ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И кровь, все еще сочившаяся из его ладони теперь была голубого цвета.

Конец третьей части.

************************************************************************

Часть четвертая.

Голубое на белом.

Глава 53.

- Ароис! Слава Создателю! Наконец-то очнулся! - голос Шираса дрожал от волнения, - Как же ты меня напугал...

Он тащил безвольное тело Алексиора на берег, а тот никак не мог понять кто же он теперь. Человек? Чудовище? Морской дракон? Как теперь ему называть себя? Как звали того, чью сущность он принял в себя?

- Астерион, его звали Астерион, - еле слышным шелестом пронеслось на края сознания, - Но Имя твое было и будет Алексиор.

- Ароис, очнись уже, - тормошил его Ширас, Нам надо возвращаться.

- Ширас, ты...

- Не видел ли я ничего странного, друг мой?

Боясь услышать правду, Алексиор кивнул.

- Возможно, и видел. Но не важно, что я видел. Важно, что ты вернулся. А что поседел немного да глаза свои, теперь уже голубые, не можешь собрать в кучку, так это, друг мой вовсе не от страха, это от изумления.

Алексиор не смог удержаться от смеха. О, замечательные, столь уместные в любое время подначки магрибов! А потом показал свою кровоточащую ладонь:

- А это?

- Что? Подумашь! Ты ведь всегда утверждал, что у тебя голубая кровь.

- Ширас, как я благодарен судьбе, что она свела меня с тобой, - проговорил Алексиор, оглядываясь в поисках одежды, - Слушай, и долго я... Ну, долго...?

- Нет, не больше пары минут.

- Ты видел?

- Шум услышал. А как выглянул, - тут бывший бандит выпучил глаза и состроил жуткую гримасу, возбужденно жестикулируя, - Вижу, тот незнакомец просто исчез, а ты, друг мой, здорово подрос, задергался и покрылся чешуей. А потом вся эта гигантская туша, то есть прости, все твое великолепное драконье тело ухнуло в воду, только хвост здоровенный взметнулся.

Белые волосы укрыли лицо. Значит, не показалось. Он и впрямь морское чудовище. Ширас продолжал:

- Устроил тут бурлящие волны... Я чуть не описался от страха. Но теперь вроде, все в порядке. Ты снова человек, белый кериб. И теперь уж точно белый, - Ширас коснулся его белых волос, - Одевай вот мою рубаху, прости, штаны дать не могу. Ну ничего, рубаха длинная. В плащ завернешься, как-нибудь до дома доберемся. Пора. Светает.

Да. Надо возвращаться к жизни. Довольно валяться в прострации. Если уж принял жертву незнакомца и впустил в себя ту великую, неизвестную сущность, надо сделать так, чтобы эта жертва не стала напрасной.

Он еще не знал об этом, но теперь он, человеческий юноша по имени Алексиор - властелин морского народа по своей новой сути. И хранитель Страны морского берега по обещанию. Теперь он шаман морского народа.

И тем не менее, он - человек.

***

Очень давно, много лет назад морской дракон по имени Астерион, последний из драконов, населявших Полуденное море, в благодарность за свое спасение дал рыбаку Силевксу и его жене Нириам символы власти. Дары, частицу себя. Но мало кто знал, что тогда же ясновидящая Нириам предсказала дракону его судьбу.

Но кто же такие драконы? Просто огромные, чудовищные ящеры, населявшие когда-то в древности всю воду и сушу? Не совсем. Потому что ящеров было великое множество, а драконов - считанные единицы. И родиться дракон может от кого угодно, но только...

Все очень непросто только...

А предсказала тогда Нириам Астериону, что его судьба - человеческая женщина. Но для этого он должен стать человеком, и тогда человеческая женщина полюбит его и станет для него птицей счастья.

Найти свою любовь, свою птицу счастья - недостижимая мечта для любого дракона. Ради этого он вытерпит что угодно. Смертельный подвиг, непосильный труд станут для него посильными и желанными. Для Астериона это была обязанность молиться за других и просить, чтобы исполнялись их желания. За право принимать человеческий облик, данное ему. Это вменил дракону Создатель в ответ на горячие его мольбы.

