ЛитМир - Электронная Библиотека

- И сколько ты так шёл?- спрашивает Дарья.

- Долго. Человеческий организм выдерживает больше месяца без еды. Архимаг - месяца два. Я со всеми модификациями, которых уже тогда было немало, жил бы шесть декад.

- То есть ты просто шёл?

- Шёл и наделся на чудо. И чудо произошло.

— Интересно, а как здесь выживают демоны?- спросил пустыню маг.- Вот я иду уже сорок дней, и ни капли воды, ни признака жизни. Даже в пустынях должны расти колючки иль ещё что. Может, тут и микробов нет?

Солнце опускалось, окрашивая небосвод багрянцем. Архимаг хотел было сплюнуть, но вовремя себя одёрнул. Воду надо беречь.

— А символично!- рассмеялся он мёртвой земле.- У нас в мире закат и здесь закат. У нас тоже есть пустоши, где не растут колючки. Интересно, я подохну от голода или сойду с ума? Впрочем, почему "или"? Сойду с ума и подохну от голода - так звучит реалистичней,- и безумно рассмеялся первым звёздам.

Когда последние отблески светила погасли, магу стало легче. В последние дни солнечный свет плохо влиял на него, а закат и рассвет - в особенности. Освещённая пустыня вызывала ассоциации с собственной душой и воспоминанием о геноцидных чарах Круга. Ночная пустыня, словно бальзам, гасило душевную боль, заставляла мечтать, что очередной рассвет осветит степь или поле, а трава вот-вот приласкает ноги.

— Ага, как же, дождёшься!- прокомментировал своё состояние Конрад.- Скорее уж сюда явится один из Всемогущей Троицы, чтобы под ручку отвести в рай.

Когда-то давно он действительно в это верил - и в Троицу богов, и в рай, и в долгожданное спасение. Это ещё до того, как встретил Элю. До того, как понял, насколько несправедлива жизнь и что боги - сладкий самообман.

— Кстати, насчёт всемогущих сил,- архимаг вдруг вспомнил, что с одной из безграничностей, а именно, стихией Тьмы, он знаком не понаслышке.

Наслаждаясь темнотой и звёздным светом, Конрад потянулся магическим даром ко Тьме. Та откликнулась практически сразу. Неожиданно: обычно нужна была часовая медитация, чтобы ощутить Её бесконечность.

Как всегда, накатывает странное чувство, не покой, не эйфория, а ощущение какой-то... правильности, верности, истинности, единственно возможной красоты и гармонии того, что есть Тьма. Или кто? Великая стихия, неясная, непонятная строчка формул бесконечной сложности. Формула-следствие из изначального базиса, формула, описывающая нечто безграничное и неопределённое. "Тьма" - словечко из лексикона древних, где описывалась эта формула и сам процесс посвящения. Полного понимания этой формулы не достиг никто, зато частичное возможно - для этого, собственно, посвящение и служит.

Медитация над формулой и её частями, ссылающимися друг на друга. То, что кажется математической кашей, постепенно открывает красоту и безграничность форм. Пси-поля, маги-поля, стандартные физические поля, странные вибрации континуума, какие-то абстракции - формула фрактальна, она строит образы за пределами сознания. Теоретически, формула Тьмы позволяет управлять всеми силами, в ней описываемыми. "Теоретически" - в данном случае, означает "по информации древних". У кого-то из магов, прошедших посвящение Тьмой и Светом действительно появлялись странные способности. Наиболее распространённая - черпать энергию у адептов Света и сливать её у адептов Тьмы. И то, и другое - без ограничений, не считая собственной магической выносливости.

Сейчас же переливы смыслов и тени значений формулы успокаивали. Вымывали безумие, прочно посилившееся в подсознании. Заменяли безумие чем-то иным. Постепенно пришло странное ощущение всемогущества. Которое затягивало в себя, и...

— Ах ты ж ...!- выматерился архимаг, вставая.- Чёрт, второй раз.

Однако, в отличие от первой потери сознания, маг чувствовал себя отлично. Физические и магические силы восстановились полностью, чувствовался моральный подъём. Словно сняли тяжесть с души.

— Спасибо, Тьма,- сказал маг многомерной формуле.- Не ожидал. Ну что, вперёд?

