ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вспомнив о свихнутых тетушках, она обнаружила, что смотрит на модный красивый чемодан из свиной кожи, который покачивался в сетке багажной полки над головой Тоби.

Дафни переодевалась в спальне для церемонии бракосочетания, когда раздался стук в дверь, предвещая появление тети Клары — всегдашней представительницы всех трех тетушек. Старушка, прямая как скипетр и худощавая, как гончая, одобрительно осмотрела ее синее бархатное пальто и соответствующую шляпку, поправила у шляпки уголок, оглядела новые мягкие кожаные перчатки и сумочку, пробормотав про себя что-то одобрительное насчет того, что ее всегдашняя забота о Дафни достойным образом проявилась в столь значительном случае. Затем она хлопнула по туалетному столику длинньм коричневым конвертом.

— Подарок для тебя.

— Но, тетя Клара, вы уже купили нам прекрасный сервиз!

— То было для вас. А это лично для тебя. Акции.

— Какие акции?

— Подумай головой, детка, — с досадой проговорила тетушка. — Акции Андерскоров, какие же еще?

Дафни потребовалось какое-то время на осмысление услышанного. Затем она спросила:

— Ты хочешь сказать — твои акции?

— Конечно, Некоторые из них принадлежали твоей матери. Теперь они только твои. А потом я — нет, все мы — подумали: а почему не весь пакет? — Глаза старушки проницательно блеснули. Нет, недаром эти старые девы наблюдали за ней и принимали участие в ее судьбе все эти двадцать пять лет.

— Но я не совсем понимаю — разве это не является нарушением? Ведь отец имеет приоритетное право покупателя при продаже акций.

— Мы не продаем их. Мы их тебе отдаем. — Старушка слегка вздернула подбородок. — Лично тебе, вот и все. Это совершенно законно и не подлежит компетенции совета директоров. Я проверила. — Она быстренько клюнула Дафни в щечку, поднявшись при этом на цыпочки. — Вот и хорошо. А теперь, думаю, этот мальчишка уже ждет тебя. Иди.

Не имея времени на раздумья, Дафни взяла конверт и положила его в чемодан. И только когда она уже сидела в купе, покачиваясь в такт движению поезда и раздумывая о перипетиях сегодняшнего дня, до нее дошло все значение подарка.

— Вот и приехали.

Поезд замедлил движение и с шипением и визгом вырывающегося пара подошел к платформе. Тоби, поднявшись, потянулся к чемоданам и легко снял их с полки. Он вежливо открыл перед ней дверь и помог спуститься с подножки. Холодная платформа была окутана паром, мелкие хлопья снега медленно плыли в туманном жидком свете. Тоби поднял руку, подзывая носильщика.

— Мы возьмем такси до Гранда. Это недалеко, но идти пешком слишком холодно, тем более с багажом.

В отеле было тепло и полным-полно света. В фойе ей бросились в глаза плавно изгибающиеся лестницы и большие подсвечники; там было очень оживленно. В отдалении оркестр играл какую-то танцевальную мелодию.

— Мистер и миссис Смит? Конечно, сэр. Пожалуйста, идите за мной.

Они пошли за приятным, щеголевато одетым молодым человеком вверх по лестнице, невнятно отвечая на его вопросы о погоде и прошедшем путешествии, и остановилисъ чуть в отдалении от широкой панельной двери, пока он церемонно открывал ее.

— Я уверен, вы получите удовольствие от пребывания у нас. Ваш багаж будет доставлен через минуту.

Он вышел с улыбкой на лице. Как ей показалось, понимающая улыбка. Хотя, возможно — учитывая сверхнапряженное состояние, в котором находилась Дафни, — ей это только показалось.

Тоби положил шляпу и перчатки на покрытый стеклом столик, на котором уже стояли огромный букет из оранжерейных цветов и ведерко со льдом и виднеющейся из него бутылкой шампанского. Просторная комната была прекрасно обставлена. Украшенные узором двойные двери, словно специально гостеприимно приоткрытые, вели в спальню. В приоткрывшемся пространстве Дафни бросилась в глаза самая огромная кровать, какую она видела когда-либо в своей жизни. Тоби удовлетворенно кивнул.

— Неплохо выглядит. Тебе нравится?

— Мне — да.

