ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она повернулась и направилась к двери. Положив руку на щеколду, она остановилась и оглянулась.

— Мерайя, это правда? Анжелика снова здесь?

— Правда, — печально вздохнула Мерайя.

— И Лео видели с ней?

Старушка пожала плечами, стараясь не смотреть Кэрри в глаза.

— Мерайя, видели его с ней?

Старая дама явно колебалась. Потом издала вздох, полный сожаления. — Нет, — призналась ока. — Мой племянник работает в отеле. Он говорит, что нет.

— Возможно, Лео даже не знает, что она здесь?

Кэрри открыла дверь. Яркое солнце ослепило ее.

— В таком случае, может быть, будет лучше, если я скажу ему?

— О Боже! — воскликнул Лео. — Этого мне только не хватало. — Он провел рукой по взъерошенным волосам. — Анжелика? Здесь? Она клялась. Она обещала… — он замолчал. — Впрочем, я должен был бы знать, что так оно и будет.

— Она любит тебя, — тихо сказала Кэрри.

Он с беспомощным видом пожал плечами.

— Да.

— А ты?

Он ничего не ответил.

— Лео! А ты?

Он поднял голову и их взгляды встретились.

— Когда-то — да. С тех пор, как встретил тебя — нет. Из этого есть простой выход, любовь моя — мы должны пожениться. Когда она узнает об этом, ей придется смириться.

— Ну уж нет. Только не по этой причине. Если ты хочешь остаться со мной, оставайся потому, что любишь меня, а не потому, что мы связаны узами брака. — Кэрри сама поразилась своим словам, той силе убеждения, которая в них прозвучала. — Лео, я люблю тебя. Я хочу тебя. Хочу, чтобы ты остался со мной. Но я не готова пока снова выйти замуж. Слишком многое приходится принимать во внимание.

— А если у тебя будет ребенок?

В комнате повисло молчание.

— У меня не было детей с Артуром.

Артур конечно же считал, что по твоей вине?

— Да.

— Ну, разумеется, — невесело усмехнулся Лео.

Он подошел к ней и наклонился, чтобы поцеловать. Лео посмотрел на ее полураскрытые губы и поцеловал, едва касаясь самых чувствительных уголков ее губ. Сначала легкий и нежный, его поцелуй становился все более страстным, пока его губы не прижались жадно к ее мягким, сладким, сводящим с ума губам. Лишь несколько минут спустя он нашел в себе силы оторваться от этих невыразимо сладостных губ и пристально взглянуть ей в глаза. И увидел лишь безграничное восхищение, любовь и желание.

— Лео!

Она дрожала в его руках и прижималась к нему с такой страстью и желанием, что ему все сложнее становилось контролировать свои эмоции и чувства. Руки Лео все нетерпеливее гладили ее плечи, спину, прижимая это податливое тело все сильнее и сильнее. Он постепенно терял контроль над собой.

— Любовь моя, пойдем в постель!..

Когда они пришли в себя, время близилось к вечеру. Они заговорили о его отце.

— Как он мог это сделать? — спросила Кэрри. — Как?

— Я полагаю, без труда. Не испытывая ни малейшего угрызения совести. — Лео повернулся на живот и положил голову на руки. — Зная его, я уверен в этом.

Она протянула руку, чтобы погладить его по волосам.

Но он увернулся от ее ласки и сел, поджав колени к подбородку и обхватив их руками. Лео нахмурился и помрачнел.

— Он был азартным игроком. Наше благополучие всегда зависело от того, сколько проиграет или выиграет в карты отец. Мы были либо при деньгах, либо совсем на мели. По большей части — последнее. Я потерял счет школам, в которых учился. Устал искать предлоги для объяснений. Сколько жилья нам пришлось сменить! Мы переезжали из дома в дом по ночам, тайком от кредиторов. Эти бесконечные судебные разбирательства… Так называемые друзья, которых было множество, когда отец был при деньгах, и которые исчезали, как только в доме становилось пусто. Слезы, которые проливала мать. А отец по-прежнему оставался верен себе. Всегда одет с иголочки. Настоящий денди. Красивый был мужчина. Любимец женщин. — Он убрал волосы со лба.

— И все это на деньги Беатрис?

— Очевидно, так. — Он потянулся за портсигаром.

Кэрри перехватила его руку.

