ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но он не оглянулся.

Он не появился к завтраку на следующее утро.

Кэрри провела беспокойную ночь, ранний рассвет застал ее на ногах. Она ждала его. Она ждала его до девяти часов, надеясь, что это самое позднее, когда он придет. Но когда он не появился и в девять, она решила сходить в деревню, повидать Мерайю, поскольку все равно была не в состоянии заниматься делами. Конечно, можно было отправиться в Сан-Марко и поговорить с Лео, но она не стала это делать. Сегодня ночью она твердо решила — какие бы чувства она не испытывала к Лео, бегать за ним она не будет. Если он хочет ее видеть, пусть сам сделает первый шаг к примирению.

А если он не придет? А если именно сейчас, в эту минуту, он уезжает отсюда? Думать об этом было невыносимо!

Минут через десять после того, как она начала спускаться вниз по дороге, возле нее остановилась повозка, предлагая подвезти ее до деревни. Многочисленная семья, которая занимала почти всю повозку, шумно засуетилась, освобождая ей место. Через несколько минут все вернулись к своим разговорам, и на Кэрри уже никто не обращал внимания. На рыночной площади она спрыгнула на землю, поблагодарив хозяина, и смахнула пыль с юбки. На своем обычном месте у моста играла детвора. Узнав Кэрри, они заулыбались и весело крикнули ей что-то. Она постояла минутку, наблюдая за их забавами, потом пересекла мост, ведущий к маленькому домику Мерайи.

Дверь была распахнута настежь. Внутри было темно и тихо.

— Мерайя? Это я, Кэрри Стоу. Вы дома? Можно войти?

Тощий полосатый кот, задрав хвост, с важным видом прошествовал мимо.

— Мерайя?

Тишину нарушал лишь шум воды в реке.

Она переступила порог и оказалась в тускло освещенной, скудно обставленной мебелью комнате. Никого. Стул, на котором Мерайя обычно сидела у окна, стоял посреди комнаты. Но никаких признаков присутствия самой хозяйки.

— Мерайя? Где вы?

Она пересекла комнату и толкнула перекосившуюся деревянную дверь. Та распахнулась, открыв взору крошечную спальню с каменным полом. Убогая узкая кровать с соломенным тюфяком да колченогий деревянный стул — вот и вся мебель, что находилась здесь. Если только это можно было назвать мебелью. Ветхие ставни были закрыты, пропуская лишь узкую полоску света, которая падала на сжавшуюся в комочек под тонким одеялом фигуру на постели.

— Мерайя!

Старушка не шелохнулась. Рот Мерами был приоткрыт, она с трудом дышала.

Кэрри опустилась на колени, сжав своими теплыми ладонями тонкую холодную руку.

— Мерайя, вы меня слышите?

Но ответа не последовало. И только через некоторое время морщинистые веки дрогнули и открылись.

— Мерайя, вам плохо?

Маленькие темные глазки с минуту смотрели на нее, встревоженные. Потом в них мелькнуло нечто, похожее на радостное узнавание. Мелькнуло и погасло. Кэрри догадывалась, почему. Она продолжала нежно гладить немощную старческую руку.

— Все в порядке. Это я, Кэрри. Я пришла, то есть я надеялась, что вы поговорите со мной еще раз. Но если вы нездоровы, то это не имеет значения. Поговорим в другой раз. Ну, давайте я устрою вас поудобнее. — Она поправила удобнее комковатую подушку и со всех сторон подоткнула тонкое одеяло. — Вы так замерзли. Разве у вас нет еще одного одеяла?

Мерайя по-прежнему пристально смотрела на нее. Она не произнесла ни звука. Кэрри оглядела комнату, но не увидела ничего теплого. Она быстро сбросила с плеч вязаный жакет.

— По крайней мере, позвольте предложить вам хотя бы это, Мерайя, мне очень жаль — почему я не подумала об этом раньше? Там, наверху, на вилле, столько всякого добра: одеяла, подушки, хорошая кровать, стулья и теплые шали. Почему мне не пришло в голову переправить вам кое-что, когда я была здесь в прошлый раз? — Она энергично поднялась. — Вы ели что-нибудь?

Мерайя покачала головой.

— Я сейчас что-нибудь приготовлю. Вы должны поесть. — Она взволнованно коснулась ее щеки — С вами все в порядке? Вы уверены, что вам не нужен доктор?

И вновь в ответ покачивание головы. Но на сей раз, когда Кэрри выпрямилась, хрупкие пальцы сжали ее запястье с неожиданной силой.

— Твоя прическа, — едва шевеля губами, прошептала Мерайя.