Дафни стояла, неловко сжимая в руках свою голубую кожаную сумочку. Ее ноги в удачно подобранных и пришедшихся ей впору новых сапогах дрожали. Совершенно неожиданно ей больше всего на свете захотелось сбросить с себя одежду, забиться в эту громадную мягкую кровать и заснуть. Одной.

Тоби подошел к ней сзади. Она не шелохнулась.

— Пожалуйста, разреши принять твое пальто.

Негнущимися пальцами она расстегнула пуговицы и позволила ему снять пальто с ее плеч. Темное шерстяное платье смялось на коленях. Она разгладила его ладонями, приняв на это время не особенно элегантную позу. Тоби скинул свое пальто и прошел через комнату, чтобы повесить его в гардероб. Дафни потянулась было, чтобы снять шляпку, но потом решила сначала положить мешавшую сумочку — но, конечно, та не вовремя открылась, и пудреница, помада, кошелек и различные заколки высыпались прямо на ковер.

— О дьявол!

Она все еще стояла на коленях, когда Тоби вернулся в комнату. К счастью, он не предложил свою помощь.

— Может быть, ты хочешь немного привести себя в порядок, пока я открываю шампанское?

Дафни ускользнула в спальню. Здесь тоже были цветы, прямо на туалетном столике. Их аромат наполнял комнату. Она сдернула шляпку, бросила ее на кровать, села на стульчик перед зеркалом трюмо и провела расческой по непослушным волосам. Сквозь открытую дверь донесся хлопок пробки. Через минуту появился Тоби, неся в руке высокий бокал бледно-розового шипучего вина. Один только вид его подействовал на нее удручающе. Улыбнувшись, она увидела в зеркале отражение выступающих вперед зубов, и отвернулась в сторону.

— Спасибо.

Как только он поставил перед ней бокал, раздался стук в дверь.

— А, это, должно быть, принесли багаж.

Через приоткрытую дверь Дафни слышала приглушенный звук голосов. Слегка дрожащей рукой она осторожно подняла стакан и отлила половину его содержимого в цветочную корзину. Тоби вновь появился в дверях.

— Они спрашивают, не хотим ли мы спуститься и пообедать. Как ты думаешь?

Мысль об обеде подействовала на ее желудок почти так, же, как и вид шампанского. Но перед ней маячила кровать, большая словно дом.

— Давай пообедаем внизу, — мгновение поколебавшись, поспешно сказала она.

— Прекрасно, — Тоби опять удалился в гостиную.

Стараясь превозмочь усталость и остановить заметное дрожание рук, Дафни припудрила нос, обновила помаду на губах и встала, расправляя платье. В этот момент ей пришла в голову, что, возможно, было бы лучше, если бы им не напомнили про обед. Тогда скорее был бы положен конец забавному, и в то же время раздражающему делу, связанному с брачным ложем, и она смогла бы спокойно уснуть. Быстрым движением схватив бокал, она залпом выпила игристое содержимое словно лекарство, затем быстро отскочила в сторону, когда здоровенный, мягко ступающий лакей внес их чемоданы в комнату вслед за улыбающейся горничной в аккуратной форме.

— Ну, вот и отлично, — весело похвалил ее Тоби, склонился над плечом Дафни, чтобы осмотреть свое отражение в зеркале, пригладил рукой волосы: — Пойдем разделаемся с этой бутылкой шампанского, пока распаковывают багаж. Потом закажем обед.

Вечер был прекрасен, Дафни даже сумела забыть или, по крайней мере, не вспоминать о том, что должно было стать его логическим продолжением. Они хорошо пообедали, немного потанцевали, обсудили хлынувший в последнее время из-под пера многочисленных авторов поток антивоенных книг, уродство дамской стрижки «под мальчика» и согласились, что последнее рождественское шоу Кауорда, его «Милостивый год», выглядело достаточно неплохо и вполне достойно посещения. Столики и танцевальная площадка стали пустеть. Наконец Тоби открыто взглянул на часы и слегка потянулся в кресле.

— Ну, что ж… Длинный выдался день. Я думаю, пора закругляться, — сказал он, не глядя на Дафни.

Неожиданно до нее с ослепительной ясностью дошло, что он тоже нервничает. На мгновение Дафни подумалось, что и он может быть таким же неопытным, как она. Но эта мысль быстро ушла, как только она вспомнила все намеки и сплетни, которые достигали ее слуха за те несколько месяцев, что прошли с момента их помолвки. Широко и ненатурально улыбнувшись, она поднялась.

30
{"b":"543746","o":1}