ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Опустив глаза, она осмотрела литую ручку ножа под своей ладонью, затем, пожав плечами, продолжила с безжалостной самоиронией:

— И кого он имеет в качестве… — она едва заметно улыбнулась невеселой улыбкой, — потомка? Бедный папа. Недостойная легкомысленная дочь, пускающая на ветер его тяжело заработанные деньга; якшается с бездельниками и неумехами, да еще и тратит время на то, чтобы разрабатывать какие-то смешные модели одежды, которые никто кроме нее носить не будет.

— Думаю, ты не совсем справедлива к себе, хладнокровно сказала Фиона, поглядывая на нее. В очередной раз она была заинтригована и ждала, что еще выкинет эта девушка с губительно сложным характером.

— Нет, это не так, — ответ прозвучал спокойно, как констатация факта. — Просто я знаю себя. Проверила, и не один раз. — Рейчел вытянула розу из вазы и теперь методично отрывала один лепесток за другим, укладывая их рядком на скатерть. — Никто в мире не знает меня лучше, чем я сама. — И вновь на ее губах промелькнула беспокойная едкая улыбка.

— Твой отец нежно любит тебя.

— Знаю… — Темные, бездонно-глубокие глаза Рейчел смотрели в лицо Фионы. — Но это ничего не меняет.

Фиона отклонилась назад, чтобы подошедший официант мог поставить принесенные тарелки на стол. Она подождала, пока он отойдет, прежде чем спросить у Рейчел:

— А что с твоей матерью? Когда ты ее видела последний раз?

Рейчел, поглощенная созерцанием большого блюда с копченой лососиной, искренне расхохоталась:

— Мать? О, не смеши меня! Я не видела ее уже несколько лет. Пожалуй, с того дня, как умер дядя Питер. Помнишь, какой был скандал, когда они сбежали. — Рейчел заметила осуждающий взгляд Фионы, замолчала и обезоруживающе улыбнулась в ответ.

— А Бен с ней видится?

Рейчел, уже приступившая к трапезе, равнодушно пожала плечами:

— Изредка. Отец старается, чтобы эти встречи бывали почаще, но матери это просто не нужно. Она любила только дядю Питера.

«Как спокойно она теперь говорит об этом», — подумала Фиона.

— Иногда я думаю, что если она кого-нибудь и любила, то только себя. — И Рейчел опять обратилась к тарелке.

— А ты? Разве ты не думаешь выходить замуж?

Рейчел, подняв голову, невинно взглянула на собеседницу широко раскрытыми фиалковыми глазами.

— Замуж? А почему я должна это делать? Зачем ограничивать себя одним пирожным с тарелки, если можно взять их все?

Фиона, не в силах сдержать смех, уронила ложку в тарелку с супом.

— Ты невыносима!

— Стараюсь.

Некоторое время они ели в молчании. Наконец Фиона отложила ложку и, подперев подбородок узкой ладонью, пристально посмотрела на подругу.

— Так в чем же все-таки дело? — спросила Рейчел, догадываясь, что весь этот разговор затеян неспроста.

— Хьюго Феллафилд очень страдает, и ты знаешь об этом, — сдержанно произнесла Фиона.

— Хьюго? Фиона, ты, должно быть, шутишь? — Рейчел доела остатки супа и промокнула губы салфеткой.

— А ты своим равнодушием делаешь его еще несчастнее. Он из весьма знатной семьи, которая имеет очень хорошие связи, — тут Фиона усмехнулась, — и не только с нами. Ты знаешь, деньги замешаны везде. Хотя его отца не назовешь самым милым человеком на свете, он, насколько я его знаю, рассчитывает занять со временем очень высокий пост. Он и сейчас достаточно высоко сидит на какой-то засекреченной должности в министерстве иностранных дел, но метит еще выше. Старший из сыновей.

—. Еще один страдалец, — вставила короткое замечание Рейчел.

— …собирается сделать блестящую политическую карьеру, так что бизнес на Мадейре останется за Хьюго.

— По всеобщему согласию? — спросила Рейчел с наигранным простодушием.

Фиона пропустила ее слова мимо ушей.

— Правда, Рейчел, Хьюго очень хороший молодой человек…

— Точно! Однако, Фиона, что же мне делать с этим очень хорошим молодым человеком? — Рейчел развела руками, изобразив на лице полнейшее недоумение.