— Лео, это не твоя вина. Это никак не связано с тобой.

— Я знаю.

Она смотрела на него, пока он закуривал и задумчиво выпускал колечками дым в потолок.

— Лео?

— М-м?

— Что ты собираешься делать с Анжеликой?

— Что я собираюсь делать? А что я могу сделать? Италия — свободная страна. Не могу же я запретить Анжелике оставаться в Багни-ди-Лукка, не так ли?

— Наверное.

— Если я не буду обращать на нее внимание, она сама оставит меня в покое.

— А если ты не будешь сторониться или избегать ее? — тихо спросила она.

Он быстро взглянул на нее, неуверенно пожимая плечами.

— Что ей от тебя нужно?

Он улыбнулся, но глаза его при этом оставались совершенно серьезными. Лео соскользнул с постели, подошел к окну и застыл, глядя на долину.

— Она хочет того, чего не хочешь ты. Чтобы я женился на ней.

— Лео…

Он повернулся с выражением нетерпения.

— Что? Что Лео? Я не выйду за тебя зам уж, потому что помешалась на той истории, что произошла пятьдесят лет назад, и уверена, что теперь придется каким-то образом расплачиваться? Я не выйду за тебя замуж, потому что сумасшедшая старуха убедила меня, что я буду наказана за это? Или, к примеру: Лео, я не выйду за тебя, потому что не люблю тебя настолько, чтобы расстаться со своей драгоценной свободой? Чтобы прожить с тобой всю жизнь? Любовник это одно, а муж — совсем другое. Так что ли?

— Нет! Ты же знаешь, что нет!

— Кэрри, я не вижу ничего, что могло бы препятствовать нашему браку. Моя точка зрения такова: то, что произошло с Беатрис, Леонардом и Генри давным давно, не имеет к нам никакого отношения. Сейчас важно одно — любишь ты меня или нет. Да или нет. Все очень просто.

— Ты же знаешь, все совсем не просто.

— Беатрис не хотела, чтобы мне достался ее дом. Все дело в этом, так? А если ты выйдешь за меня замуж, я буду иметь в нем свою долю.

— Ты уже имеешь ее, — ответила она тихо.

— Неужели? — В его словах было столько горечи, что она почувствовала физическую боль, будто он ударил ее. — Неужели? — Он потянулся за одеждой и, накинув на плечи рубашку, стоял, глядя на нее.

— Выходи за меня замуж.

Она бессильно уронила голову, и распущенные волосы закрыли лицо. Когда она подняла ее, Лео в комнате не было.

Эта ссора, после которой он ушел из дома, была похожа на летний ливень: такая же яростная, внезапная и короткая. Вскоре мир был восстановлен.

В течение нескольких дней Лео оставался таким, как прежде — любящим, ласковым, заботливым и больше не пытался разговаривать с ней на тему замужества. Кэрри начала уже надеяться, что он смирился с ее отказом или, по крайней мере, дает ей возможность разобраться в самой себе. Почти все свое время они проводили дома или в саду. Ящики из-под чая давно выдворили на чердак, а дом, благодаря неустанным заботам Изабеллы и Кэрри, вновь стал самим собой — просторным, со вкусом обставленным и гостеприимным. Кэрри с удовольствием бродила по комнатам, вдыхая приятный запах полировки и свежести, любуясь старинной мебелью, шторами и коврами. Хотя обивка и ткани уже выцвели, однако время было не властно над их элегантностью и изяществом. Каждый день Кэрри находила что-нибудь, что вызывало у нее восхищение: картину, которую не замечала прежде и которая при новом освещении привлекала к себе ее внимание, крошечный серебряный наперсток или вазу из венецианского стекла.

В саду тоже наметились перемены. Теперь, глядя на него, никто не посмел бы назвать его заброшенным. Хотя сделано было не так много, как хотелось бы Кэрри. Планы по реставрации сада, намеченные ею, были немалыми. Молодые итальянцы, нанятые в качестве садовников, оказались не слишком усердными, хотя Кэрри отдавала должное их жизнерадостности. Тем не менее, под бдительным присмотром Кэрри медленно, но верно разрушенные террасы были восстановлены, а сорняки прополоты. Кэрри часами изучала планы сада, которые составляла еще Беатрис, удивляясь, как много из задуманного бабушка успела сделать.

147
{"b":"543746","o":1}