ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Алексиору еще не приходилось бывать во дворцах Магрибахарта, только в домах, но предсталение, как должен выглядеть дворец в местных условиях, у него имелось. Он ведь и сам вырос во дворце. Юноша мрачно усмехнулся, вспоминая, что при иных обстоятельствах, меньше чем через полгода он занял трон Страны морского берега. Трон...

- Брат... отец... - прошептал он про себя, - Как ты...? Как мама, ребята, Евтихия...?

Ему не нужна была власть, не нужен был трон. Ничего этого он не хотел тогда, не хотел и сейчас. Узнать бы, как они там...

Дворец не разочаровал. Он был невелик, но весьма удачно спланирован, так что изнутри казался куда больше, чем снаружи, и был воздушным и таким... неожиданно уютным. Повелитель принимал всех жителей Гур-Банахора, которым дозволено явиться, в светлом просторном зале, двери которого выходили во внутренний двор. Зал был неярко, но со вкусом декорирован, и из открытых дверей и окон ветерок приносил дивные ароматы цветущих растений.

Надо сказать, что внутренний двор мог считаться шедевром и был гордостью наместника. Воркуг прямоугольного вытянутого бассейна, по краям которого журчали невысокие фонтаны, шли мраморные обходные дорожки, а за ними - дивный розарий. Благоухание, разлитое в воздухе, проникало в самую душу, заставляя человека забыть о горестях жизни и напоминая о райском саде. По периметру внутреннего дворика была обходная галерея с прекрасной резной аркадой, настоящее мраморное кружево. Там и дожидались своей очереди посетители.

И оставалось загадкой, каким образом здесь ухитрялись избавиться от неизменной черноватой пыли, которая покрывала в Магрибахарте все и вся.

Алексиору, дворец понравился, он чем-то напомнил ему дом.

Не обращая внимания на окружающих, он погрузился в свои мысли, и вынырнул из них только когда их троих, Кемиля, его и Шираса вызвали в зал приемов. Дыхание застыло в груди у Алексиора, сердце на миг замерло, а потом бешено забилось от волнения. Они вошли.

К трону, на котром восседал повелитель Теврок Блистательный, вела красная ковровая дорожка.

- Совсем как дома, - снова подумалось Алексиору, и эта мысль погасила волнение.

Он смог успокиться и осторожно вглядеться в человека, сидящего на троне. Молодой мужчина, лет двадцати пяти, красивый. Темные глаза, породистое овальное лицо, точеный нос с небольшой горбинкой, яркие, красиво вырезанные губы. Прекрасной формы руки, покоившиеся на подлокотниках, были изнеженными, но сильными. Смуглая кожа светлее, чем у окружающийх. Несмотря на скучающий вид, презрительного высокомерия в нем не наблюдалось.

Это был просто молодой мужчина, очень красивый молодой мужчина, которому в настоящий момент приходится выполнять несколько обременительные обязанности. Глядя на повелителя Магрибахарта, Алексиор усмехнулся про себя, отметив, что видимо, не он один не хотел власти.

Рядом с троном, на котором восседал повелитель, Алексиор заметил странное сооружение, большой шелковый шатер с сетчатой передней стенкой, которого по замыслу зодчего здесь явно не должно было быть. Продолжая про себя удивляться, он вместе с остальными приблизился к трону и склонился в глубоком почтительном поклоне.

Его Величество Теврок Великолепный благосклонно выслушал сбивчивые приветственные речи тюремного смотрителя Кемиля Назираха, о котором столь похвально отзывался инспектор, снисходительно кивнул на привествия старого знакомца Шираса, даже шутливо поинтересовался, не случалось тому вновь заглядывать в чужие гаремы. Ширас был готов встретить царственные подначки, он не подкачал, ответ его был полон тонкого остроумия и туманных намеков. Повелитель даже изволил слегка улыбнуться.

Очередь дошла и до Алексиора. Его Величество Теврок Великолепный проявил к нему определенный интерес. Он внимательно слушал доклад белого юноши, кивал, если что-то было непонятно, переспрашивал. При этом, не отрываясь, смотрел на его волосы, убранные в косу. Однако ни словом не обмолвился. Алексиор был ему за это несказанно благодарен.

В тот момент, когда повелитель милостиво отпустил эту троицу, из шелкового шатра, стоявшего рядом с троном, раздался голос:

- Тот, кто умеет добывать воду, пусть подойдет ко мне.

