ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Вы, между прочим, можете пожениться хоть завтра. Надо только священника из города привезти, - вмешался дед Нильды.

- А он согласится? - спросил Голен.

Джулиус хитро прищурился и проговорил:

- У нас везде есть свои люди. И среди священников тоже.

- Ну... если так... Нильда, ты как? Согласна? - с трепетом ожидая ответа, смотрел на заплаканную девушку Голен.

Она вытерла слезы, шмыгнула носом, потупилась и кивнула.

- Да!!! - выкрикнул молодой колдун, прижав ее к себе крепко-крепко.

- И посмей только запирать меня дома!

- Согласен! - со смехом отвечал ей счастливый жених.

- Кстати, Голен, - старшина контрабандистов вдруг стал предельно серьезен, - Ты должен научиться владеть своим даром. Сила у тебя огромная, но ты пока не умеешь распределять ее правильно. Вон, опустошил зараз весь резерв, чуть не угробился. Надо беречься, мальчик мой. Баречься, слышишь.

- Хорошо, вы правы, дедушка.

- Эй, как ты меня назвал?

- Хммм, - Голен состроил непростое лицо, - Как муж вашей внучки.

Джулиус только руками развел и рассмеялся, а потом добавил:

- Ну вот, наши женщины, наконец-то, успокоятся, потому что кое-чье громкое пение по ночам прекратится, - он многозначительно поиграл бровями, - А со временем, надеюсь, забудут о том, что им нужны эти дурацкие ухаживания. И тогда мы, мужчины, вздохнем свободно! И... по правде говоря, мне всегда хотелось опустить что-нибудь тяжелое на твою голову, как только ты затягивал очередную кошачую серенаду под нашими окнами.

- Дедушка! - возмущенно прикрикнула на деда Нильда.

А Голен ехидно промолвил:

- Дедушка, вы зря думаете, что серенады поются только до свадьбы. При желании это можно делать и после...

Но старый контрабандист тоже в долгу не остался:

- А ты, внучек, лежи, лежи. Сил набирайся перед свадьбой. Сам понимаешь, что за мегеру в жены берешь, с ней совладать непросто будет, ох непросто...

Дед поцокал языком и тут же поспешил скрыться из комнаты, потому как разъяренная Нильда, вооруженная полотенцем, была не готова признать, что таки да, она -мегера.

***

Уже два дня, как в комнатах у Алексиора поселилась эта девушка, Батшис. Подарок. Как он был ошарашен, когда царица Астинит с улыбкой презентовала ему эту...

Подарок.

- Ароис, мой личный секретарь, за твою верную службу дарю тебе наложницу.

Из соседней комнаты два евнуха вывели закутанную в покрывало девушку. Он ожидал чего угодно, но только не этого.

- Ароис, что же ты? Забирай свой подарок, - голос у царицы был ровный как всегда, но она явно потешалась его смущением.

А ему ничего не оставалось, как поблагодарить и принять... подарок.

- Да, и можешь отправляться к себе. Ты мне сегодня уже не понадобишься.

Алексиор поклонился, а после ушел, невольно оглядываясь по дороге на двух евнухов и дувушку, идущих вслед за ним.

Покои, отведенные Алексиору, были на половине царицы Астинит и состояли из трех больших комнат, спальни и комнаты для прислуги, которая, кстати, до этого времени пустовала. Потому что он услуг евнуха-прислужника он отказался. Еще была терраса и ванная с мраморным бассейном. На самом деле, очень удобные и просторные покои, словно для почетного гостя, а не для обычного служащего - личного секретаря.

В первый момент он был в растерянности, куда поселить этот 'подарок' царицы. Ну, двух евнухов, прилагавшихся к подарку понятно - в комнату для прислуги. Но ее?

Но этот вопрос решился сам собой.

Когда маленькая процессия пришла в его апартаменты, Алексиор вежливо пригласил девушку располагаться, а сам ушел в спальню. Точнее, скрылся в спальне, чтобы как-то обдумать, как теперь жить. И заодно ведь надо было помыться, до сих пор ведь не переоделся. Он быстро скинул одежду и ушел в ванную.

Так вот, выйдя из ванной, одетый лишь в полотенце, замотанное на бердрах, Алексиор увидел в своей спальне девушку. Она уже была без своих покрывал, в одной полупрозрачной юбке, сидящей низко на бедрах и в украшениях. Девушка была молода, стройна и очень хороша.

