ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В стане контрабандистов в фиордах осталось совсем немного народа, в основном женщины и малый отряд, выделенный на случай внезапного нападения. Вылазка в город не планировалась длительной, максимум день, от силы два. Потому и решились настолько ослабить свою оборону. И, разумеется, они с нетерпением ждали вестей из города, но только не таких!

Совет уничтожен, оставшихся в живых разыскивает стража. И если поймают, участь их будет незавидна. Но это не самое страшное. Самое страшное, что... Теперь советники уже говорили об этом открыто. Царица на самом деле узурпировала трон, не имея права на владение символами власти. И что она попросту злая колдунья.

Необходимо попасть в хранилище. Добраться до символов власти, чтобы выявить достойных, наделенных даром владеть ими, тех, кто сможет управлять страной. Потому сейчас все стремительно погружается в хаос!

А ключ, скорее всего ц царицы. Понятно, что она его не отдаст добровольно, скорее город с землей сравняет!

Нужен колдун, тот, что скрывается в фиордах. Открыть ход в хранилище из другого потайного хода, который идет параллельно.

Понятно. нужен Голен. А он еще утром ушел в город. На вопрос:

- А как же заключенные, что о них слышно?

Ответ был:

- Содержатся в застенке, и что царица с ними будет делать пока неизвестно, но что живыми не отпустит, это точно.

- Можно ли бежать?

- Можно. Бежал же наследник Алексиор. Но это стоило жизни организаторам побега. К тому же, сейчас не лучшее время для побега. Стража бегает как наскипидаренная, все злые, как черти. Да еще беженцев кругом полно.

Кому идти, вести восьмерых советников к Голену, решили быстро. Фелида и так сидела как на иголках, ее с трудом удалось уговорить остаться, она рвалась ехать вместе с Голеном и Нильдой, освобождать своего ненаглядного "черномазого". Еле Дениза убедила, что старуха меньше внимания привлекать будет, чем молодая. А уж теперь...

Теперь ее удержать в стане никакие доводы не могли. Тем более, что идти-то особо некому. И надо было выходить сейчас же, чтобы вернуться в город, пока еще ночь на дворе. Все надели темные плащи, специально повытаскивали из старья лохмотья, и ушли вслед за Фелидой в ночь. Ох и намучились бедные старики, девчонка-то бежала быстро, страх на милого подгонял...

К городу вышли той же тропой, что и пришли, а дальше Фелида повела их расселинами в скалах к портовым закоулкам, а оттуда задними дворами и огородами выбрались почти до центра города. Особенно страшно было пробираться к дворцовой площади. Потому что там наряды стражи обход делали каждый час. Выдохнули с облегчением, когда удалось смешаться с массой беженцев, заночевавших прямо на площади.

Чтобы не вызывать подозрений, двигаясь такой толпой, Фелида хотела идти искать Голена одна. Старики пытались спорить, что девушку одну не пустят, и тут нарвались на рассерженную портовую кухарку, которая то злости их всех чуть не придушила. Однако, узнав в чем дело, сориентировалась быстро.

Один из стариков незаметно занял место Голена, старейший, который утверждал, что знает все потайные ходы дворца как свои пять пальцев, пошел с Голеном, остальные притулись под телегой, спрятавшись от стражи.

Советника мучили ужасные подозрения, что он где-то видел этого юношу. Правда, старик не мог припомнить, чтобы в стране был колдун такой силы, да еще такой молодой. Еще казалось удивительным, что он не слышал шагов, будто юноша парил по воздуху.

Когда они со всеми возможными предосторожностями добрались до места и влезли в потайной ход, Голен зажег яркий "светляк", советник наконец-то смог нормально увидеть его лицо. И замер с открытым ртом, а потом потрясенно пробормотал:

- Голен..? Голен Таргийский? Ты живой? Не... не может быть...

Голен мрачно усмехнулся и качнул головой:

- Может, Ваше светлость. Ведите, времени мало.