Обратив внимание на звёзды, чародей обнаружил, что в медитативном состоянии свернул в другую сторону. Решив, что хуже не будет, Конрад продолжил двигаться туда же.

Первые изменения он почуял через час. Стало теплей, а магический фон понизился. Архимаг предусмотрительно влил в щиты столько магии, чтобы они остались скрытыми в маги-диапазоне, и замкнул формулу особым образом, не позволяя тратить и крохи энергии. Кто знает, что впереди? Слишком уж настораживает понижение маги-полей.

— И какая же гадость меня ждёт на этот раз?- поинтересовался у ночи Конрад.

В светлое он не верил. Совсем. Интуиции доверял, а она вопила об опасности. Ещё доверял опыту: из пяти событий в последние годы лишь одно хорошее. Вряд ли что-то изменилось в демоническом мире.

Беда пришла не оттуда, откуда он не ждал: с неба. Большой отряд разумных демонов на летунах, все с боевыми жезлами, кроме одного. Этот один - самый опасный. Архидемон-душеед. Силы, как минимум, сравнимой с возможностями архимага.

"Атака!"- мысленная команда демона отдалась в голове гулом. Ещё одно подтверждение опасности - без установленной мыслесвязи умели общаться только опытнейшие демоны. Среди людей никто этому научиться не смог.

Несколько десятков молний вспороли воздух. Архимаг вскинул руку, выпуская "зеркальный купол". Молнии разлетелись в стороны. Стоило куполу пропасть, как Конрад ударил гравиволной, вложив в неё всю энергию, которую мог собрать дар за секунду. Дар архимага, даже в ослабленном маги-поле - это очень, очень много.

Из полутора сотен наездников более сотни порвало сразу, остальные попадали наземь вместе с летунами. Лишь душеед продолжал парить, невзирая на разбившиеся останки своего летуна. Архидемона окружал мерцающий щит.

"Ты заплатишь!"- крикнул душеед.

Тварь, выглядевшая мешаниной щупалец, атаковала синим разрядом не-пойми-чего. Учитывая, что во вражескую формулу входили элементы температурного контроля, Конрад счёл молнию чарами заморозки или нагрева, и поставил "сферу стабильности", щит весьма широкого спектра, особенно эффективный против температурных изменений. Сработало: чары бессильно погасли в жёлтом сиянии. Не убирая щит, Конрад ответил каскадом молний вперемешку с двумя "огненными стрелами".

Демон закрылся синим щитом-полусферой и начал играть по-крупному. Сначала чары трансформы на землю, превращающие её в магму. Затем заклятье постоянного "огненного дождя" и, напоследок, гигантская молния прямо в Конрада.

— Поиграем?- бросил сквозь шум зарождающегося огнедождя маг.- Таор-ти ор!

Вербальная заклятье вызвало сложную мыслеформулу, а она и выброс энергии создали "огнещит" и кислотную струю в архидемона. Пока тот занимался отражением кислоты, на которую синий щит был не рассчитан, Конрад оттолкнулся телекинезом от стремительно нагревающейся земли и повис чарами полёта, уворачиваясь от крупных и медленных капель горящего вещества.

"Сдохни!"- кажется, душеед впал в ярость. Он выбросил в Конрада щупальца-насосы энергии и два плазменных шара с самонаводкой.

— Ага, как же,- от архимага ударила заготовленная сферическая гравиволна, разрушив плазмошары и оттолкнув щупальца с каплями пламени ровно настолько, чтобы Конрад успел сотворить "алмазный щит". Эта защита - его личное детище, которое маг использовал в редчайших случаях. "Алмазный щит" представлял собой углерод с мощнейшими чарами устойчивости на кристаллической решётке. Ни одно физическое воздействие не способно его преодолеть. Тут помогла бы гравиволна или чары, нарушающие работу другого волшебства, но душеед не подозревал о природе защиты.

Тонкая алмазная сфера безропотно приняла на себя струю напалма, брошенные телекинезом глыбы и лавовые сгустки, "копьё льда" и "разрыв". Пока душеед пытался понять, каким образом такие разнородные чары даже не поцарапали похожий на ёлочную игрушку шар, Конрад подготовил ответ и убрал "алмазный щит"

29
{"b":"543743","o":1}