ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Подходящее суденышко нашлось в тот же день. Небольшая купеческая шхуна, идущяя домой на восток в страну Ши-Зинг. За определенную мзду капитан согласился сделать крюк и зайти в порт Версантиума. Отплывать капитан Ли Сан Фу собирался вместе с отливом, так что времени на сборы оставалось немного. Ширас послал мальчишку-посыльного предупредить господина Файзулу, что отплытие состоится сегодня.

До наступления темноты все желающие занять место на борту 'Ласточки', так именовалась шхуна капитана Ли Сан Фу, были уже на месте.

- Уважаемый Файзулу, - негромко обратился к одинокому попутчику бывший бандит, - Вы рискнули отправиться в плавание налегке? Без прислуги, без теплой постели, без повара, без кальяна?

Толстячок замялся, потом вскинул голову и гордо ответил:

- Знаете что, уважаемый Ширас, не только бандиты способны обходиться без теплой постели.

- О, я не сомневался, уважаемый.

Вежливый полупоклон бывшего бандита ни о каком почтении не говорил, скорее наоборот, потому что глаза его хитро поблескивали. Но смторитель над странниками города Гур-Банахора тоже был не лыком шит.

- Уважаемый Ширас, пока нет сильной качки, - его пухлая ручка указала на море за бортом, - Я предлагаю вам сыграть парочку партий в шахматы. На деньги.

Ширас оживился, сейчас он обдерет этого наивного человека, вздумавшего сыграть с ним на деньги.

- Разумеется, уважаемый. Белыми или черными?

- Черными, уважаемый. Я ведь предложил первым.

- О нет, это я предложил первым...

Так они довольно долго препирались, потом просто подошел капитан Ли Сан Фу и вытянул им жребий. Черные достались Файзулу. Ширас, изобразив акулью улыбку, двинул вперед королевскую пешку. Файзулу, улыбаясь не менее сладко, выскочил через строй пешек конем.

Через час игры произошли две вещи. Ширас остался без драгоценного перстня, украшавшего его безымянный палец, и почти без денег, а Файзулу наконец-то настигла морская болезнь. Засим игру и пришлось остановить. Бывший бандит был потрясен коварством маленького, пухлого и совершенно безобидного на вид человечка, но выводы делать он умел. В общем и целом, путешествие обещало быть не скучным.

Погода стояла отличная. Ширас, до того времени никогда не ходивший на 'тот берег', наслаждался красотами и дышал соленым воздухом Полуденного моря. Даже Файзулу находил плавание приятным, потому как вскорости перестал мучиться морской болезнью, точнее, после того, как капитан дал ему хлебнуть некоего специального напитка, от которого наступает факельное шествие по глотке и полное просветление мозгов одновременно. Теперь о той деве, что звала его своей любовью, Файзулу вспоминал только когда оставался один (а это случалось крайне редко), но в эти моменты тоска была такой острой, что просто разрывала его сердце на части.

Надо сказать, что за три дня плавания было дано много шахматных сражений, ибо и капитан, и даже его команда, проявили повышенное внимание к интересной игре. В итоге, Ширас восстановил свои финансы и даже отыграл перстень, проигранный им Файзулу. Но отыграл он его уже у капитана Ли Сан Фу, который тоже оказался любителем той высокоинтеллектуальной игры, что на его родине называлась игрой в 'Сто забот'.

К тому моменту, когда шхуна 'Ласточка' ошвартовалась в порту Версантиума, с каптаном они расставались уже наилучшими приятелями. Тепло распрощавшись с капитаном Ли Сан Фу, Ширас и Файзулу сошли на берег.

Однако в порту Версантиума их дороги разошлись. Ширас собирался начать свое расследование прямо отсюда. Потому как логично было бы предположить, раз белый кериб прибыл в Расхаранарт морем, значит, отплыл он откуда-то отсюда. И кто-нибудь из разношерстного портового народа наверняка мог его видеть, или хотя бы что-то знать. Подсказать, в каком направлении искать.

А Файзулу влекло неясное чувство, како-то зов, которому он не мог противиться. Это было одновременно и сладко, и тревожно, и рождало странное предчувствие, что здесь его ожидает встреча с судьбой.

