нильда, милая, ты придешь ко мне на свидание?

- Нильда, неужели тебе нравятся павлины? - не унимался моряк.

Нильда хмыкнула, взглянула на Семнорфа и выдала во всеуслышание:

- А что? По-моему он очень красиво говорит, нет?

За соседними столиками засвистели. Семнорф тут же поспешил вставить слово:

- Не слушай их, им завидно! Так ты придешь ко мне на свидание?

- А что... Приду, пожалуй...

Он вдруг оказался рядом с ней, припав на одно колено и протягивая руку:

- Ну что, пошли?

- А пошли! - расхохоталась Нильда и, крикнув, - Сегодня обойдетесь без меня! - выбежала из таверны.

Семнорф тут же взял свой плащ, шепнул парням:

- У старого причала, - и пошел к выходу вслед за ней.

В след ему неслись свист и улюлюканье, но Семнорф победно улыбался. А на душе у него скребли кошки. Как же так, еще вчера все дружно кричали: 'Царевичу слава!'

А сегодня прокляли и забыли. Никто и разбираться не стал. Недорого стоит человеческая жизнь. Невольно вспомнилась ему легенда, что когда-то рассказывал Антионольф на уроке истории. Про того юношу, Иосифа, прозванного прекрасным, которого также оклеветала жена его господина.

-Только у этого Иосифа прекрасного видимо не было хороших друзей, - Семнорф зло усмехнулся про себя, - А у нашего прекрасного Алексиора они есть!

***

Через короткое время вся компания собралась у старого причала. Там было темно, полно разбитых остовов лодок и всякого хлама. Черт ногу сломит. Точнее говоря, там была свалка, куда отправлялись все старые разбитые посудины, после того, как отслужили свой век. Пойти на свидание в это место никому не пришло бы голову, зато прятаться там было в самый раз.

- Нильда, надо... - Семнорф только начал, а она уже ответила.

- Ждите здесь. Я пойду к деду в фиорды. Вернусь через час. Кто со мной?

Пойти с ней вызвался Голен. Как самый красноречивый и серьезный.

Собственно, убеждать долго никого не пришлось. Она просто пришла и сказала:

- Дед. Мне нужна твоя помощь.

- Зачем?

- Помнишь, ты водил меня на днях к...

- Я понял. Что делать надо?

Тут выступил Голен:

- Уважаемый...

- Зовите меня Джулиус, молодой человек, - дед прищурился.

- Уважаемый Джулиус, нам понадобится хороший быстроходный корабль. Надо будет вывезти ночью одного человека. Подальше вывезти.

- К темнокожим в Рахсаранарт пойдет?

- Пойдет, - выдохнул Голен.

- Который час? - деловито спросил контрабандист.

- Полночь через два часа, - ответил ему один из его людей.

- Начнется отлив... Готовьте 'Милашку', - распорядился старый морской волк.

А потом обратился к Голену:

- Вам два часа хватит, чтобы вытащить его из застенка?

- А откуда вы... - хотел было спросить молодой человек, но дед только вопросительно приподнял бровь.

- Поторапливайтесь, плыть в Рахсаранарт довольно долго. Нильда, пойдешь с ними, покажешь дорогу.

- Почему вы помогаете нам? - не удержался от вопроса Голен.

- Потому что так надо, - ответ старого контрабандиста хоть ничего и не прояснил, но был весьма категоричен, - Ты еще здесь, парень?

***

Онхельма в последний раз проверила состояние Вильмора и с удовлетворением отметила, что дорогой старый муж благополучно пребывает в полном беспамятстве. Что ж тут удивительного, сердечный приступ в его возрасте так быстро не проходит. Его еще долго в постели придется подержать, до тех пор, пока он будет нужен. А потом... Царица улыбнулась. Ей положительно нравились советы того, кого она про себя стала называть внутренним голосом.

23
{"b":"543734","o":1}