Смеющаяся Фиона подняла руки:

— Ладно, ладно, сдаюсь! Может быть, ты права. Конечно, Хьюго не Дэниел. Не будем больше об этом говорить.

Рейчел взглянула на нее с легким недоверием:

— Фи, неужели это сам Хьюго Феллафилд попросил, чтобы ты попыталась меня разжалобить?

— Господи помилуй, конечно же, нет. Он всего лишь один из самых симпатичных мне молодых людей, и мне неприятно видеть, как он сидит в луже.

Рейчел аккуратно пристраивала нож и вилку по обе стороны пустой тарелки.

— А ты сама не хочешь поднять ему настроение? — спросила она с притворной наивностью.

Фиона расхохоталась так громко, что многие в зале ресторана обернулись к ним.

— Дорогая моя, это все равно, что лечь в постель со своим сыном! Какой скандал! Рейчел, на самом деле я пригласила тебя пообедать лишь для того, чтобы потом ты помогла мне выбрать наиболее подходящие и, возможно, самые дорогие платья в Лондоне. А кроме этого я приглашаю тебя приехать в Брекон на вечеринку.

Рейчел замерла.

— Извини, Фи, но это невозможно. В этот уик-энд я занята.

— Верится с трудом.

Их взгляды встретились, и впервые в глазах Рейчел промелькнула растерянность, а затем неожиданно блеснули слезы. Последовало долгое молчание.

— Рано или поздно тебе придется смириться с этим, дорогая моя. — Фиона сказала это как можно более убедительным тоном.

— С чем? — по-детски капризно спросила Рейчел.

— С тем, что Тоби женится.

Опять наступила долгая пауза.

— Ничего не могу с собой поделать, — сказала наконец Рейчел.

Они посидели в молчании и, поскольку вторые блюда были уже принесены, также молча начали есть. Изредка посматривая на Рейчел, Фиона видела, как та, склонив голову, без аппетита ковырялась в своей тарелке.

— Как он мог, — Рейчел наконец прорвало, в ее голосе слышалось отвращение. — Как же он мог?

— О чем ты?

— Как он мог жениться на деньгах?!

Фиона посмотрела на нее с неподдельным удивлением:

— Но Тоби и не мог жениться иначе. Ты же знаешь его.

Рейчел расслаблено повела плечами, по-прежнему не приступая к еде.

— Я думала, что… — Фиона помедлила, но потом решилась: —…что тебе это должно быть только приятно.

— Приятно?

— Что он женится не по любви.

— Тоби Смит не мог бы никого любить, даже если бы постарался. — Рейчел раздраженно наколола на вилку кусочек цыпленка.

— Да, боюсь, что ты права. — Фиона по-прежнему говорила спокойно.

Рейчел медленно подняла голову.

— Я люблю его, — неожиданно произнесла она; лицо ее искривилось, словно от боли. — Я всегда любила его.

— Думаю, и из этого найдется какой-то выход.

— Ты вдвое умней, чем нужно. — Рейчел откусила наконец кусочек цыпленка.

В очередной раз сделав продолжительную паузу, Фиона сказала:

— Рейчел, дорогая моя, Тоби женится на Дафни Андерскор. Это подписано и скреплено печатями. Как говорится, дело сделано. Это вот-вот случится. В конце концов, это единственный человек, которого ты не можешь завоевать. Тоби считает тебя своей сестрой.

— Ха! — С губ Рейчел сорвалась язвительная усмешка.

— Ты уверена, что не ошибаешься?

— В чем именно?

— Что это единственный мужчина, которого ты хочешь. Даже несмотря на то, что не можешь его приручить.

Глаза Рейчел блеснули сарказмом.

— Помнишь Рудольфа Валентино? Я даже не посмотрела в его сторону, когда он добивался меня.

— Рудольф Валентино умер два года назад.

— Ах да… — Рейчел ангельски улыбнулась. — Вот видишь, все сложилось к лучшему.

Положив на стол нож и вилку, она взяла цыпленка руками, ответив на гневный взгляд матроны из-за соседнего стола любезной улыбкой.

— Все нормально. Плевать мне на Тоби Смита. — Прожевав кусок, она усмехнулась: — Как-нибудь переживу. А на твою вечеринку я не поеду.

— Это не только моя просьба, но и Джеймса. Кроме того, с тобой хочет повидаться Филиппа. Это ее последний вечер перед тем, как вернуться в школу, и она просто умирает от желания увидеть тебя.

19
{"b":"543746","o":1}