Как бы то ни было, они дружески попрощались и, пожелав друг другу удачи, разошлись каждый в свою сторону. Файзулу направился в город, его почуму-то тянуло туда как магнитом, а Ширас остался осмотреться в порту.

Глава 47.

Впервые оказавшись в Версантиуме, любой путник потеряет голову от его красоты. Высокие белые скалы, голубые волны моря с белыми барашками пены, белые чайки над водой, белые облака на лазурном небе. Прекрасный белый город на склонах вокруг бухты в зеленой оправе рощ и садов. Дивной красоты молочно белого мрамора дворец, увенчанный множеством голубых куполов. Его прозрачные, словно кружевные мраморные колонады. Жасминные сады, дивный запах наполняет воздух сладостью.

Словно ожившая прекрасная сказка. Белое на голубом.

Ширас был пленен еще до того, как ступил на берег.

Его поразили и люди, населявшие это место. Шумные говорливые, пестро одетые. Простоволосые. И длинные волосы очень у многих, почти у всех. Некоторые мужчины носили их распущщенными, но в основном собранными в хвост или в косу, а женщины... Женщины позволяли всему миру любоваться этой струящейся шелковой красотой. Бедный Ширас даже растерялся, на его родине женщина никогда открыто не появлялась на людях. Тем более вот так легко одетая и простоволосая! Ее бы мгновенно похитили! Да он первый похитил бы любую из этих соблазнительниц, весело смеявшихся прямо на глазах у всех...

Он попал в другой мир. Несмотря на свою, скажем так, не слишком поэтичную профессию бандита, Ширас был неплохо образован и любил поэзию. Невольно всплыли из памяти когда-то слышанные стихи иномирного поэта, который наверняка видел прекрасный город Версантиум, может во сне, а может и наяву:

***

Молчу, томлюсь, и отступают стены -

Вот океан весь в клочьях белой пены,

Закатным солнцем залитый гранит,

И город с голубыми куполами,

С цветущими жасминными садами,

Мы дрались там... Ах, да! я был убит'.

(Из сонета Николая Гумилева)

Действительно, это совершенно другой мир. Теперь он понимал, каково было Ароису, когда он впервые оказался на 'черном берегу'. Однако любоваться красотами города у него еще буде время, подумал Ширас и решил заняться тем, зачем сюда приехал.

Оказалось, что в порту одна единственная таверна. Туда он и направился.

В таверне было просторно, светло и чисто, но обстановка простая, и люди, сидевшие за столиками, хоть и были по-разному одеты, держались просто и свободно. Тут подавали свежую жареную рыбу и белое вино, а румяные еще плоские хлебцы из белой муки, соленый сыр и зелень. Ширас набрал себе всего побольше, потому что от прогулки в порту у него разгулялся аппетит.

Удовлетворив свой первый голод, он стал приглядываться к посетителям. Судя по всему, здесь в основном моряки, купцы и солдаты, но есть и обычные горожане. Их быструю речь Ширас понимал не слишком хорошо, приходилось напрягаться вслушиваясь. Потом, решив, что тратить время впустую глупо, стал подсаживаться то к одному столику, то к другому столику и задавал вопросы, называя имена Семнорфа, Голена, Эфрота, Маврила и его сестры Евтихии. Не знает ли кто-нибудь что-то о судьбе этих людей?

Ширас был поражен тем, что люди, услышав, о чем идет речь, мгновенно утрачивали всю приветливость и замыкались, ограничиваясь односложными ответами 'нет' и 'не слышали'. Возможно, в его исполнении фразы эти звучали несколько коряво, потому что даже до примитивного владения языком Ширасу было далеко, но бывший бандит не мог не заметить настороженности, с которой на него начали оглядываться.

- Тут определенно что-то не так, - рассуждал он про себя, - Слишком уж странно все реагируют. И что такого может быть связано с теми, о ком просил узнать Ароис?

Пока он, задаваясь этим вопросом, задумчиво оглядывал зал таверны, к его столику подошел юноша разносчик. Он протер столик тряпкой, собрав крошки, и, словно невзначай, обронил фразу:

- Вас хотят видеть, - одновременно показывая глазами на коридорчик, ведущий в сторону выхода во внутренний двор.

63
{"b":"543734","o":1}