Но годы шли, складываясь в тысячелетия, и ни одна из человеческих женщин не полюбила его. Он уже почти утратил надежду. А тут узнать такое... Понял дракон, что, даже принимая человеческий облик, он никогда не станет человеком по-настоящему. Только если человек примет его, сделав частью себя. И тогда Астерион просто убил себя, отдав свою сущность человеку. За надежду на любовь. За птицу счастья.

Однако о том древнем предсказании знал дракон Астерион, знал древнейший дух земли Морфос, всегда обитавший в скалах высокого берега, да еще знал случайно оказавшийся в тот момент поблизости темный дух Сафор. Но ничего этого не было известно юноше Алексиору.

А юноша Алексиор возвращался назад в Магрих и умирал в душе, оттого что теперь он чудовище. Он, больше жизни желавший найти свою любимую девушку, пропавшую без вести, теперь страшился, что Евтихия, узнав о том, кем он является, может отвернуться от него. Но, кроме размышлений о личном счастье, у Алексиора были еще долги перед теми, кто отдал за него свои жизни, и обязанности перед родной страной. Да и царица Астинит нуждалась в нем. Потому он заставил умолкнуть свое полное тревоги сердце и жить дальше ради других.

***

Однако юность не может без любви, без любви она просто зачахнет.

***

На рассвете два запыленных всадника въехали в Магрих и, вихрем пронесшись по улицам города, прискакали во дворец. По приказу царицы их немедленно пропустили внутрь. Но прежде чем являться к царице, следовало привести себя в порядок и отмыть черную пыль. Ширас отправился в покои для гостей, а Алексиор к себе.

Но по дороге к его покоям его ждала сама великая царица Астинит. Она так и не ложилась спать и вышла, лишь только ей сообщили, что ее личный секретарь вернулся. Увидев в конце коридора закутанного в плащ Алексиора, она всплеснула руками и быстрым шагом пошла навстречу.

- Ты вернулся! Как все прошло, Ароис?! - голос дрожал от нетерпения.

Алексиор молча поклонился, а потом откинул капюшон, скрывавший его голову и верхнюю половину лица. Царица вскрикнула от неожиданности и и схватилась рукой за сердце.

Белые как снег волосы, голубые глаза с белой звездой вокруг зрачка...

- Владыка, - низко склонилась она перед своим личным секретарем, - Приветствую тебя.

Алексиор не желал ничего подобного, упаси Боже! Он поспешил поддержать ее, говоря:

- Ваше Величество, я все тот же ваш личный секретарь Ароис. А Вы беспокоились обо мне. Поди, не спали. Вот, я вижу, уже морщинки вокруг глаз...

- Где? - немедленно засуетилась царица.

Даже самая мудрая и сильная духом женщина всего лишь женщина. И ни одна из женщин не хочет преждевременно заработать морщины.

Алексиор улыбнулся.

- Ароис, ты меня провел, - теперь они улыбались оба.

- Госпожа, у меня есть просьба.

- Все что пожелаешь.

- Прошу корабль.

- Корабль?

- Да. Я хочу, чтобы мой друг Ширас немедленно отплыл в Версантиум. Надо позаботиться о безопасности последнего из моих друзей, оставшегося в живых.

- Конечно, - царица кивнула и хлопнула в ладоши, обращаясь к одному из своих евнухов, - Исполнять!

- Спасибо.

- А ты?

- А мне следует хоть немного поспать, привести себя в порядок и приступать к своим обязанностям.

Царица покачала головой и милостиво отпустила Алексиора спать, а сама отправилась в кабинет. Из окна она взглянула на небольшой пруд, образовавшийся в том месте, где ее белый кериб нашел воду, прижала ладонь ко лбу и тихонько заплакала. Потом утерла слезы, подняла глаза к небу с глубокой материнской благодарностью, потому что теперь ее сын, ее Теврок, в безопасности. А за этого несчастного мальчика царица будет молиться до конца своих дней.

***

Пока в порту Версантиума спешно готовили к отплытию прекрасный парусный корабль 'Евтихия', государыня Онхельма, сосредоточенная и собранная раздавала последние указания. И все они касались вопросов государственной безопасности.

76
{"b":"543734","o":1}