Голос был женский, хорошо поставленный и приятный, однако в нем слышалась сталь, как у человека, привыкшего к беспрекословному подчинению.

- Да, матушка, - ответил повелитель, и жестом велел проводить Алексиора за шелковые занавеси.

Ширасу и же и Кемилю пришлось удалиться, ибо время их посещения истекло. Но они остались снаружи, подождать своего белого друга. Надо сказать, неожиданный интерес царицы Астинит смутил их и даже навел не тревожные мысли.

***

Алексиор, войдя в шелковый шатер дивного цвета лазурного неба, увидел перед собой высокую женщину, сидящую на таком же, как у повелителя, троне. По обеим сторонам от трона стояли два евнуха с опахалами. Женщина была закутана в богатое многослойное покрывало, оставлявшее открытыми лишь глаза, подведенные черной краской. Судя по царственной осанке и неуловимой властности, он понял, что стоит перед царицей Астинит, матерью царя. Той женщиной, которая управляет всем Магрибахартом.

Алексиор низко поклонился и прижал руку к сердцу:

- Приветствую Вас, великая царица Астинит.

Та чуть склонила голову и сделала евнуху, стоящему слева от нее знак подойти. Потом оперлась на его руку, встала и спустилась к Алексиору. Обошла его кругом. Все это без единого слова. Он слегка занервничал и смутился, а глаза предпочел опустить, чтобы не оскорбить ненароком царственную особу.

- Кто ты? - услышал он и поднял голову.

- Меня зовут Ароис, Ваше Величество, я новый тюремный следователь Гур-Банахора, - и снова склонился.

- Я знаю, что ты новый тюремный следователь, - царица с интересом прищурилась, - Я спросила, кто ты?

Алексиор понял, что отмолчаться ему не удастся, но раскрывать всех своих тайн не собирался:

- Ваше Величество, я странник, нашедший приют в Гур-Банахоре, люди здесь зовут меня белый кериб.

- Белый кериб? - хмыкнула царица, продолжая обходить его по кругу, - Это я и так поняла. Судя по твоим волосам, ты из Забиргана? Говори.

- Да, - нехотя ответил Алексиор.

Царица кивнула.

- Моя прабабка была из Забиргана.

Видя, как юноша поднял взгляд, в котором зажегся интерес, царица продолжила:

- У моей прабабки тоже были дивные светлые волосы. От нее мне достались кое-какие способности. Увы, не достались волосы.

Она вздохнула. Потом встала прямо перед ним и спросила с нажимом:

- Так кто ты?

- Я никто, - ответил Алексиор, глядя ей в глаза.

Царица Астинит негромко велела евнухам исчезнуть, а сама протянула руку, почти касаясь его груди.

- И все же, то, что ты носишь на груди, белый кериб...

Он схватился за грудь, желая скрыть символ власти, медальон, подаренный Евтихией, хранивший его среди всех бед. Царица убрала руку, но повторила вопрос:

- Кто ты?

- Я никто, просто странник, - все так же ответил ей Алексиор.

Он качнула головой, усмехнувшись:

- Хорошо, белый кериб Ароис, я уважаю твое желание остаться неузнанным.

- Благодярю, Ваше Величество, - Алексиор низко поклонился.

Царица вернулась на трон, юноша думал, что его сейчас отпустят, и вздохнул с облегчением, но это было еще не все. Далеко не все.

- Ароис, я расскажу тебе один свой сон. Мне нужно знать твое мнение.

- Да, Ваше Величество, - ему не терпелось уйти, но и послушать царицу тоже хотелось.

Эта необычная женщина показалась Алексиору очень интересным собеседником, в ней чувствовалась великая внутренняя сила, прозорливый ум, образование и тонкий юмор. Поистине, великая царица.

Восхищение юноши не укрылось от многоопытной женщины, но в нем не было ничего плотского, ни единой пошлой мысли. А уж она-то умела видеть истинную суть вещей! Царица поняла, что перед ней принц Версантиума, вероятнее всего, наследник.

До царского дома Магрибахарта, естественно, докатились новости жизни заморских соседей. И странная история о ужасных обвинениях и несостоявшейся казни наследника в том числе. Однако, сплетни сплетнями, а у царицы были свои глаза. И то, что она видела внутренним взором, не вязалось с тем, что ей говорили.

55
{"b":"543734","o":1}