Слегка смутившись, Кэрри подняла руку, чтобы заправить прядь волос, выбившуюся из-под заколки.

— На вилле я нашла бронзовую статуэтку Беатрис. В башенной комнате, — Кэрри нерешительно помедлила. Ей показалось, что в глазах старушки мелькнула настороженность. — Я сделала так же. — Кэрри улыбнулась, робко надеясь, что доставила старушке удовольствие. — Вам нравится?

— Да, нравится. — Слова прошелестели так тихо, что Кэрри едва расслышала. Глаза Мерайи устало закрылись.

Кэрри оставила дверь в спальню распахнутой настежь, а сама вернулась в переднюю, служившую также кухней. За пожелтевшей занавеской в углу стояла старая чугунная плита, потемневшая от времени. Кэрри заметила ее еще раньше. Рядом лежала пара поленьев да щепки. На плите — кое-какая кухонная утварь. Неподалеку в корзине — немного овощей, на столе — кусок затвердевшего, как камень сыра и половина буханки черствого хлеба.

Вот и все запасы… Кэрри постояла некоторое время в раздумье, пытаясь решить, какой же кулинарный рецепт объединит эти скудные продукты в готовое, а, главное, вкусное блюдо, которое понравилось бы старой Мерайе.

— Суп, — сказала она вслух. — Я сварю немного супа. — Она огляделась вокруг. — Вода. Где-то поблизости должна быть вода.

Ей хватило нескольких минут, чтобы обнаружить на заднем дворе колодец, которым Мерайя пользовалась вместе с соседями, жившими в такой же бедной лачуге. Кэрри была счастлива оттого, что действительно могла помочь кому-то, а заодно отвлечься от мыслей о Лео, которые грозили полностью завладеть ее сердцем и сознанием. Не без труда она растопила плиту и поставила овощи тушиться. Закончив с этим, вернулась в спальню проведать Мерайю. Старушка дремала, но дыхание стало более ровным. Кэрри с нежностью коснулась ее руки.

— Мерайя, я выйду ненадолго. На несколько минут. Я не задержусь, только куплю свежего хлеба. На плите варится суп. Надеюсь, вам понравится.

— Да.

Кэрри тихонько повернулась к двери.

— Сеньора Стоу?

Кэрри остановилась у двери. Мерайя смотрела на нее тем долгим пристальным взглядом, который так смущал Кэрри.

— Grazie. Molte grazie.

Кэрри улыбнулась.

— Prego.

Дети, игравшие у моста, вновь встретили появление Кэрри шумными возгласами. Она быстро отыскала булочную по аппетитному запаху свежеиспеченного хлеба, которой заполнял всю округу, отчего во рту потекли слюнки. Затем заглянула в маленький продуктовый магазинчик за углом. Поскольку денег у нее с собой было мало, ей пришлось тщательно выбирать, прежде чем купить полдюжины яиц, немного свежеприготовленного паштета, оливковое масло и несколько помидоров. Прежде чем она покинет Мерайю, она должна быть уверена, что та не останется голодной. Завтра можно купить еще продуктов. Несмотря на более чем скромную сумму, которую ей выделил Артур, она не сможет оставить старую женщину в таком бедственном положении. Тем более, что продукты здесь очень дешевые, так что денег ей должно хватить. И она обязательно позаботится о том, чтобы Мерайя получила свою часть от продажи дома и провела свои последние дни безбедно. Пропади пропадом Артур с его скупостью! В конце концов Мерайя сохраняла верность Беатрис даже в самые трудные времена. И заслужила благодарность, как никто другой.

Побуженная в раздумья, она вышла из прохлады магазина на залитую солнцем улицу. Ослепленная на какое-то мгновение, она остановилась и зажмурилась, ожидая, когда глаза привыкнут к яркому свету. Площадь предстала перед ней, окутанная маревом полуденного зноя. Фигуры людей виделись, словно в тумане. Она подняла руку, чтобы протереть глаза, улыбнулась и извинилась, когда кто-то наткнулся на нее сзади. Когда глаза привыкли к свету, в тени навеса менее чем в десяти метрах от себя Кэрри увидела девушку, которую Лео назвал Анжеликой. Высокая, гибкая, наделенная яркой броской красотой, она стояла, глядя на Кэрри. И было в ее взгляде нечто такое, что тут же парализовало все движения и мысли. Несмотря на жару, ей вдруг стало зябко. Но это продолжалось лишь мгновение. В следующую минуту Анжелика отвернулась и томной, неторопливой походкой направилась к ближайшему киоску, провожаемая заинтересованными взглядами — открытыми или тайными — почти всех мужчин на площади.

130
{"b":"543746","o":1}