Потом они то двигались, то не двигались, советник считал шаги, возвращался, простукивал стены, прислушивался пытался уловить движение воздуха и разность температур. Наконец он сказал:

- Здесь. попробуй аккуратно раздвинуть пласты, чтобы ничего не обрушить... - и нерешительно указал трясущейся от волнения рукой на стену.

- Здесь... - почесал в затылке Голен, потом опустился на пол, чтобы ничего не отвлекало.

Он никогда еще такого не делал, и сейчас не хотел тратить лишние силы на концентрацию.

- Что ты...

Голен разглядывал стену, обдумывая, как бы сделать получше, что он еще сам не знал, как будет делать. А у старого советника вдруг всплыла перед глазами сцена казни друзей наследника Алексиора. Он вспомнил этого окровавленного, измученного мальчика, который полулежал, прислоненный к столбу виселицы. вспомнил, что тот не мог самостоятельно стоять. Старику стало тошно. Ни он, ни остальные члены Совета тогда ни слова не возразили, не посмели заступиться за ребят...

Он прокашлялся и спросил:

- Что у тебя с ногами, сынок?

- А, это... Последствие близкого общения с нашей государыней.

- Прости меня, сынок, - старик прижал пальцы к глазам, скрывая слезы.

Молодой колдун не ответил, он в это время сосредоточенно водил руками по поверхности, потом прижался к стене...

А потом камень под его руками стал расходиться, будто тесто, открывая в толще скалы довольно большое отверстие, которое парень растягивал и углублял все дальше и дальше.

***

Алексиор странно себя чувствовал, сердце будто клещами сжимали, оно трепетало от тревоги и стремилось вырваться из груди, лететь куда-то. С драконом они почти не разговаривали, но он ощущал его беспокойство даже острее, чем свое собственное.

Началось это с ним с того момента, как на горизонте увидел паруса далекого корабля, направлявшегося в сторону "черного берега".

***

Господин Ли Сан Фу, капитан "Ласточки", в последнее время все больше безвылазно сидел в своей каюте. И что самое подозрительное, никого туда не впускал! А если любопытствующие старались пол разными предлогами проникнуть, наталкивались на яростное сопротивление. И потому попытки по-хорошему выяснить, чем он там занят, вынужденно прекратились. Но не тот народ был у него в команде, чтобы бросить дело на полпути.

Капитан что-то явно скрывает... О... Это так подозрительно... Тем более, что из его каюты доносится женский голос...

Потому они вытягивали шеи всякий раз, пытаясь увидеть через дверь, кого ж там скрывает. А когда не вышло, решили хоть послушать. Ну интересно же.

Так вот, боцман и старпом притаились за стенкой каюты и затихли, приложив к переборке стакан. Слушать решили по очереди, кому больше повезет что-то услышать, должен будет пересказать остальным. Первая очередь была старпома. Он приник ухом к донышку стакана и застыл, вытаращив глаза.

Потому что приятный женский голос рассказывал:

- Жил некогда белый Змей, он был царем всех змей на нашем берегу. И был Змей великим колдуном...

Забыв обо всем, старпом слушал сказку, пока ему не напомнили, что он тут вообще-то не один. Теперь народу стало ясно, почему капитан постоянно торчит в своей каюте. Женщина.

Неясно было только одно - где он эту женщину прячет?

***

Ночь не принесла покоя и отдохновения царице, государыня Онхельма смотрела из окна на свой город. На город, упорно не желавший принять ее, упорно отказывавший ей в ее законном праве - праве властвовать. А ведь она хотела быть доброй государыней, она собиралась принести им мир и процветание. Но они сами не захотели. Глупцы.

***

Уже примерно двадцать минут Ширас слышал за стеной какие-то странные звуки, будто скребется кто-то. Ему даже казалось, что оттуда слышатся голоса. От волнения он даже вспотел. Больше всего это походило на подкоп. Ширас стал насвистывать и постарался усесться так, чтобы перекрыть собой подозрительный кусок стены. Не дай Бог, не привлек бы этот шум чье-то внимание.

Шум между тем становился все явственнее. А потом Ширас вдруг завалился назад, так и не успев ничего понять, но тут же извернулся - увидеть, с какой напастью имеет дело.

91
{"b":"543734","o":1}