Любые слова застряли у Алексиора в глотке, он как зачарованный смотрел на ее обнаженную грудь и плоский живот. Эта девушка, Батшис, поклонилась с улыбкой и шагнула ему навстречу.

- Привествую тебя, мой господин.

Неожиданно она оказалась совсем рядом. Он чувствовал аромат ее благовоний, солнечный свет, проникавший снаружи, подсвечивал коротенькие курчавые волосы девушки золотистым ореолом и золотил кожу. От легкого дыхания чуть заметно колыхались небольшие крепкие конусообразные груди. Девушка была прекрасна. И желанна. И знала об этом.

Внезапный прилив дикого желания овладел им. Наложница снова мягко улыбнулась и легко прикоснулась изящной ладонью к его груди. Он думал, сердце сейчас выскочит, а полотенце, натянувшееся на бедрах, просто разорвется. Губы девушки призывно дрогнули, чуть приоткрывшись, но не навязчиво, не пошло, а как-то несмело.

- Пусть, пусть это случится, - стучала кровь, - Пусть!

Но стоило ему коснуться ее рукой, словно ушат холодной воды обрушилась на него неожиданная мысль: если он возьмет сейчас эту девушку, то никогда не найдет Евтихию.

И эта мысль мгновенно отрезвила Алексиора.

Мысль была странная, пришедшая вдруг ниоткуда, но он в нее почему-то сразу и безоговорочно поверил.

Потерять надежду найти любимую оказалось куда страшнее, чем отказаться от красавицы, что ждала сейчас его объятий. Алексиор встряхнулся и отошел к окну. Девушка удивленно смотрела ему вслед.

- Господин не доволен мной? Простите, скажите, что...

- Ничего, все хорошо, Батшис. Я доволен тобой, - он уже овладел собой, - Эта комната отныне будет твоей. Располагайся.

Алексиор взял чистую одежду и вышел, оставив наложницу недоумевать, что же с ним не так. Он и сам недоумевал. Но, видимо, он не такой как все. Необычный мужчина. Странный. Неправильный. Не такой, как все.

Евнухов он отправил помочь Батшис устроиться на новом месте, а заодно перенести его одежду в дальнюю гостиную. Там он решил оборудовать свою комнату, оставалась еще некоторая проблема с ванной. Но и ее можно решить. В конце концов, на террасе был маленький бассейн с проточной водой.

И вот, прошло уже два дня, как его подарок - наложница Батшис жила в его покоях. Они почти не пересекались, Алексиор старался избегать излишних встреч, а когда сталкивался с ней, бывал отменно вежлив и корректен.

Сегодня царица Астинит изволила восседать в открытом шелковом шатре на террасе среди цветов. Алексиор находился рядом и разбирал ее корреспонденцию, когда она вдруг поинтересовалась, как ему понравился подарок. Юноша вскинул на нее взгляд. Ведь знает же все и обо всем, не может быть, чтобы ей не докладывали. Что ж.

- Благодарю, Ваше Величество. Батшис очень красивая девушка.

- Тогда, - она помедлила, - почему же ты...?

По лицу Алексиора царица поняла, что этой темы не стоит касаться. Она была необычайно умна и проницательна.

- Тогда почему же ты не сказал, что тебе нужна еще одна ванная, мой личный секретарь?

Алексиор улыбнулся, он испытывал огромную благодарность этой женщине за ее деликатность.

- Я не посмел. Вы итак слишком щедры ко мне, госпожа, - с поклоном произнес он.

- Глупости. Я отправлю мастеров, и уже сегодня вечером у тебя будет возможность нормально искупаться.

- Благодарю, от всей души благодарю.

Царица Астинит только усмехнулась в ответ и чуть склонила голову, кивнув ему почти как равному.

В этот момент он краем глаза заметил белую голубку, сидевшую на перилах ограждения. Сердце отчего-то заныло в его груди, голубка напомнила ему о прошлом. О доме, о друзьях. О Евтихии. Но птица вспорхнула, белые крылья затрепетали на фоне голубого неба, пронзив воспоминанием, и она улетела. Белая на голубом.

Белое на голубом... Дом...

- Что с тобой, Ароис? - услышал он озабоченный голос царицы.

- Ничего, ничего, - ответил юноша, - Просто... Ничего.

70
{"b":"543734","o":1}